Опубликовано: Июль 26, 2011

Русская египтология

Сфинксы столь органично вошли в ансамбль города и настолько тесно связались с его обликом, что возникла легенда о том, будто из Египта происходит лишь одно изваяние, а второе выполнено русскими мастерами-гранитчиками здесь, в Петербурге, на круглом дворе Академии художеств. Возможно, поэтому русская египтология, делавшая в 70-80-х годах свои первые, сперва робкие, а вскоре и вполне уверенные шаги, обошла сфинксов своим вниманием.

Не исключено, что это могло быть и результатом падения престижа Академии художеств в глазах прогрессивных кругов русского общества, которые выступали против самой идеи государственной регламентации искусства, лежащей в основе существования Академии. Академия в это время вела борьбу с передвижниками, которые, в свою очередь, столь упорно объявляли ретроградным все, связанное с Академией, что отказывали в величии архитектурному творению А. Ф. Кокоринова и Ж. Б. Валлен-Деламота.

Так или иначе, трудно объяснить, почему не только в конце XIX, но и в первом десятилетии XX века надписи на сфинксах не были прочитаны, а сами изваяния не подверглись атрибуции.

Между тем в Петербурге должность хранителя египетского зала Эрмитажа занимал выдающийся ученый В. С. Голенищев, большую часть своей жизни проведший в Египте и составивший частную коллекцию египетских древностей, которой трудно было найти равную. Для Голенищева, свободно владевшего иероглифами, расшифровать надпись на сфинксах не представило бы труда и тем более - оценить их художественное совершенство, однако сфинксы не привлекали его внимания.

Б. А. Тураев, завоевавший славу одного из самых выдающихся историков Древнего Востока, считал делом жизни издание памятников древнеегипетского искусства, оказавшихся в коллекциях русских музеев, и прежде всего собрания Голенищева. От внимания Тураева не ушли даже случайные египетские предметы, оказавшиеся в античных могильниках на юге России, или вещи, купленные русскими путешественниками на восточных базарах, но два колоссальных сфинкса на берегу Невы в его публикации непонятным образом не вошли. Впервые ими занялся В. В. Струве, будущий советский академик.

Знакомое каждому египтологу сочетание иероглифов, обозначающее имя Аменхотеп, привлекло внимание Струве в 1913 году.

Интерес к сфинксам возник, однако же, не внезапно. Последняя треть XIX века дала колоссальный материал по истории Египта. Было раскопано и стало достоянием науки огромное количество новых надписей, папирусов, статуй, рельефов, фресок, произведений прикладного искусства. К 90-м годам XIX века ученым удалось установить имена и даты правления всех фараонов на протяжении более трех тысячелетий, выяснить, какие войны они вели и какими делами прославились. Изображения на рельефах и фресках, статуи и произведения мелкой пластики раскрыли перед наукой мир египетского ремесла, сельского хозяйства, военного дела, строительства, быта в деталях, которые не сохранились от гораздо более поздних эпох, однако представление о древнеегипетском искусстве - как застылом, неподвижном, не знающем человеческих чувств - оставалось неизменным.

Этому представлению нанесли удар находки английской экспедиции, начавшей в 1891 году раскопки в местечке Эль-Амарна. Под слоем песка была найдена покинутая столица фараона Эхнатона, имя которого ранее не было известно. В памятниках, найденных в Амарне, с исключительной силой переданы и грусть, и любовь, и безграничное горе. Короткое время религиозной реформы Эхнатона оказалось периодом, в течение которого в египетском искусстве были созданы произведения, поражающие огромной силой проникновения во внутренний мир человека.

Находки, связанные с царствованием фараона-отступника и его борьбой против жрецов бога Амона, вызвали, естественно, интерес к изучению и предшествовавшей Эхнатону эпохи царствования его отца, грозного фараона Аменхотепа III.

В России интерес к Египту в конце XIX - начале XX века усиливается под влиянием символизма, направления искусства, искавшего в художественных образах выражение сверхприродного, сверхчувственного, сверхъестественного. Эти качества чудились таящимися в искусстве Египта, и не случайно, что именно поэты-символисты обращаются к образам петербургских сфинксов, а художники истолковывают их как воплощение вечного.

Будучи, подобно Голенищеву, одновременно и историком и искусствоведом, Струве, однако, начал рассматривать историю и искусствоведение уже как две самостоятельные дисциплины. В качестве историка и филолога он уделял наибольшее внимание памятникам письменности и свою работу о сфинксах посвятил главным образом изучению надписей. Определением места петербургских сфинксов в истории древнеегипетской скульптуры занялась уже ученица В. В. Струве, профессор М. Э. Матье.

Подобно Струве, она была знатоком древнеегипетского языка, исследователем древнеегипетских мифов и выдающимся историком. Однако Матье отказалась от взгляда на живопись, скульптуру, архитектуру как на историческое свидетельство или иллюстрацию к мифу. В своей книге «Искусство Древнего Египта» она рассматривала египетское искусство с точки зрения развития стиля и выдвинула на первый план художественную ценность произведений.

Матье доказала, что петербургские сфинксы - одна из важных вех развития культуры и искусства Нового царства.

Попытки рассмотрения произведений древних египтян с художественной стороны неизменно наталкивались на трудности. Поскольку искусство Египта придерживалось строгих канонов, ученым XIX века оно казалось окостенелым, лишенным внутреннего развития. Вопрос о художественном качестве, в лучшем случае, сводился к совершенству обработки материала.

Матье показала, что не только искусство, но и сами каноны менялись со временем. Она утверждала, что мироощущение художника в разные эпохи истории Древнего Египта было различным и что, независимо от требований канона, это отражалось в образном строе и художественных достоинствах творений древних египтян. Матье отвергла традиционное представление о безличности египетских памятников и поставила вопрос о творческой индивидуальности их создателей. Осмысленная с новых позиций египетская культура предстала в ее трудах в неожиданном свете, и это открыло перед исследователями еще более широкие перспективы.



Раздел: Жизнь в веках



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



    « Вернуться
    « Императорская Академия художествГлавные исторические лица »

    Кубистическая композиция :: Суетин Николай
    Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
    Дамская сумочка
    Импровизация 6 (африканская)
    Как и где снимали фильм «Бриллиантовая рука», факты

    Кто убил генерала Сикорского?



    Картины Малевича
    Картины Шагала
    Лучшие исторические фильмы

    Топ 100 кино
    Павел Филонов
    Лучшие эротические триллеры
    Топ 100 лучших комедий 21 века
     
     
     Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне