Опубликовано: Июль 19, 2011

Политическое устройство

Одним из существенных вопросов истории Новгоро­да всегда было выявление степени демократизма нов­городского политического устройства. Во времена Ра­дищева и декабристов историки и публицисты видели в Новгородской республике оплот народовластия, анти­тезу монархии. На последующие поколения историков-большое влияние оказало красочное изображение нов­городского веча Н. М. Карамзиным в его повести «Марфа Посадница». Повесть начинается с рассказа о звоне вечевого колокола, на который собирается 10 тыс. жителей Новгорода для обсуждения важней­ших политических дел. Неоднократно высказывалась мысль о том, что в вечевом собрании участвовало все свободное взрослое население города - от бояр до простых ремесленников и мелких торговцев.

Эта проблема встала и перед археологией, которая в процессе раскопок способна установить размеры вече­вой площади и, следовательно, составить представле­ние о ее емкости. Поскольку многочисленные показа­ния летописей и актов определяли местонахождение главной вечевой площади XIII-XV вв. на Ярославовом дворище, около церкви Николы, этот район ока­зался в центре пристального внимания археологов еще в 1937 г. Раскопки велись здесь на протяжении не­скольких лет, в последний раз - в 1948 г. Было зало­жено 13 больших и малых раскопов, густой сеткой по­крывших почти всю возможную территорию местона­хождения этой площади. Однако везде, во всех слоях, в том числе и в напластованиях XIII-XV вв., здесь были обнаружены лишь остатки обычной жилой и хо­зяйственной застроек. Ни настилов мощеной площади, ни просто пустых пространств, которые могли быть использованы для размещения народного собрания, в исследованных раскопах не было.

Однако эти работы имеют и несомненный положи­тельный результат. Поскольку существование вечевой площади около церкви Николы несомненно, значит она находилась на той территории, которая еще остается неисследованной. Неисследованным между тем оказы­вается лишь один участок, занятый в настоящее время поздним западным притвором к церкви Николы и стоя­щим напротив него двухэтажным зданием, построенным во второй половине XIX в. Величина этого простанства составляет примерно 1200-1500 м2, т. е. не превышает объема боярской усадьбы Великой улицы. Сколько че­ловек может разместиться на ней?

Из показаний письменных источников, в том числе летописей, известно, что на вечевой площади стояла «степень» - трибуна для посадников и других руко­водителей республики, занимавших магистратские по­сты. Площадь также была оборудована скамьями. В одном летописном сообщении XIV в. рассказывается, что, провоцируя конфликт, жители одного из концов в доспехах, замаскированных верхней одеждой, подсе­ли к своим безоружным противникам. Значит, участ­ники веча сидели, а не стояли.

Принимая во внимание эти обстоятельства, можно утверждать, что состав вечевого собрания был сравни­тельно невелик - максимально 400-500 человек. Эта цифра близка к показанию немецкого источника 1335 г., называющего главный орган новгородской власти «300 золотыми поясами». Возможно предположить, что та­кое наименование было традиционным и восходило к той поре, когда в Новгороде до последней четверти XII в. было только три конца. В эту раннюю эпоху каждый конец посылал на вече сотню своих предста­вителей. С расширением числа концов сначала до че­тырех, а с последней четверти XIII в. до пяти пропор­ционально увеличивалось и число участников веча.

Однако приведенные цифры сопоставимы с другим рядом явлений. Громадные усадьбы, открытые на Не­ревском конце, существовали не только в нем. Точно такие же дворы были обнаружены в процессе раскопок во всех районах Новгорода, располагавших наиболее значительным культурным слоем. Сравнение этих дан­ных с объемом таких территорий дает цифру, пример­но равную 400-500. Если приведенное сопоставление справедливо, то мы получаем право говорить об узко­сословном характере городского веча. Его участниками, представителями концов были наиболее богатые дворовладельцы, прежде всего бояре. Даже если это мнение требует какой-либо корректировки, представление о мно­голюдности городского веча, об участии в нем всего свободного населения оказывается несостоятельным.

В то же время несомненным представляется нали­чие в Новгороде более высокой творческой инициати­вы народных масс, которая находит косвенное отраже­ние, например, в широком развитии грамотности в сре­де ремесленников и торговцев. В прежние времена существовало устойчивое мнение, что в древней Руси грамотными были лишь князья и попы, да и то не все. Открытие нового массового источника - берестяных грамот - показало, что это представление ошибочно. Авторами многих грамот были ремесленники, холопы, крестьяне и, что особенно показательно, женщины.

По-видимому, преимущества республиканского строя и его внешний демократизм покоились на иных осно­вах. Одной из них могла быть гласность народного собрания. Хотя его участниками были богатейшие нов­городцы, но работа веча шла под открытым небом, и не имеющие официального права голоса на нем все же располагали видимостью деятельного участия, криками порицания и похвалы реагируя на ход дебатов. Другая основа может быть связана с многоступенчатостью вечевого собрания. Кроме общегородского веча, харак­теристика которого уже изложена, в Новгороде суще­ствовали кончанские и уличные вечевые собрания. Если общегородское представительное вече было по сущест­ву искусственным образованием, возникшим в резуль­тате создания межкончанской политической конфедера­ции, то низшие ступени веча генетически восходят к древним народным собраниям, и их участниками мог­ло быть все свободное население концов и улиц. Имен­но они были важнейшим средством организации внутри­политической борьбы боярства за власть, так как на них проще было разжигать и направлять в нужное боя­рам русло политические страсти их представителей из всех сословий конца или улицы.

Той же цели служило и массовое строительство боярами церквей на границах своих гнезд. Выше уже рассказывалось о том, что гнездо боярских усадеб по­томков Варфоломея было окружено церквами, количе­ство которых явно превышало потребности населения самого этого гнезда. На одной из раскопанных усадеб этого комплекса был обнаружен и значительный участок, выделенный для размещения на нем клириков ближайшей к нему церкви. По-видимому, избыточное с точки зрения внутренней потребности церковное строительство было рассчитано на то, что прихожана­ми таких церквей становились и жители соседних тер­риторий, влиять на которых входило в обязанности на­ходившихся на жаловании у бояр клириков. Наблюде­ния над топографией новгородских средневековых церквей обнаруживают ряд подобных комплексов в раз­ных районах. Эти комплексы представляются как бы индикаторами местонахождения боярских гнезд, подоб­ных исследованному на Неревском конце.

Что касается уличных вечевых собраний, то дваж­ды во время раскопок (на Неревском конце и в Люди-ном конце) были обнаружены выгороженные для них участки на перекрестках улиц. В обоих случаях эти участки находились на боярской земле.



Раздел: Путешествие в древность



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Царевна Софья: Трон на времяОдно из самых загадочных преступлений в российской истории »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Животные
Натюрморт с лампой и селедкой
Широкая двухстворчатая дверь, разделенная на четыре части

Сабля для храбрых



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне