Опубликовано: Июль 26, 2011

Возникновение Египтологии

В 1822 году молодой француз Франсуа Шампольон прочел иероглифы, составлявшие имена нескольких фараонов. Большинство ученых академического направления не поверили в это открытие и отвергали его в течение ряда лет, но люди искусства и молодые сторонники романтизма встретили его восторженно.

Времена Великой Французской революции и наполеоновских походов были позади, никто уже не рядился в тогу античных героев и не собирался жертвовать собой во имя всеобщего блага.

Романтики требовали углубленного внимания к внутренней жизни человека и противопоставляли холодной и рассудочной, как им казалось, античности - взволнованность, эмоциональность, глубокую духовность искусства европейского средневековья. Романтики не отрицали достижений античности, но утверждали, что художественное совершенство может проявляться не в одной-единственной, а во многих формах.

В свою очередь, сторонники классицизма указывали на зависимость средневекового искусства от античности, которая представлялась им первой художественной системой в истории и уже поэтому наиболее близкой к природе. Неожиданное открытие искусства, более древнего, чем греческое, и построенного на совершенно иных принципах, давало возможность атаковать и эту позицию.

Пока в ожесточенных спорах рождалась египтология, чуткие антиквары повысили цены на случайные находки египетских древностей. Это, в свою очередь, навело некоего Атанази на мысль искать сокровища египетского искусства в земле. Идея эта, на первый взгляд простая, была в то время нова. Египетские гробницы и храмы - наземные сооружения. Требовалось немало упорства, чтобы взбираться на пилоны или залезать на перекрытия храмовых залов. Нужна была самоотверженность, чтобы, пробив входы в погребальные камеры, обследовать их с факелами, выжигавшими кислород. Рыться же в земле, не зная, что можно ожидать от раскопок, казалось делом совершенно бессмысленным.

Грек с острова Лемнос Джованни Атанази, видимо, предполагал, что загадочные «колоссы Мемнона» являются частью неизвестного святилища, остатки которого надо искать под слоем песка. Атанази решил поэтому попытать счастья у их подножия. Заступы его рабочих быстро натолкнулись на гранитного сфинкса, а затем и на второго. Однако раскопки и извлечение сфинксов из земли оказались делом более дорогим, чем рассчитывал Атанази. Перевозка же найденных гигантов требовала расходов еще более крупных. Местные ростовщики считали выкапывание «каменных идолов» делом нечестивым и денег под это давать не хотели. В результате владельцем сфинксов стал некий мистер Солт - негоциант и английский консул в Египте.

Вскоре найденных сфинксов осмотрел Шампольон, побывавший в 1829 году в Фивах. Ученый дал обеим статуям очень высокую оценку. Его поразили их сохранность и мастерство обработки камня, однако художественные достоинства Шампольона не интересовали. В его глазах памятники Египта имели прежде всего историческое значение, и отзыв Шампольона покупателей Солту не доставил. Поэтому Солт решил попытаться сбыть свой товар в Александрии.

В том же 1829 году русский литератор А. Н. Муравьев, интересовавшийся Египтом и описанными в Библии странами, совершал путешествие в Иерусалим. Поскольку в Константинополе корабля, направлявшегося в Сирию, не нашлось, Муравьев решил сделать крюк - ехать через Египет. Когда фелюга входила в Александрийский порт, Муравьеву представилась плоскодонная нильская баржа, такая же, как те, что изображались на стенах египетских гробниц, на палубе которой, окруженный фигурами в белых бурнусах, возлежал колоссальный гранитный лев с головой фараона.

Сфинкс оказался поразительной сохранности и совершенства. Выяснив, что сфинксов два, что они собственность англичанина Солта и назначены к продаже, Муравьев, знакомый с русским посланником при Блистательной Порте (как назывался турецкий двор) графом Рибопьером, отправил ему с той же фелюгой записку с подробным описанием гранитных гигантов и рекомендацией приобрести их для России. Посланник не взял на свою ответственность столь необычную покупку, а переслал письмо Муравьева в Петербург. Министерство иностранных дел передало его на рассмотрение царя, а Николай I переадресовал Академии художеств, сопроводив запросом: «Полезно ли будет сие приобретение?»



Раздел: Жизнь в веках



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



    « Вернуться
    « Первая экспедиция на Ближний ВостокИмператорская Академия художеств »

    Кубистическая композиция :: Суетин Николай
    Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
    Улица в Сергиевом Посаде
    Автопортрет
    Русский кат (Правосудие по-русски)

    Славянские поляницы: Северные амазонки



    Картины Малевича
    Картины Шагала
    Лучшие исторические фильмы

    Топ 100 кино
    Павел Филонов
    Лучшие эротические триллеры
    Топ 100 лучших комедий 21 века
     
     
     Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне