Опубликовано: Июль 19, 2011

Чатал-Гуюк

В 60-х годах сенсацией номер один в мировой архео­логии стали раскопки восточного холма Чатал-Гуюк, расположенного в Южной Анатолии, в солончаковой степи долины р. Конья. Раскопки проводились сотруд­никами школы Британского археологического института в Анкаре во главе с доктором Джеймсом Меллартом. Они длились всего три полевых сезона, с 1961 по 1963 год, но дали такую богатейшую коллекцию, равной которой по обилию и великолепию находок не знала первобытная археология. Занимая площадь в 12 га, Ча­тал-Гуюк является самым большим неолитическим по­селком Ближнего Востока. Не случайно позднее на страницах научных журналов развернется оживленная дискуссия, можно ли считать его неолитическим го­родом.

Мощность культурного слоя Чатал-Гуюка огром­на - 19 м, а местами и более. Непрерывное развитие культуры этого памятника демонстрируют 14 строи­тельных горизонтов, которые по времени укладываются в промежуток от 6250 до 5400 г. до н. э. Эти даты по­лучены методом радиоуглеродного датирования 30 об­разцов, собранных археологами с различных горизонтов.

По образному заключению Д. Мелларта, «культура Чатал-Гуюка является материализованным воплоще­нием всех достижений неолитической революции». По­нятие «неолитическая революция», впервые введенное в научный оборот Гордоном Чайлдом и принятое многи­ми археологами, в том числе и советскими, означает революционный   переход   от   присваивающего   хозяй­ства - охоты и собирательства к производящему - зем­леделию и скотоводству.

  Древнейшие металлические находки в памятниках докерамического неолита Ближнего Восток

Рис. 1. Древнейшие металлические находки в памятниках докерамического неолита Ближнего Востока.

В самом деле, жители Чатал-Гуюка знают уже 14 видов культурных растений. Среди них три вида пшеницы, несколько видов ячменей, горох, обычная и горькая вика, виноград и т. д. Здесь собрана такая гигантская коллекция зерен и семян различных культур­ных растений, равной которой нет нигде в мире. Она включает в себя даже семена декоративных комнат­ных растений, украшавших жилища.

Кроме земледелия обитатели поселка занимались скотоводством. Остеологи, изучившие костные остатки, собранные при раскопках, установили, что в составе стада был и крупный, и мелкий рогатый скот - коровы, козы, овцы. Пищевой рацион пополнялся частично за счет охоты на крупнокопытных животных - оленей, ди­ких ослов, быков, кабанов. Однако роль охотничьего промысла постепенно угасала.

  Кремневый кинжал с костяной рукоятью из VI слоя Чатал-Гуюка

Рис. 2. Кремневый кинжал с костяной рукоятью из VI слоя Чатал-Гуюка.

О высоком развитии общества, оставившего нам этот неолитический поселок, свидетельствует расцвет его домашних промыслов и ремесел. Изумительно тех­ническое совершенство изготовления изделий из камня. Наконечники копий и стрел из обсидиана и кремневые кинжалы с великолепной «струйчатой» ретушью явля­ются подлинными шедеврами искус­ства камнеобработки и оставляют дале­ко позади все близкие по времени изде­лия Ближнего Востока (рис. 2). Пора­жают техникой полировки зеркала из обсидиана - древнейшие зеркала на­шей планеты. Из полудрагоценных кам­ней - бирюзы, сердолика, халцедона, яшмы - мастерски выточены бусы. Высверленные в них отверстия тоньше, чем в современных иглах! Из камня же делались сосуды весьма разнообразных форм. При их производстве использо­вался мрамор, диорит, алебастр. Тех­ническое мастерство и изысканный вкус исполнения разнообразной деревянной посуды, заменявшей в нижних слоях поселения керамику, также не имеет себе равных в мировой археологии. Об­рывки прекрасных тканей обнаружили при специальном исследовании настоль­ко высокое качество, что вызвали изум­ление даже у современных тка­чей!

Архитектура Чатал-Гуюка очень проста и однооб­разна. Прямоугольные дома и святилища из сырцового кирпича, плотно примыкая друг к другу, взбираются террасами по склону холма. Отсутствие между ними улиц и проходов заставляет думать, что вся жизнь оби­тателей поселка протекала на их плоских крышах. При переходе с одной крыши на другую и при спуске внутрь дома через прямоугольный лаз - отверстие в потолке - использовались приставные деревянные лестницы. Кро­ме лаза в каждом доме имелось световое окошко. Оно> находилось высоко, почти у крыши и служило не толь­ко для освещения, но и для выпуска дыма от топивше­гося «по-черному» очага. Вдоль боковой стены каждого-жилища пристраивался хозяйственный отсек - храни­лище для зерна. У внутренних стен жилых помещений возвышались глинобитные платформы-диваны, иногда огражденные деревянными столбами и окрашенные в красный цвет. Они служили для сидения, сна, работы. Под платформами, в пределах дома, погребали и умер­ших родственников, после чего совершался капиталь­ный ремонт. Настенные росписи в пределах жилых по­строек, как правило, отсутствовали. Совершенно неожи­данным поэтому было открытие расписного панно в од­ном из домов с красочным изображением плана посел­ка на фоне вулкана в момент его извержения. Д. Мсл-ларт предположил, что это Гасан-Даг, расположенный рядом с Чатал-Гуюком, вулканическая деятельность ко­торого не угасла до сих пор.

Но особенно впечатляют искусство и религия Чатал-Гуюка. Вызывает восхищение огромный набор стату­эток из зеленоватого камня и глины. Это и живот­ные - бараны, быки, леопарды, и люди - идущие, стоя­щие, сидящие мужчины и женщины, иногда в сопро­вождении животных. Дошедшие до современного зри­теля статуэтки помогают распознать основных божеств, которым поклонялись обитатели поселка. Главной сре­ди них была Богиня-Мать, дающая жизнь ребенку. Чаще всего она восседает на троне, ручки которого оформлены в виде двух стоящих леопардов. Статуэтки находят в святилищах, и это подтверждает, что они яв­лялись особым объектом поклонения. Целый район Ча-тал-Гуюка, раскопанный Д. Меллартом, был назван им «жреческим» из-за огромного числа вскрытых там свя­тилищ. Видимо, группа из двух-трех домов обслужива­лась своим святилищем. Д. Мелларт именует их храма­ми, что неверно. Храм - это всегда монументальное со­оружение, резко отличное по своей архитектуре от жилья. В. Чатал-Гуюке мы имеем дело, несомненно, со святилищами: ни по планировке, ни по строительной технике они не отличаются от жилых домов. Фактиче­ски это обычный дом, выделенный для религиозных функций и потому имеющий особенно богатый интерь­ер. Интерьеры святилищ украшались тремя способами: росписью, силуэтной углубленной резьбой и рельефами, обычно монументальными, до двух и более метров в высоту, выполненными из глины на основе из связок соломы и дерева.

Для росписей характерны самые разнообразные мо­тивы. Обычно это красочные геометрические узоры, сплошь покрывающие стены. Скорее всего, они повто­ряют орнаменты ковров. Часто встречаются фигуры животных -оленей, леопардов. А в святилище V слоя чатал-гуюкские живописцы оставили нам цветную фрес­ку с изображением загонной охоты: маленькие челове­ческие фигурки преследуют крупного дикого быка. Оби­лие охотничьих сцен говорит о живучести старых идео­логических представлений в среде обитателей поселка: охота занимает всего 10% в их хозяйстве и тем не ме­нее сохраняет устойчивую популярность в религиозной символике. Наряду с этим проявляет себя и символи­ка, связанная уже с земледельческими культами, и прежде всего с культом плодородия. В изображаемых женских фигурах подчеркивается пупок, беременность. Распространены сцены, в которых показана богиня, рождающая голову быка или барана (рис. 3). Весьма показательна в этом смысле и популярность изображе­ний быка, всегда сопряженного в среде ранних земле­дельцев с культом плодородия. Рельефно проработан­ные из глины бычьи головы с огромными рогами нави­сают со стен, а под ними располагаются ряды женских грудей. Целые ряды бычьих голов помещаются друг за другом на скамьи, служившие, видимо, для отправле­ния каких-то обрядов. Иногда головы заменяются од­ними натуральными бычьими рогами, воткнутыми по краям этих скамеек.

Мы намеренно подробно остановились на описании изумительных древностей Чатал-Гуюка, чтобы показать сложный мир раннего земледельца и скотовода, впер­вые обратившегося к идее использования металла. Дело в том, что в культурном слое Чатал-Гуюка найден уже целый набор изделий из меди. Сенсационным стало их открытие уже в погребениях IX горизонта памятника, датируемого рубежом VII и VI тыс. до н. э. Это были украшения - бусы и трубчатые пронизки, прикреплен­ные к краю женской одежды в погребениях. В более поздних напластованиях, связанных с VI тыс. до н. э., появились мелкие шильца, проколки,   кусочки   медной руды. Они дошли до археологов в сильно поврежден­ном от окисления состоянии и, видимо, поэтому при­влекли к себе мало внимания. Во всяком случае, Д. Мелларт в своих публикациях материалов Чатал-Гуюка не приводит даже рисунков этих уникальных на­ходок. Он лишь перечисляет их, называя «безделушками». Между тем эти «безделушки» составляют бесцен­ную коллекцию древнейших медных изделий планеты. Д. Мелларт думает, что все эти предметы изготовлены ковкой из самородной меди, но, к сожалению, это лишь гипотеза, не проверенная с помощью специальных хи­мико-технологических исследований, хотя гипотеза и весьма вероятная.

  Реконструкция святилища VI слоя Чатал-Гуюка

Рис. 3. Реконструкция святилища VI слоя Чатал-Гуюка.

Австрийский археолог Р. Пнттионн полагает, что раскопки Чатал-Гуюка предоставили в распоряжение археологов не только данные о древнейшем применении самородной меди, но и о древней металлургической вы­плавке се. Он исследовал микроскопически кусочки медной руды,   извлеченные из домов   Чатал-Гуюка, и обнаружил в одном из них спекшиеся шлаковые скоп­ления. По заключению Р. Пнттиони, такого рода шлак мог быть получен только при преднамеренной плавке меди из окисленных рудных минералов. Вывод явно преждевременный и излишне прямолинейный. В доме, откуда получен этот «шлак», никаких других остатков медеплавильного процесса не найдено. Отсутствуют они и в других раскопанных постройках. Поэтому на­ходки руды и даже руды ошлакованной можно объяс­нить совсем по-другому, связать с частым использова­нием в древности в качестве краски рудных минералов, в том числе малахита и азурита. При постоянном при­менении в быту кусочек такой краски мог случайно по­пасть в костер или домашний очаг, где и произошло его частичное восстановление и оплавление с образова­нием спекшейся ошлакованной массы.

Как бы то ни было, находки Чатал-Гуюка сформи­ровали новое отношение к старой проблеме возникно­вения металлургии на Ближнем Востоке. Важнейший результат открытия медных изделий Чатал-Гуюка - установление замечательного для истории мировой культуры явления: начатки металлургических знаний не были диковиной даже для человека VII тыс. до н. э. А ведь до этого общепризнанным считался факт их за­рождения только в V тыс. до н. э.

 Медные изделия VII тыс. до н. э. с территории Ближнего Востока: а) подвеска из Телль Рамада; б) подвеска из Али Кош; в) шило из Телль Магзалия.

 Рис. 4. Медные изделия VII тыс. до н. э. с территории Ближнего Востока: а) подвеска из Телль Рамада; б) подвеска из Али Кош; в) шило из Телль Магзалия.

Находки в Чатал-Гуюке полностью разрушили и старые представления о зоне становления древнейшего в Старом Свете земледелия и скотоводства. Анатолия никогда не включалась в эту зону и считалась забро­шенным в эпоху неолита краем. Теперь же она стала одним из самых ярких и развитых центров неолитиче­ской культуры, который, по выражению Д. Мелларта, «сияет подобно алмазу среди одновременных тусклых земледельческих культур».

Идея об уникальной древности металлических нахо­док Чатал-Гуюка недолго занимала умы археологов. Вслед за Чатал-Гуюком на Ближнем Востоке последо­вало открытие целой серии памятников докерамического неолита, в которых также присутствовал очень ран­ний металл. К востоку от долины р. Конья, в верхнем течении Тигра, неподалеку от турецкого города Диар-бекнр американским археологом Р. Брейдвудом в со­дружестве с турецкой исследовательницей Г. Кемпбелл было раскопано еще одно замечательное раннеземле­дельческое поселение - Чайеню-тепези. Серия радио­углеродных дат, полученных для его пяти строительных горизонтов, дала временной интервал от 7500 до 6800 г. до н. э. Обломки медного шила и трех медных булавок, а также куски руды - малахита - были обнаружены уже в ранних напластованиях памятника и датированы рубежом VIII-VII тыс. до н. э. Чайеню-тепези распо­ложено в 20 км от Эргани Маден - широко известного в древности месторождения самородной меди и малахи­та, не утратившего и сегодня роль важного рудного ис­точника. Вероятно, отсюда и получали обитатели посел­ка необходимое сырье для своих металлических по­делок.

Далее: Распространение металла



Раздел: Путешествие в древность



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



    « Вернуться
    « Анастасия Скоропадская - Настя с булавойПётр Долгоруков, один из более знатных политических эмигрантов Россия »

    Кубистическая композиция :: Суетин Николай
    Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
    Плохое предчувствие
    Поэт лежащий на земле
    Советские комиксы. Смеются все!

    Анаусцы - кто же они?



    Картины Малевича
    Картины Шагала
    Лучшие исторические фильмы

    Топ 100 кино
    Павел Филонов
    Лучшие эротические триллеры
    Топ 100 лучших комедий 21 века
     
     
     Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне