Опубликовано: Июль 26, 2011

Дворец Навуходоносора

Центром дворца был обширный зал, облицованный бирюзовыми изразцами, ибо трон - средоточие «неба» должен был возвышаться на фоне лазури. Стены зала были расчерчены на квадраты орнаментальными полосами. В каждом квадратном поле помещалось по четыре дерева со стволами из золотистых изразцов и кронами из голубых. Число четыре означало страны света, а сами стилизованные деревья символизировали жизнь. Ниже изразцовой мозаики, покрывавшей стены ковровым узором, проходила панель с символами царской власти - золотистыми львами. Изображения львов с оскаленными мордами были рельефными и размещались на равном расстоянии одно от другого. Львы будто двигались вокруг зала навстречу движению солнца.

Кроме изразцового убора, дворец Навуходоносора был украшен коврами и драгоценными тканями, в изготовлении которых вавилоняне достигли большого мастерства, а также изображениями ящеров из бронзы, позолоченными с большим искусством.

Ничего подобного каменным рельефам с изображением царских пиров, царских охот или царских побед над врагами, украшавшим дворцы ассирийских царей, во дворце Навуходоносора не было. Вавилонский царь считался исполнителем божественной воли, лишь временно наделенным сверхъественной силой. В надписях он подчеркивает свое благочестие, но никогда не хвалится одержанными победами. Жрецы строго следили за тем, чтобы никакие средства искусства не возвеличивали личности шаррума, и запрещали изображать его даже на маленьких резных цилиндрах, служивших печатями чиновникам дворцового ведомства.

Тронный зал дворца сообщался с главным двором, где выстраивались телохранители. Во второй и третий дворы выходили казармы и арсеналы, ибо не только оружие вавилонского войска, но и осадные машины и катапульты для метания камней содержались здесь же, во дворце.

Только раз в год, в дни праздника нового лунного года, шаррум покидал дворец на платформе, восседая на золотых носилках с пологом. Лицезреть владыку можно было лишь в те минуты, когда он лежал, распростертый перед истуканом, как бы принесенный в жертву Мардуку и ожидающий, когда жрецы в отделанных лазурными изразцами залах совершат над ним ритуал «воскрешения к жизни» на новый годичный срок. В другое время шаррум не снисходил до людей, предназначением которых было лишь трудиться и умирать по его приказу. Каждый жест, каждое произносимое им слово считались священными, каждый его шаг сопровождался церемониями.

Не только сам царь, но и его бессмертный покровитель Мардук не почитались в Вавилоне «господами вечности». Судьба стояла над богами и лишь давала им знамения в образе небесных светил. Читать будущее надлежало в священной роще, подобной тем, в которых поклонялись богам предки вавилонян на их древней горной родине. Окрестности Вавилона были зеленым морем растительности. На почве Двуречья побеги давала простая палка, воткнутая в землю. Насадить рощу или огромный сад не представляло никакого труда, но шарруму нельзя было спуститься с платформы - это значило бы унизить «величие своего достоинства»,- и роща должна была подняться к нему.

Дрова, необходимые для обжига глины, в безлесное Двуречье приходилось привозить издалека, кирпич ценился дорого, но вокруг Вавилона день и ночь полыхали жерла кирпичных печей. Между наружной и внутренней стеной города, вплотную к дворцу, были возведены шесть рядов мощных устоев, сложенных из обожженного кирпича, поднимавшихся один над другим.

Наблюдение за вращением солнца и за орбитами звезд родило в Вавилоне представление об окружности и круге, которое в свою очередь способствовало изобретению колеса. Это было ярчайшим проявлением человеческого гения в процессе соперничества людей и природы, оно многократно увеличило энергетические ресурсы древнего общества и привело к появлению боевой колесницы, изменившей военное дело. Столь же великим изобретением в области строительного искусства было уподобленное половине колеса деревянное кружало, с помощью которого из кирпичей можно выкладывать арки и своды.

Система сводов, соединявших кирпичные устои при дворце Навуходоносора, была новаторской в сравнении со всем, что было ранее построено в Вавилоне. Эта система была задумана как опора для семи обширных террас, покрытых асфальтом, свойство которого не пропускать воду было хорошо известно. Поверх асфальта, как броня, был положен настил из каменных плит, а по каменным плитам уложены свинцовые листы с загнутыми кверху краями. Эти лотки и были заполнены плодородной землей Двуречья.

В водах Евфрата, протекавшего через Вавилон, и в водах сорокаметрового рва, окружавшего город, отражалась наружная стена, серо-желтая, однообразная и мрачная, с такими же однообразными и мрачными башнями. За ней высился мрачный частокол внутренней стены. Но в одном месте с наружной стены на внутреннюю семью ступенями поднимались террасы, усаженные деревьями.

Снизу были видны багровеющие плоды, усыпавшие шаровидные кроны гранатовых деревьев - древнего символа плодородия и безмятежного счастья. Над ними поднимались пальмы с золотистыми гроздьями фиников. Шуршали мясистыми листьями смоковницы, посаженные так, чтобы не закрывать южной стороны от полуденного солнца, которого так жаждет символ жизни - виноград.



Раздел: Жизнь в веках



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Семь ярусовВисячий сад »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Супрематическая композиция.
Композиция 10
выставка: Шедевры ХХ века из коллекции Института современного искусства Валенсии (IVAM)

Кровавое воскресенье, что и как это было?



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне