Опубликовано: Июль 26, 2011

Императорская Академия художеств

Императорская Академия художеств была правительственным органом, регулирующим художественную жизнь страны, распределяющим среди художников государственные заказы и присуждающим звания. Вплоть до середины 90-х годов XVIII века Академия художеств своим авторитетом побуждала живописцев, архитекторов, скульпторов участвовать в создании иллюзорной картины идеального гармонического государства с всепопечительным правительством. В первые два десятилетия XIX века роль Академии художеств в культурной жизни России ослабла. Царское правительство стало усиливать ее значение в связи с особыми обстоятельствами.

Дело в том, что русское изобразительное искусство не было столь тесно связано с ненавистным Николаю I движением декабристов, как русская литература, и в идеологическом контрнаступлении под лозунгом «самодержавие, православие, народность» искусству отводилась особая роль. Царь лично оценивал произведения живописи и скульптуры - и сам утверждал архитектурные проекты, подчиняя их главной цели - превращению Петербурга в цитадель самодержавия.

Академии художеств был поручен контроль над художественной жизнью страны, несравненно более жесткий, нежели при Екатерине II. Права Академии были расширены, ее власть укреплена. Поставленный во главе Академии художеств энергичный чиновник А. Н. Оленин был крупным ученым, он обладал обширными знаниями в области истории и археологии. При его поддержке в 1826 году в Петербурге на реке Фонтанке строится мост, названный Египетским. В 1827 году в Царском Селе при одобрении Академии закладываются «Египетские ворота». На императорских гранильных мануфактурах изготовляются вазы и канделябры с фигурами древних египтян. Запрос царя рассматривал Совет Академии под председательством Оленина и по его настоянию решил, что «приобретение полезно».

          Пока писари академической канцелярии перебеляли текст заключения, Николай I уехал в Пруссию. Когда же бумага была доставлена в Берлин, государь уже находился на Украине. Пакет настиг Николая I в Подольской губернии, откуда фельдъегери повезли его с царской резолюцией в столицу, а оттуда с препроводительным письмом посланнику Российской империи графу Рибопьеру в Константинополь. Когда инструкция пересекла Черное море и посол отписал из Константинополя в Александрию мистеру Солту, сфинксы уже были проданы.

Французский король Карл X стремился к восстановлению престижа Бурбонов, сметенного Великой Французской революцией. Ему представлялось, что сфинксы, будучи установлены в Париже, прославят его династию в веках. Сделка французского правительства с Солтом была заключена на выгодных для англичанина условиях, и потому пришедшее вскоре сообщение об июльской революции 1830 года и о низложении Бурбонов было для английского консула громом среди ясного неба. Теперь он сам обратился к графу Рибопьеру и уступил ему сфинксов за сорок тысяч рублей.

Для перевозки гигантов потребовалось выпилить шесть балок палубы и восемь балок межпалубного перекрытия на паруснике «Буэна Сперанца». Грузить монолит весом в 46 тонн с причалов Александрийского порта было невозможно. Пришлось строить плавучую пристань с подъемным краном из мощных  пальмовых  стволов. Сфинкс не без труда был поднят с нильской баржи и уже повис было над кораблем, когда плавучая пристань сорвалась с якорей и каменная громада рухнула. Грохот был такой, что в первый момент показалось, что сфинкс разбился. Но судьба хранила его и на этот раз. Если не считать глубокой борозды, прорезанной лопнувшим канатом от середины шеи к макушке, скульптура осталась невредимой. Погрузка второго сфинкса прошла без происшествий.

 «Буэна Сперанца» направилась к устью Невы через Гибралтар, мимо берегов Испании, Франции и Германии. Плавание длилось год.

В 1823 году каменные гиганты благополучно прибыли в Петербург. Их выгрузили на Васильевском острове и временно установили во внутреннем круглом дворе Академии художеств.

Здание Академии художеств было построено архитектором А. Ф. Кокориновым по проекту Ж.-Б. Валлен-Деламота в 1765-1772 годах. Оно сооружено в строгом и сдержанном стиле классицизма. Здание имеет форму, близкую к квадрату, с круглым двором посредине. Его главный фасад обращен к Неве, тогда еще не имевшей гранитных набережных, а два боковых и задний - к площади и зеленым партерам.

В начале XIX века застройка Васильевского острова подошла вплотную к зданию Академии художеств, утратившему свое господство над окружающим пространством. Между тем возросшая роль Академии в системе николаевского государства требовала максимальной репрезентативности и официальности ее облика.

В 1829 году ректор архитектурного отделения академик К. А. Тон разработал проект постройки гранитной пристани перед зданием Академии художеств. Пристань для разгрузки материалов и погрузки монументальных скульптур на баржи призвана была своим обликом связать творение Ж.-Б. Валлен-Деламота и А. Ф. Кокоринова с зеркалом реки. По сторонам гранитной лестницы предполагалось установить две конные статуи, стоимость изготовления которых определялась в 500 тысяч рублей, что составило сумму, значительную даже для государственного бюджета.

 «Буэна Сперанца» со своим необыкновенным грузом прибыла в Петербург в то время, когда в казначействе полумиллиона рублей не оказалось. Поскольку судьба сооружения оказывалась под угрозой, К. А. Тон разработал новый вариант проекта, в котором место конных групп заняли египетские сфинксы. Одаренный и образованный зодчий и еще более тонкий дипломат, К. А. Тон лучше других понимал, что царь стремится любой ценой утвердить идею незыблемости самодержавия и что творения художников XIX века не могут выразить идею победы над временем полнее, нежели древние гранитные сфинксы. Он предвидел, что бескрайние просторы Невы, воды, беспрерывно текущие мимо львов с головой неизвестного фараона, сделают этот символ особенно выразительным.

В 1835 году сфинксы вознеслись над Невой на гранитных выступах набережной, напоминающих пилоны. Оба выступа окаймляют широкую гранитную лестницу, ступени которой с противоположного берега Невы кажутся спускающимися к реке прямо от парадного портика Академии художеств.

Поставленные лицом друг к другу гранитные изваяния приподняты над лентой облицованного гранитом берегового откоса и играют роль кулис, за которыми фасад кажется театральным задником. Пристань придала ансамблю собранность, торжественность и суровость, не свойственную архитектуре века Просвещения, но столь типичную для Петербурга 30-х годов XIX века.



Раздел: Жизнь в веках



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Возникновение ЕгиптологииРусская египтология »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Зеленый уличный скрипач
Животные
Владимир Васильевич Карпов (Из лагеря — в штрафбат)

Как Русь стала Украиной



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне