Опубликовано: Июль 29, 2011

Храм Святой Софии

Центр Константинополя не совпадал с планиметрическим понятием середины города, как это было в Афинах или Риме. Центром Константинополя считались дворец главы государства, носившего титул василевса, и храм святой Софии. Это место, по представлениям византийцев, было «пупом» всего мира. Тут был установлен позолоченный столб, подобный тому, который стоял на Римском форуме, и это была точка отсчета дорог европейской части Византии. Отсюда же открывался вид на горы азиатского материка, лежавшие за Мраморным морем.

Издалека, с подплывающих к Константинополю кораблей, святая София казалась бесформенной. Огромные выступы контрфорсов напоминали гигантские утесы, а церковь казалась естественной частью холма, ибо, в отличие от творений римского и греческого зодчества, она не имела никаких ордерных членений.

По-иному выглядела святая София внутри. Окруженный невысокой аркадой двор с колодцем посредине служил переходом от хаоса городской застройки к размеренному порядку церковного интерьера, где никак не ощущалась грандиозная, подавляющая масса здания. Во двор выходило преддверие храма - поперечная сводчатая галерея (нарфик) с девятью бронзовыми дверьми.

Одна из дверей - центральная - была грандиозного размера, и каждый понимал, что она предназначена для самого бога. В торжественные дни через эту дверь в храм проходил император. Залитое светом помещение, открывавшееся за порогом нарфика, было столь велико и столь великолепно, что, по словам византийского писателя, каждый, «кто вошел в этот храм, чувствует, что храм не есть дело людского могущества и искусства, но скорее дело самого божества, а душа, обращаясь к небу, знает, что бог здесь, близко и что это дом его, который он избрал для себя».

«Небом», к которому обращалась душа византийца, был колоссальный купол, поднятый на непостижимую высоту.

В отличие от античных греков, считавших видимый облик вещей отвечавшим их внутренней сущности, византийцы полагали, что в каждом предмете заключен некий сокровенный смысл. Купол представлялся не только перекрытием, но и небесным обиталищем бога. Поэтому церковные купола выкладывались в виде перевернутой плоской чаши, чтобы поверхность мистического «неба» могла быть воспринята зрителем при входе в церковь вся целиком. Дабы обозреть византийский купол, не нужно было стремиться к центру пространства, как это было в римских сооружениях, перекрытых куполами в виде полусферы.

Четыре колоссальных столба - устои, на которых держалась вся подкупольная конструкция святой Софии,- представлялись византийцам не только опорами, сложенными человеком, но и мистическими корнями, соединяющими небо и землю. Устои связаны подпружными арками, парящими в высоте подобно радугам. Солнечный свет, вливающийся через сорок окон барабана, «отрезает» купол от арок, так что кажется, будто он парит в воздухе и медленно возносится ввысь.

Архитекторы Анфимий из Тралл и Исидор из Милета приставили к подпружным аркам центрального купола два полукупола такой же мягкой уравновешенной формы. Полукупола подчинены поднятому над ними главному куполу, а их окна образуют как бы нисходящую световую ступень по отношению к сорокаоконному световому венку. В свою очередь каждый из полукуполов господстствует над тремя малыми полукуполами - конхами, завершающими Софию с востока и запада. Конхи также имеют ряды окон, составляющих как бы третью ступень света.

На золотом фоне средней конхи - женская фигура на троне. Лик Марии в образе царицы небесной освещают глаза, огромные и печальные. Это глаза матери, знающей о муках, на которые обречен ее сын. Скорбь Марии столь велика, а серьезность младенца столь значительна, что зритель не только сострадает, но и ощущает их трагедию как трагедию мировую, переживаемую всем человечеством.

В отличие от античного художника, целью византийского мозаичиста было создание некоего «знака», в котором бы угадывалась и затем домысливалась зрителем полнота содержания. Для этого нужно было наделить цвет определенным смыслом. Золотой в Византии означал божественность, пурпурный - царственность (голова богоматери как на иконах, так и на мозаиках покрыта пурпурным платком), а синий цвет одежды богородицы считался цветом знатности.



Раздел: Жизнь в веках



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Византийская каллиграфияГлавный неф Софии »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Автопортрет и портрет Петра Кончаловского
Композиция
Жестокая месть княгини Ольги

Богатство приносит беду



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне