Опубликовано: Июль 19, 2011

ЧЕЛОВЕК У ИСТОКОВ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ

Одной из наиболее увлекательных проблем в исто­рии первобытного общества является проблема проис­хождения и начального развития металлургии. Первы­ми металлами, известными людям, стали те, которые встречаются в природе в самородном виде - золото и медь. Но золото, несравненно более редкое, находило применение только в изготовлении украшений. Медь же с самого начала стала важным материалом для изго­товления орудий труда, а затем и оружия. Греческий эпос рассказывает о временах, когда люди «использо­вали орудия и оружие только из меди и воевали медью, поскольку черное железо не было известно». Античные авторы не только отдают дань уважения этой далекой медной эпохе, но и с предельной ясностью определяют основные этапы развития человечества по ведущим рабочим материалам древности - камню, меди и же­лезу. Великий философ древнего Рима Тит Лукреций Кар в своем сочинении «О природе вещей» писал в I в. до н. э.:

Прежде служили оружием руки могучие, когти, Зубы, каменья, обломки ветвей от деревьев и пламя, После того, как последнее стало людям известно. После того была найдена медь и порода железа. Все-таки в употребленье вошла прежде медь, чем железо. Так как была она мягче, притом изобильней гораздо. Медным орудием почва пахалась, и медь приводила Битву в смятенье, тяжкие раны везде рассевая. Скот и поля похищались при помощи меди, легко ведь


Все безоружное, голое повиновалось оружью.

Начали мало-помалу мечи из железа коваться.

Вид же оружья из меди в людях возбуждать стал презренье.

В это же время и землю возделывать стали железом,

И при войне с неизвестным исходом равнять свои силы.

Любознательный читатель, несомненно, спросит, каким образом в столь раннее время могли появиться представления о последовательной смене в истории ору­дий нз камня, меди и железа? Наиболее естественно предположить, что их донесла до античных писателей и мыслителей передаваемая из поколения в поколение память предков. Но потом эта память померкла, а идеи античных авторов были прочно забыты. Человечеству понадобилась почти тысяча лет, чтобы вновь возродить их, но уже на научной основе.

В первой половине - середине XIX в. в Европе раз­вернулись активные археологические раскопки. Они привели к накоплению в музейных собраниях огромных коллекций археологического материала. Попытки их культурно-хронологической оценки, дополненные первы­ми химическими исследованиями металла, внесли лишь одну коррективу в предложенную античными авторами схему: между веком меди и железа был введен век бронзы - время господства орудий из сплавов на мед­ной основе. Приоритет научной разработки этих про­блем принадлежит датскому археологу X. Томпсону (1836 г.) и венгерскому археологу Ф. Пульскому (1876 г.).

Сейчас уже ни у кого не возникает сомнений, что за веком камня следовали века меди-бронзы, а затем и железа. Такое развитие, в значительной степени связан­ное с успехами металлургии, проверено археологически­ми находками на территории основной части Старого Света. Исключением в пределах этого региона является, пожалуй, лишь Центральная и Южная Африка и Севе­ро-Восточная Азия, где позднему появлению железа не предшествовало знакомство с медью и бронзой.

Существует часто повторяемое мнение о том, что открытие меди явилось одним из величайших достиже­ний древности. Действительно ли это так? В чем со­стояло преимущество меди? Отчего она быстро завое­вала признание наших далеких предков и вытеснила камень, бывший до тех пор основным рабочим материа­лом в течение сотен тысяч лет? Благодаря пластично­сти меди одной ковкой из нее можно было получить очень тонкие и острые лезвия. Поэтому такие важные для древнего человека изделия, как иглы, шилья, рыбо­ловные крючки, ножи, кинжалы, наконечники стрел и копий, изготовленные из металла, оказались более со­вершенными, чем сделанные из камня и кости. Благо­даря плавкости меди оказалось возможным придать ей такую сложную форму, которая в камне была недости­жимой. Поэтому освоение плавления и литья' определи­ло появление многих новых, неизвестных ранее ору­дий- сложных топоров, мотыг, комбиниро­ванных топоров-тесел и т. д. Высокие рабочие качества этих орудий определялись не только сложностью их формы, в равной мере они зависели от твердости их лезвий. А повышать твердость металла у лезвий чело­век очень скоро научился путем его преднамеренной проковки'. Итак, высокий рабочий эффект меди стал основной причиной ее широкого и быстрого распростра­нения.

Здесь, пожалуй, уместно рассказать об интересных экспериментах ленинградских ученых. Доктор истори­ческих наук С. А. Семенов с группой молодых археоло­гов в приангарской тайге провел серию опытов по сравнительному сопоставлению производительности медных и каменных орудий. Два одинаковых по форме топора - медный и каменный - были использованы при рубке равных по толщине сосен диаметром 25 см. В роли лесоруба выступал один и тот же человек. Не­прерывно орудуя каменным топором, он свалил сосну только через 75 минут после начала работы. Каково же было изумление присутствующих, когда соседняя сосна была срублена им же с помощью медного топора всего через 25 минут! Медный топор оказался эффек­тивнее каменного в 3 раза! Чтобы сопоставить рабочие качества не только ударных, но и режущих орудий, на­чали строгать деревянный сук медным, а потом кремне­вым ножом. Производительность медного ножа пре­взошла каменный в 6-7 раз!

Английский ученый Г. Г. Коглен на опыте доказал, что литую медь с исходной твердостью 30-40 ед. по шкале Бринеля можно довести одной ковкой до твердости 110 ед. Эти цифры приобретут осо­бую значимость, если вспомнить, что твердость железа составляет всего 70-80 ед.

Но наиболее ощутимо выявились преимущества меди при сверлении. Медным сверлом березовое полено было просверлено в 22 раза быстрее, чем кремневым. Таким образом, опыты С. А. Семенова наглядно показали, что коэффициент полезного действия медных орудий на­много превосходил коэффициент полезного действия ка­менных. Но не только поэтому новый рабочий материал занял столь прочное место в быту древнего человека. Переход к использованию орудий из металла вызвал не только общий рост производительности труда, но и расширил технические возможности многих отраслей производства. К примеру, стала доступна более совер­шенная обработка дерева. Медные топоры, тесла, долота, а позднее пилы, гвозди, скобы позво­лили выполнять такие сложные работы по дереву, ко­торые ранее были просто неосуществимы. Эти работы способствовали улучшению приемов домостроитель­ства, появлению выпиленного или вырезанного из де­рева колеса, а по мнению английского археолога Гор­дона Чайлда, и первой цельнодеревянной сохи.

Древнейшие свидетельства использования колеса действительно обнаружены только там, где уже стали доступными орудия из металла. Примеров можно при­вести множество: они отмечены находками в памятни­ках медного и раннего бронзового веков Месопотамии, Кавказа, Средней Азии, северопричерноморских степей, Венгрии. Колесо предоставляло человеку большие воз­можности для передвижения и транспортировки. Оно нашло успешное применение в конструкции ворота. И наконец, от открытия колеса был один шаг к изобре­тению гончарного круга.

Таким образом, многие, вполне реальные достиже­ния древнего человека могут быть поставлены в связь с успехами металлургии. Представив себе эти достиже­ния, легче понять, почему археологи выделяют в исто­рии первобытного человека в качестве самостоятельных хозяйственно-технических этапов медный и бронзовый века. Они оценивают их не только с точки зрения ос­новного, используемого для изготовления орудий метал­ла, но и с точки зрения общего технического и социаль­ного прогресса общества. И тут сразу возникает вопрос, с какого момента мы вправе говорить о наступлении медного века? Можно ли поначалу весьма редкие на­ходки из меди связывать с наступлением века металла?

Археологические открытия, сделанные на протяже­нии двух последних десятилетий на Ближнем Востоке, позволяют заключить, что первые медные поделки в виде мелких бусин, проколочек, шильев появляются в весьма ранних поселениях так называемого «докерами-ческого неолита» (рис. 1). Обитатели этих поселений не знали керамики и пользовались лишь каменными, дере­вянными или плетеными из лозы сосудами, обмазанны­ми для водонепроницаемости битумом. Но они уже сде­лали первые шаги по пути овладения земледелием и скотоводством: выращивали злаки и пасли скот. Куль­тура их, в целом связанная с каменным веком, совершен­но неожиданно обнаружила того человека, который первым на нашей Земле держал в руках обработан­ную медь.

Далее:

Чатал-Гуюк



Раздел: Путешествие в древность



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Дети-художникиАнастасия Скоропадская - Настя с булавой »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Спортсмен. Набросок костюма к опере "Победа над солнцем" М. Матюшина
Корыто с водой
Жизнь древних Трипольцев

Ялта - жемчужина Крыма



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне