Опубликовано: Июль 19, 2011

Обилие новгородских раскопок

Обилие и разнообразие находок в новгородских раскопках поразительно. За 50 лет археологических работ в Новгороде собрано более 125 тысяч индивиду­альных находок из всех известных в средневековье ма­териалов, которые распределяются более чем по 600 категориям. В это число не входят такие массовые предметы, как обломки керамических сосудов, исчис­ляющиеся сотнями тысяч. Будучи четко привязаны к стратиграфическим уровням и усадебным комплек­сам, они стали основой типологической шкалы каждой категории, благодаря чему во многих случаях приобре­ли самостоятельные датирующие признаки. Эта типо­логия явилась основой для археологических датировок и в тех древних городах, где в силу почвенных условий плохо сохраняется дерево и применение дендрохронологического метода оказывается невозможным. Изучение каждой категории находок постоянно ставит перед ис­следователями новые, порой неожиданные проблемы. Остановимся на некоторых из них.

Много нового внесли результаты раскопок в историю средневекового русского денежного обращения. Из-за отсутствия собственных месторождений серебра древ­няя Русь вынуждена была на протяжении длительного времени использовать в обращении иноземную монету В IX - начале XI в. это был мусульманский дирхем, в громадных количествах поступавший из стран Перед­ней и Средней Азии, в XI - начале XII в. его сменил западноевропейский денарий германской, английской и скандинавской чеканки. В связи с употреблением этих монет в научной литературе давно обсуждается вопрос о скорости поступления такой монеты на Русь нз тех центров, где она чеканилась. Принимая во внимание дальность расстояний и предполагаемую медлитель­ность движения по средневековым торговым дорогам, исследователи склонны были делать значительные хро­нологические надбавки к датам младших монет древ­них кладов. Порой предлагалось делать надбавки в 50-100 лет. Очевидно, что от решения этого вопро­са прямо зависит проблема датирования кладов и об­щие представления о развитии денежного хозяйства древней Руси. Клады обычно обнаруживаются случай* но, при сельскохозяйственных или строительных рабо­тах, и прежде чем они окажутся в руках специалистов, бывают, как правило, полностью потеряны сведения о стратиграфической ситуации их открытия. В четких условиях новгородского культурного слоя возникает, напротив, реальная возможность установить разницу между датой младшей монеты любого найденного при раскопках клада и датой перекрывающей такой клад строения или конструкции.

В слое 27 яруса (972-989 гг.) Неревского раскопа были найдены два больших клада арабских монет. В одном из них было 60 целых и 811 обрезков сереб­ряных дирхемов, а также набор разновесов: младшая монета клада датирована 972 г., основная же их масса относится к 40-60-м годам X в. Второй клад состоял из 131 целого и 604 обрезков дирхемов с младшей мо­нетой 975 г., по хронологическому составу оба клада чрезвычайно близки. Между тем существование 27 яру­са прекратилось в 989 г., когда он был перекрыт мощ­ной пожарной прослойкой, а места находок обоих кла­дов, кроме того, и строениями 989-990 гг., наглухо за­крывшими доступ к ним. Таким образом, максимальный промежуток времени от момента чеканки младших мо­нет этих комплексов, происходящих из Средней Азии, до их зарытия в землю равен в одном случае 17, а в другом - 14 годам.

Та же закономерность свойственна и движению се­ребра из Западной Европы. В 22 ярусе (1076-1096 гг.) Неревского раскопа найдены два кошелька с серебря­ными денариями. В одном было 6 монет, младшие че­канены в 60-х годах XI в., в другом - три монеты, из которых один денарий 1038-1057 гг. Поздним рубежом находок серебряных монет является именно 22 ярус Неревского раскопа, т. е. конец XI в., что совпадает и с показаниями младших монет самых поздних кладов западноевропейского серебра на Руси.

Собственная монетная чеканка в Новгороде нача­лась лишь в 1420 г., а в десятилетие, предшествовавшее ее началу, с 1410 по 1420 г. в Новгороде были приняты в обращение, по свидетельству летописи, «лопци и гроши литовские и артуги немецкие». Долгое время это сообщение не находило материального подтвержде­ния в находках иноземных монет этого периода. Летом 1979 г. при раскопках на Славенском конце   был най­ден, наконец, первый такой клад. Он состоял из 28 серебряных артнгов ревельской и дерптской чеканки (современные Таллин и Тарту). По составу монет и по стратиграфическому залеганию в слое клад датиру­ется десятыми годами XV в.

Вернемся, однако, к кладам арабских монет, найден­ным на Неревском раскопе. Эти клады обнаружены на разных усадьбах, на значительном удалении один от другого и принадлежали, следовательно, разным вла­дельцам. Условия их залегания в земле таковы, что в обоих случаях можно утверждать, что они были спря­таны в землю не на долгий срок, а составляли казну, находившуюся, так сказать, под рукой. В городе, за­стройка которого главным образом была деревянной, земля часто оказывалась наиболее падежным местом хранения ценностей. Их укрывали в доступных для пос­тоянного проникновения местах - под полом, под крыльцом и т. п. Однако оба владельца этих денег испытали одинаковую судьбу: после пожара их усадеб они почему-то не смогли извлечь своих сокровищ. Зна­чит, пожар сопровождался и физическим уничтожением этих людей, знавших, где спрятаны деньги.

Год пожара, 989, уничтожившего усадьбы, является весьма красноречивой датой. Это год принятия на Руси христианства и, в частности, крещения Новгорода. Одного только сопоставления этих дат достаточно, что­бы догадаться о далеко не мирной христианизации Новгорода, сопровождавшейся уничтожением людей и их домов. Невольно вспоминается фриза летописца о том, что в этом городе присланные из Киева князем Владимиром «Путята крестил мечем, а Добрыня ог­нем». Однако эта фраза имеется только в очень позд­ней летописи - Иоакимовской, о которой иные иссле­дователи думают, что она вообще   фальсифицирована.

Дело в том, что Иоакимовская летопись в списке XVIII в. была использована только первым русским историографом В. Н. Татищевым, после чего следы ее навсегда затерялись. Татищев цитировал ее в своем знаменитом труде «История Российская», и эти цитаты демонстрируют решительное противоречие сведений Иоакимовской летописи со сведениями, присущими всей русской летописной традиции более раннего времени.

За 10 лет работ на Троицком раскопе была откры­та часть древнего Новгорода с перекрестком мощеных средневековых улиц - Большой пробойной, ведущей из кремля в среднерусские земли (она иначе называлась «Русским путем»), и Черниныной, названной так по имени расположенного по соседству Варварина девичь­его монастыря (черницами в старину назывались мона­хини), - и с четырьмя огороженными частоколами усадьбами, расположенными по сторонам древнего пе­рекрестка.

На территории этих усадеб было обнаружено не­сколько тысяч средневековых предметов, десятки уце­левших на один-два венца разновременных построек X-XV вв., 72 берестяные грамоты, характеризующие высокий социальный уровень владельцев этих усадеб. Грамоты, найденные на разных усадьбах, в ряде случая ев оказывались взаимосвязаны, в них упоминаются одни и те же местности, с населения которых исчислял­ся доход. Анализ таких документов позволил установить, что все усадьбы, примыкавшие к перекрестку Большой пробойной и Черницыной улиц, принадлежали» одной боярской семье, разные поколения которой па протяжении веков контролировали сбор налогов в поль­зу государства с крестьян, живших в верховьях реки Шелони.



Раздел: Путешествие в древность



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Почему сын Богдана Хмельницкого не хотел дружить с Россией? Гетман на распутьеАрмия князя Тараруя (Хованщина) »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Пейзаж с сухими деревьями и высокими домами (Пейзаж с лаврой)
Между темнотой и светом
Боевые слоны

Святой Илья



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне