Опубликовано: Июль 18, 2011

Смоленск и его укрепления

Примечательно, что из пяти перечисленных визан­тийским историком Константином Багрянородным рус­ских городов крепостями в атом контексте названы лишь Киев и Смоленск. В связи с этим следует обра­титься к терминологии русских летописей. До похода Олега на Царьград «Повесть временных лет» называет городами только Новгород, Киев и Смоленск, а Бело-озеро, Псков, Полоцк, Изборск, Ростов, Муром, Любеч, Чернигов упомянуты только но названию, без добавле­ния слова «город». Лишь в договоре Олега с греками в 907 г. городами названы Чернигов, Переяславль, По­лоцк, Ростов, Любеч.

  Смоленск в 1609-1611 гг. Литография П. Петрова

Смоленск в 1609-1611 гг. Литография П. Петрова из «Памятной книжки Смоленской губернии за 1864-1865 гг.»

Таким образом, Смоленск поставлен летописцем в один ряд с Новгородом и Киевом. Если в летописи есть воспоминания о том, что Киев был «градок мал», то к Смоленску этот уменьшительный термин никогда не применялся. Несомненно, что Новгород и Киев были городами большего значения, чем Смоленск, а поэтому то почетное место, которое занимал Смоленск, нуждает­ся в объяснении. Видимо, летописец сравнивал размеры укрепленных частей этих городов, которые в те време­на и давали право поселению называться городом. Зна­чит, с первых страниц летописи Смоленск выступает как крупный город. Вряд ли правильно предположить, что Киев был меньше Смоленска по площади и насе­ленности. Вспомним летописное сообщение о походе Аскольда и Дира, где сказано, что Смоленск был «град велик и мног людьми».

Следует обратить внимание и на то, что в сочинении Константина Багрянородного укрепленность Смоленска выражена греческим термином, обозначающим высшую степень неприступности. Эта характеристика великолеп­но сочетается со словами летописи, характеризующими Смоленск начала XVI в., когда он был воссоединен с Россией: «Град же имел твердость, стремнинами гор и холмов высоких затворен и стенами великими укреп­лен» (1513 г.). Летописец здесь обращает внимание на естественную укрепленность Смоленска, которая, конеч­но, в X в. имела еще большее значение.

Но в «Повести временных лет» говорится о «граде», т. е. о городе, имевшем укрепления. Значит, их и надо сравнивать с киевскими. Сравнение возможно только год он вместе со смоленским архитектором-археологом И. М. Хозеровым предпринял раскопки на противопо­ложном конце площадки, с севера, и открыл слой древ­него городища с лепной керамикой и другими вещами. Но эти черепки относились к гораздо более раннему пе­риоду, к археологической культуре железного века, ко­торую теперь называют тушемлинской. Такие поселе­ния имеются и в других местах Смоленска и к его исто­рии непосредственного отношения не имеют.

В 1939 г. во время случайных земляных работ на Соборной горе были обнаружены остатки каменных стен, сложенных из домонгольского кирпича. Их по­спешно объявили остатками собора Владимира Моно­маха. Некоторое время спустя, Н. Н. Воронин раскопал эти остатки и выяснил, что они принадлежат небольшой церкви середины XII в., и ни но времени се возведения, ни по своим размерам она не могла быть этим собором. По мнению Воронина, Мономахов собор стоял на месте современного собора, большая глубина котлована ко­торого уничтожила все надежды на то, что под ним со­хранились остатки постройки 1101 г. А. Н. Лявданский в шурфе, заложенном на музейном дворике, открыл древнерусский слой, но датируемый временем не рань­ше XI в. Черепки, аналогичные найденным здесь, были обнаружены И в раскопках упомянутой церкви.

Таким образом, в XI-XII вв. на Соборной горе уже существовало поселение, отмеченное даже каменной церковью. В те времена каменные (кирпичные) построй­ки были большой редкостью. В 1964 г. на самом краю Соборной горы в се северо-восточной части были обна­ружены и частично раскопаны остатки постройки, отне­сенной исследователями к 1240-м годам, которую они назвали княжеским или епископским «теремом». Сум­мируя полученные данные, исследователи настаивают на том, что Соборная гора и была смоленским детинцем, который отделялся от города «несомненно искусствен­ным рвом». Этот аргумент они выдвигают как главный.

Однако здесь далеко не все ясно. На плане XVII в., который был ими опубликован, показана Соборная гора, действительно отделенная от окружающей местности, но не «искусственным рвом», а естественным оврагом. В естественном происхождении убеждает его форма: овраг отрезает не только Соборную гору, но, круто сво­рачивая к югу, окаймляет и противолежащее ей взгорье.

Если принять его за искусственный, то непонятно, за­чем было выкапывать это продолжение рва вдоль взгорья, не имеющее фортификационного значения, тем самым напрааю перерывать огромное количество земли.

Трактовка найденного здания как «терема» также не бесспорна.

Но все же: на Соборной горе в XII в. уже стоял Мономахов собор, князем Ростиславом была построена малая церковь-капелла, рядом с собором была воздвиг­нута оборонительная башня (принятая за терем), на площадке Роры есть культурный слой конца XI в. и бо­лее поздний. Сама Соборная гора была отрезана пусть не рвом, пусть оврагом, самой природой усиливающим оборону. Так почему бы Соборной горе не быть де­тинцем?

Дело в том, что нет никаких оснований считать ее ни местом пребывания смоленского князя, ни местом сосредоточения правительственных учреждений. В пись­менных источниках, преданиях и легендах Соборная гора ни разу не названа ни детинцем, ни кремлем. В «Уставной грамоте» Ростислава сказано, что князь дарит «Святой богородице», т. е. причту и епископу со­бора «на горе», огород с капустником и с женою, и с детьми, а затем (некоторые считают, что одновременно) и весь «холм» был передан епископу (заметим, что «капустник» - огородник, ухаживающий за капустой.- Д. А.). Таким образом, па «горе» был капустный огород, которому, скорее всего, не нашлось бы там места, если бы Соборная гора была правительственной резиденцией. И уж совсем неправдоподобно выглядела бы эта запись о передаче «горы» епископу, если бы на ней был кня­жеский дворец и иные княжеские службы. Речь идет, конечно, только о территории, на которой размещены некоторые культовые сооружения. Этот дар Ростислава совпадает по времени с капитальной застройкой им Со­борной горы («капелла», башня), а все вместе было важной частью подготовки организации самостоятель­ной епископской кафедры в Смоленске, чего хотел и до­бивался Ростислав, чтобы показать величие и самостоя­тельность своего княжества и его столицы. Значит, по­селение на Соборной горе еще до середины XII в. ста­новится резиденцией епископа, но не князя, и нет никаких намеков на то, что на ней когда-либо разме­щался княжеский дворец. Это был всего лишь епископ­ский двор, т. е. религиозный центр города.

XII век и особенно период правления Ростислава (1125-1159) были временем расцвета Смоленска: в го­роде возведено много кирпичных зданий. По интенсив­ности строительства Смоленск занимал в это время пер­вое место среди русских городов, обгоняя даже Киев, Новгород и Владимир. Судя по расположению построек, территория города весьма расширилась.

Однажды, во время строительства водопроводной будки у Днепра, вне крепостных укреплений  нашли кир­пичную кладку древнерусского времени. Строительство прекратили, а раскопанное археологами сооружение оказалось ротондой - круглой в плане церковью второй половины XII в. Такая форма здания была необычна для Руси. Ее исследователи указали на скандинавскую аналогию смоленской ротонды. Развивая эту мысль, историки смоленской архитектуры стали трактовать ее как латинскую церковь, т. е. храм иностранных купцов, посещавших Смоленск. «Латинские» церкви известны в древнем Новгороде, Киеве и некоторых других горо­дах. До недавнего времени к развалинам смоленской ротонды примыкало лютеранское кладбище, что под­крепляет гипотезу о ее «латинском» характере. Торго­вые связи Смоленска с «готским берегом», т. е. с запад­ными странами, хорошо документированы дошедшим до нас торговым договором 1229 г. Существование в Смоленске «немецкой божницы» говорит о том, что тор­говые связи с Западной Европой, восходящие еще к X в., были широкими и прочными в XII в.

Основные торговые кварталы Смоленска издревле были защищены городской крепостной стеной. Как уже говорилось, Смоленск еще в X в. имел укрепления, ох­ватывавшие весь город (включая Соборную гору). «Лета 6642 (1134 г.) Ростислав Мстиславич устрой град вели­кий Смоленск и церковь создал святого Спаса верху Смядыни, и град Мстиславль на Вехре он же создал»,- написано в одном из письменных источников. «...Град великий» - крепостные стены, окружавшие весь город, «устроил» - отремонтировал, украсил. Таким образом, Ростислав возобновил существовавшие вокруг Смолен­ска стены, реставрировал их. Некоторые историки тер­мин «устроил» трактуют как «построил». Действительно, в этом смысле он иногда употреблялся, но в данном до­кументе дважды употреблено слово «создал» в смысле «построил» применительно к постройкам Ростислава. Если бы «град великий» строился заново, надо было бы ожидать употребления того же глагола «создал», но летописец предпочел иное слово, чтобы отличить строи­тельство от возобновления или реставрации. Вряд ли летописец употребил термин «устроил», чтобы избежать повторения: это слово написано первым. Где проходили стены, отремонтированные Ростиславом, мы можем лишь догадываться, предполагать в результате изуче­ния письменных документов, не только текстов, но и довольно поздних рисунков с видами Смоленска (XVII- XVIII вв.). Ни стен, ни валов этой крепости до нас не дошло.

Интересно отметить создание Ростиславом церкви «на верх Смядыни». Признано, что в XII в. Смядынь, западная окраина Смоленска, была княжеской резиден­цией. Как новгородские князья стремились жить по­дальше от строптивого веча, так и смоленские правите­ли предпочитали обосноваться вне городских стен. Князь строил эту церковь для себя, поближе к дворцу, а в конце XII в. построил на Смядыни одно из чудес русской архитектуры, стоящую ныне церковь Чуда Ми­хаила архангела, чаще известную под именем Свирской.

За рамками настоящего очерка остались многие ин­тереснейшие и важные проблемы смоленской истории. Рассмотренные в очерке моменты истории города отно­сятся главным образом к роли Смоленска как ключа на водных путях с севера на юг. В последующее время, особенно в связи с монголо-татарским нашествием, зна­чение днепровского пути падает, но ключевое значение Смоленск не потерял: он стал замком на так называе­мых днепровских воротах - в междуречье Двины и Днепра, куда много раз устремлялись враги Руси и Рос­сии. Так было, например, в 1611, в 1812 гг., а на нашей памяти - в 1941 г. И каждый раз мощь врага была подорвана у стен Смоленска. В Смоленске продолжа­ются археологические раскопки, и последующие пуб­ликации их результатов познакомят нас с новыми ре­шенными проблемами истории города.

Смоленск и его укрепления
Первые сведения о Смоленске
Древний Смоленск

 



Раздел: Путешествие в древность


От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться

« Жизнь в Московии глазами венецианского купца 15 векаКак Русь стала Украиной »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Девушка (Фигура на белом фоне)
Чашки "Супрематизм"
«Отечество нам Царское Село»

Что вам снилось?



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне