Опубликовано: Июль 26, 2011

Дворец Навуходоносора

Центром дворца был обширный зал, облицованный бирюзовыми изразцами, ибо трон - средоточие «неба» должен был возвышаться на фоне лазури. Стены зала были расчерчены на квадраты орнаментальными полосами. В каждом квадратном поле помещалось по четыре дерева со стволами из золотистых изразцов и кронами из голубых. Число четыре означало страны света, а сами стилизованные деревья символизировали жизнь. Ниже изразцовой мозаики, покрывавшей стены ковровым узором, проходила панель с символами царской власти - золотистыми львами. Изображения львов с оскаленными мордами были рельефными и размещались на равном расстоянии одно от другого. Львы будто двигались вокруг зала навстречу движению солнца.

Кроме изразцового убора, дворец Навуходоносора был украшен коврами и драгоценными тканями, в изготовлении которых вавилоняне достигли большого мастерства, а также изображениями ящеров из бронзы, позолоченными с большим искусством.

Ничего подобного каменным рельефам с изображением царских пиров, царских охот или царских побед над врагами, украшавшим дворцы ассирийских царей, во дворце Навуходоносора не было. Вавилонский царь считался исполнителем божественной воли, лишь временно наделенным сверхъественной силой. В надписях он подчеркивает свое благочестие, но никогда не хвалится одержанными победами. Жрецы строго следили за тем, чтобы никакие средства искусства не возвеличивали личности шаррума, и запрещали изображать его даже на маленьких резных цилиндрах, служивших печатями чиновникам дворцового ведомства.

Тронный зал дворца сообщался с главным двором, где выстраивались телохранители. Во второй и третий дворы выходили казармы и арсеналы, ибо не только оружие вавилонского войска, но и осадные машины и катапульты для метания камней содержались здесь же, во дворце.

Только раз в год, в дни праздника нового лунного года, шаррум покидал дворец на платформе, восседая на золотых носилках с пологом. Лицезреть владыку можно было лишь в те минуты, когда он лежал, распростертый перед истуканом, как бы принесенный в жертву Мардуку и ожидающий, когда жрецы в отделанных лазурными изразцами залах совершат над ним ритуал «воскрешения к жизни» на новый годичный срок. В другое время шаррум не снисходил до людей, предназначением которых было лишь трудиться и умирать по его приказу. Каждый жест, каждое произносимое им слово считались священными, каждый его шаг сопровождался церемониями.

Не только сам царь, но и его бессмертный покровитель Мардук не почитались в Вавилоне «господами вечности». Судьба стояла над богами и лишь давала им знамения в образе небесных светил. Читать будущее надлежало в священной роще, подобной тем, в которых поклонялись богам предки вавилонян на их древней горной родине. Окрестности Вавилона были зеленым морем растительности. На почве Двуречья побеги давала простая палка, воткнутая в землю. Насадить рощу или огромный сад не представляло никакого труда, но шарруму нельзя было спуститься с платформы - это значило бы унизить «величие своего достоинства»,- и роща должна была подняться к нему.

Дрова, необходимые для обжига глины, в безлесное Двуречье приходилось привозить издалека, кирпич ценился дорого, но вокруг Вавилона день и ночь полыхали жерла кирпичных печей. Между наружной и внутренней стеной города, вплотную к дворцу, были возведены шесть рядов мощных устоев, сложенных из обожженного кирпича, поднимавшихся один над другим.

Наблюдение за вращением солнца и за орбитами звезд родило в Вавилоне представление об окружности и круге, которое в свою очередь способствовало изобретению колеса. Это было ярчайшим проявлением человеческого гения в процессе соперничества людей и природы, оно многократно увеличило энергетические ресурсы древнего общества и привело к появлению боевой колесницы, изменившей военное дело. Столь же великим изобретением в области строительного искусства было уподобленное половине колеса деревянное кружало, с помощью которого из кирпичей можно выкладывать арки и своды.

Система сводов, соединявших кирпичные устои при дворце Навуходоносора, была новаторской в сравнении со всем, что было ранее построено в Вавилоне. Эта система была задумана как опора для семи обширных террас, покрытых асфальтом, свойство которого не пропускать воду было хорошо известно. Поверх асфальта, как броня, был положен настил из каменных плит, а по каменным плитам уложены свинцовые листы с загнутыми кверху краями. Эти лотки и были заполнены плодородной землей Двуречья.

В водах Евфрата, протекавшего через Вавилон, и в водах сорокаметрового рва, окружавшего город, отражалась наружная стена, серо-желтая, однообразная и мрачная, с такими же однообразными и мрачными башнями. За ней высился мрачный частокол внутренней стены. Но в одном месте с наружной стены на внутреннюю семью ступенями поднимались террасы, усаженные деревьями.

Снизу были видны багровеющие плоды, усыпавшие шаровидные кроны гранатовых деревьев - древнего символа плодородия и безмятежного счастья. Над ними поднимались пальмы с золотистыми гроздьями фиников. Шуршали мясистыми листьями смоковницы, посаженные так, чтобы не закрывать южной стороны от полуденного солнца, которого так жаждет символ жизни - виноград.



Раздел: Жизнь в веках



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Семь ярусовВисячий сад »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Песня песен
Натюрморт с подсолнухами
Линия жизни Валентина Серова

Чудо под Дюнкерком



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне