Опубликовано: Июль 28, 2011

Изображение персидских царей

Персы не имели летосчисления, не писали своей истории и не различали последовательности в смене своих царей с одинаковыми именами (то есть не прибавляли к ним числительного первый, второй или третий). Мир в их глазах находился в постоянном движении, приближаясь к своему недалекому концу. Пытаться определить, когда настанет конец, казалось кощунственным, знать же о том, что было вначале, то есть вести счет прошедшим годам, персам казалось бессмысленным.

В искусстве безразличие персов ко времени отражалось в их «безразличии» к пространству. Усвоив художественные приемы и технику изображения у ассирийцев и вавилонян, заимствовав у них многие мотивы, персы полностью отказались от изображения плодоносящих деревьев, рек с парусными и гребными судами, камышовых построек, то есть всего, что характеризует место действия. Фигуры персидских рельефов даны на абстрактном, обработанном зубчатым инструментом фоне.

Роль священной столицы Персеполь выполнял без малого два века. Именно здесь, на террасе, в особых камерах с невиданной толщины стенами, хранилась казна персидских царей, здесь находились архивы, здесь стояли дворцы Дария и Ксеркса. Однако за два столетия ни каменные лестницы ападаны, ни облицовка каменного пола не приобрели, судя по остаткам, ни малейших следов износа. Это дает основание думать, что гигантское сооружение использовалось лишь в день новогоднего праздника и что дань складывалась у подножия лестницы, на площадке, с которой царь взирал на торжественную церемонию с высоты своего переносного трона.

Когда церемония подношения даров кончалась, царь царей в окружении свиты направлялся к алтарю Ахурамазды. Свету поклонялись под открытым небом, и его святилище нельзя было окружать стенами. Небольшая каменная площадка с жертвенником и священным огнем контрастировала с грандиозностью построек и тем самым подчеркивала их величину. Голубоватое пламя у алтаря было неугасимым. Оно питалось газом, поднимавшимся из-под земли, и внушало людям суеверное благоговение. Только тогда, когда хшатия умирал в самом Персеполе, жрецы Ахурамазды в знак траура гасили священный огонь.

Вряд ли, однако, огонь был погашен, когда жизнь царя Ксеркса оборвала рука убийцы.

Начав в 480 году до н. э. поход против Греции, Ксеркс заложил в Персеполе рядом со своим дворцом тронный зал, который так и не сумел закончить. Ксерксу удалось захватить самый важный город Греции Афины и сжечь афинскую цитадель. Однако после того, как персидский флот потерпел поражение при острове Саламине, а сухопутное войско было разгромлено при Платеях, персам пришлось отступить в Малую Азию. Недовольство, возникшее среди отряда «бессмертных», было искусно использовано Артаксерксом, подославшим убийцу к отцу и занявшим персидский трон в 465 году до н. э.

Артаксеркс, что значит «владеющий царством справедливости», докончил строительство грандиозного тронного зала.

Подобно всем постройкам Персеполя, тронный зал имел толстые стены из кирпича-сырца, завешанные коврами и узорчатыми тканями. Каменными были лишь колонны, стоявшие по десять в ряд десятью рядами, благодаря чему тронный зал Персеполя назывался Стоколонным.

Золотой трон хшатии как средоточие вселенной помещался в центре зала на ступенчатом основании. На верхней ступени его окружали семь главных советников, ибо и персы считали число семь исполненным таинственного значения. Ступенью ниже стояли правители провинций - сатрапы, съехавшиеся в Персеполь по случаю Нового года. Затем шли придворные, телохранители, царские опахалоносцы. Разноцветные одежды контрастировали с серым известняком колонн и потемневшим от времени деревом балок, а сверкающая позолота двухголовых быков на протомах перекликалась с золотом одежд, браслетов и перстней.

Каждая из четырех кирпичных стен тронного зала имела по две огромные, обитые медью двери, вставленные в монументальные порталы. Порталы из камня считались священными, на их поверхности были высечены рельефные композиции с изображением царя.

Персидские цари не считали себя богами и не требовали для себя обожествления. Дарий I (что значит «держащий добрую мысль»), начавший строительство Персеполя в конце VI века, подчеркивал в наскальных надписях, что он «перс, ариец, арийского происхождения», то есть считал нужным упомянуть свою принадлежность к племенам, заполонившим в XIV веке до н. э. Иранское нагорье. Свою человеческую сущность Дарий выражал словами: «я не был лжецом или злодеем», «я не делал зла ни слабому, ни сильному», «я владею собой и умею сдерживать гнев». Из этих слов явствует, что персидский царь в глазах подданных - прежде всего герой и военачальник и что источник его власти личное достоинство.

Поэтому изображения персидских царей и не получили таких колоссальных размеров, как изображения царей в Египте. Вот Дарий, прямой и неподвижный, сидит на троне под отороченным бахромой балдахином. Позади, держась за спинку трона, стоит наследник престола Ксеркс, а над ним, благословляя династию,- крылатый диск, символ Ахурамазды. Вот царь на прогулке. Слуга, защищая его от зноя, держит над повелителем зонт, одновременно обмахивая опахалом. Большинство рельефов изображает хшатию победителем.

Но не врагов поражает в битвах царь царей, хотя в своих надписях цари и писали: «Я испытанный воин. Мои руки и ноги натренированы»; «Я хороший всадник. Я хорошо стреляю из лука с лошади и спешившись». Царь побеждает либо льва, либо чудовище с полульвиным обликом. Лев в Иране не был символом царской власти, как в Вавилоне, а служил обозначением темных сил. Древний мастер изобразил Ксеркса в схватке с крылатым львом - царь величаво-спокоен, а у чудовища мускулы вздулись,"морда ощерена, когти вцепились в руку царя, но ему ничто не поможет: ни клыки, ни когти, ни даже скорпионье жало.

Горделивая осанка, завитки сложной прически, заботливо убранная борода царя запечатлены в рельефе умелой и твердой рукой. Узоры одежды переданы гравировкой и нанесенной сверх нее раскраской, а царская тиара и золотые браслеты - главные регалии власти - инкрустированы золотом и лазуритом.

Тронный зал Персеполя строила вся Азия. «Дерево, называемое кедр, привезено с гор Сирии, ассирийцы довезли его до Вавилона. Дерево, называемое яка, привезли из Гайдары. Употребленное здесь золото привезли из Мидии и Бактрии. Камни катана и сиката (лазурит и сердолик), употребляемые здесь, привезены были из Согдианы»,- повествует древняя надпись. В строительстве участвовали все народы, населявшие персидское государство, за исключением самих персов, ибо никакая сила не могла заставить персидских воинов принять участие в работах по строительству дворцов, укреплений или храмов.

 



Раздел: Жизнь в веках



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Новогоднее шествиеЗавоевание Александра Македонского »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Кацапская Венера
Нерон. Набросок костюма к опере "Победа над солнцем" М. Матюшина
Ожидания от нового Хищника 2018 - отзывы

Mercedes-Benz 600 Pullman



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне