Опубликовано: Июль 15, 2011

Балхашская экспедиция

Научная деятельность известного советского уче­ного Льва Семеновича Берга началась в Казахста­не, в заштатном городке Казалинске, где он три года занимал очень скромную должность смотрителя рыбных промыслов на Сырдарье.

Молодой смотритель рыбных промыслов обладал феноменальной работоспособностью, неуемным интере­сом к природе. Круг научных интересов был поразительно широк, его хватило бы на добрый десяток уже подготов­ленных исследователей.

Объектами изучения смотрителя были Аральское море и Сырдарья с их фауной и флорой. Изучал геоло­гию, гидрогеологию, климат.

В результате комплексных исследований, выполнен­ных самостоятельно, Л. С. Берг установил, что в четвер­тичный период уровень Аральского моря никогда не под­нимался выше 4 метров над существующей поверхностью.

Этим опровергалось бытовавшее мнение, что Аральское море соединялось с Балхашом и представляло единый водоем. Л. С. Берг установил также ошибочность убежде­ния о постепенном усыхании Арала. Как и на многих водоемах, на нем наблюдаются лишь периодические ко­лебания уровня воды. Свои выводы ученый хотел про­верить наблюдениями на других водоемах Азии.

Осенью 1902 года, приехав из Казалинска в Ташкент, Берг в Туркестанском отделе Географического общества делится своими выводами и изъявляет желание исследо­вать водный бассейн Балхаша. Предложение Берга при­нимается самым благожелательным образом. Изъявили готовность ходатайствовать перед департаментом земле­делия об освобождении его от служебных обязанностей, выделить средства, снабдить имеющимися картами озе­ра. Тут же выясняется, что карты Балхаша устарели, содержат много неточностей. Ведь последние' съемки производились в середине прошлого века. Для составле­ния новой карты отдел, совместно с Туркестанским воен­ным округом, снаряжает в 1903 году две партии военных топографов: капитан А. И. Картыков займется съемкой северного и западного побережий, а штабс-капитан Л. Е. Иванов - южного.

Заручившись такой поддержкой, Берг едет в Петер­бург, где его предложение также принимается с интере­сом. Ему дается два помощника - норвежский зоолог кандидат философии Павел Бьеркан и студент Москов­ского университета Оттон Лямбек. Берг закупает экспе­диционное снаряжение, научные приборы и оборудова­ние, морскую парусную лодку весом в 500 килограммов, длиной 4.5 метра. Ей дается название «Или». В начале апреля 1903 года лодка погружается на железнодорож­ную платформу и отправляется в Ташкент через Баку. Сам Берг со своими помощниками Бьерканом и Лямбе-ком едут по железной дороге на Оренбург, оттуда в Казалинск. Железная дорога Оренбург -Ташкент в то время находилась в стадии строительства. Географиче­ское общество добилось специального разрешения для проезда по ней группе Берга.

В Казалннске Берг делает на несколько дней оста­новку, чтобы забрать там некоторые приборы и научные пособия, оставленные осенью в квартире. А Лямбека направляет в Ташкент для получения лодки и организа­ции ее перевозки в Семиречье. Лодка в Ташкент еще не прибыла. Лямбек навел справки, что она благополучно была переправлена через Каспийское море, а в Красно-водске погружена на железнодорожную платформу. Но беда в том, что весна 1903 года выдалась многоводной. Закаспийской железной дороге было причинено много разрушений, на несколько недель прервано движение. Платформа с лодкой, наконец, отыскалась в тупике од­ной маленькой станции.

Лодка с большим трудом была доставлена гужевым транспортом в Илийск только 2 июля. Берг прибыл в Верный в конце мая. В ожидании прибытия парусной лодки вспомнил, что в Петербурге и Ташкенте ему ре­комендовали познакомиться в Верном с секретарем местного статистического комитета Владиславом Ефимо­вичем Недзвецким, знатоком Семиреченского края, лю­бителем зоологии. На пересечении улиц Карла Маркса и Октябрьской против юго-западного угла парка имени 28 гвардейцев-панфиловцев еще недавно стоял старень­кий дом под N° 83. Там в начале века размещались об­ластной музей и упомянутый комитет.

Сюда каждое утро приходил Недзвецкий. Здесь со­стоялась его первая встреча с Бергом, впоследствии пе­решедшая в деловую связь.

Ознакомившись с целью и задачами экспедиции, с вооружением ее средствами передвижения, Недзвецкий дал ряд практических советов, в том числе в состав экс­педиции включить обязательно несколько казахов в каче­стве проводников. Хотя Берг и обладает некоторым зна­нием казахского языка, достаточным для несложного изъяснения, переводчики-казахи не будут лишними.

Разместить весь груз и людей на одной лодке невоз­можно, надо иметь вторую для перевозки экспедиционно­го снаряжения. Она должна быть вместительной, боль­шой. Такой на Или нет. Значит, надо строить. Недзвец­кий помогает найти знающего плотника и организовать доставку леса из Верного. Исходя из веса экспедиционно­го груза, определили примерные размеры лодки: длиной не менее 7,5 метра. Для управления лодками Недзвецкий попросил своего знакомого илийского ветеринарного вра­ча М. В. Куткова подрядить желающих.

Экспедиция длительная. Мало ли что может слу­читься! Нужно иметь связь с городом. Начальники Капальского и Пишпекского уездов могут подобрать опытных джигитов, которые приезжали бы к Бергу в определенное время и в заранее обусловленные урочища. Следуя советам Недзвецкого, Берг переговорил об этом с вице-губернатором области Осташкиным.

Для обработки зоологических сборов (птиц, грызунов и животных) Недзвецкий порекомендовал нанять верненского жителя Куриловича, к услугам которого он иногда обращался. Более знающего препаратора здесь не сыщешь.

Уже июнь на исходе. Давно изготовлена лодка, наня­ты рабочие - пять молодых казаков и два казаха, насу­шены на сале сухари, закуплены консервы и крупы, а парусная лодка все еще не доставлена в Илийск. Она в пути, везут ее волами на тележных передках. Дорогое время бесполезно теряется. И Берг решается, не ожидая прибытия парусной лодки, начать экспедицию.

29 июня 1903 года он пишет в Петербург секретарю Географического общества А. А. Достоевскому :

«2 июля мы выступаем из Илийска. Снаряжение нашей экспеди­ции стоило чрезвычайных трудностей. Явились препятствия, которых никто не мог подозревать... Честные казаки рассказывают ужасы про условия жизни на Балхаше: невыносимая жара, невообразимый комар, чаши камыша, тигры, отсутствие людей (киргизы откочевы­вают), но я думаю, что это все сильно преувеличено, и это не пугает меня, так как на Аральском море уже пришлось навидаться всего... На Балхаше мы думаем пробыть до октября месяца, а затем вер­нуться по Пли опять в Илийск».

На изготовленную в Илийске лодку грузится снаря­жение. Нанимается небольшая, весельная лодочка, и ут­ром 2 июля отплывают. С Бергом семь человек. Студент Лямбек с двумя рабочими и кое-каким снаряжением оставлен в Илийске. Когда прибудет парусная лодка, они догонят начальника экспедиции.

Шестого июля илийскнй ветеринарный врач Михаил Кутков отправляет в Верный письмо Недзвецкому :

«Сегодня в 10 часов утра выехал на морской лодке Лямбек. Вви­ду того, что Бергом было кое-что забыто да плюс сухари, лодку пришлось нагрузить порядочно. Однако она... в четыре весла летит как птица и идет свободно против течения».

В 1904 году в журнале «Известия русского географи­ческого общества» Берг публикует «Предваритель­ный отчет об исследовании озера Балхаш летом 1903 года», в котором счел нужным печатно «принести от име­ни экспедиции глубокую благодарность» ряду лиц. Упо­минается, что «ветеринарный врач М В. Кутков в Илийске и секретарь Семиреченского комитета В. Е. Недзвецкий оказали нам неоценимые услуги при снаряжении экспедиции, за что пользуемся случаем принести им сер­дечную признательность».

В результате обследования Бергом установлено, что в западной части озера вода пресная и бедна фауной. Это свидетельствует о молодости озера, оно еще не успело осолониться. И главное, что удалось выяснить: как и Аральское море, Балхаш ни в коем случае нельзя счи­тать усыхающим. Здесь также отмечаются периодические подъёмы и спады уровня воды. В начале XX века начал­ся подъем. Еще раз установлено, что Балхаш никогда не соединялся с Аральским морем.

В Центральном государственном архиве Казахской ССР в 44-м фонде хранится дело Кз 49249 «Об оказа­нии содействия экспедиции в Семиреченскую область главного ботаника Императорского Санкт-Петербург­ского ботанического сада Вл. Ип. Липского, энтомолога Иванова и Балхашской экспедиции Л. С. Берга».

В этом деле имеются не известные исследователям подлинные письма Берга и Лямбека к Недзвецкому, на­писанные во время экспедиции. Письма в определенной мере дополняют отчет большим количеством подробно­стей, которых нет в публикации 1904 года. Берг делится с Недзвецким своими научными наблюдениями и пред­варительными выводами, сообщает о ходе работ экспе­диции. Письма подробно рассказывают о той бескорыст­ной помощи, которую оказал Недзвецкнй. Без нее вряд ли молодой ученый Берг мог бы за один год результатив­но выполнить исследования.

Письма несомненно представляют научный интерес для биографов Берга, краеведов. Полезные сведения мо­гут получить историки, ихтиологи, гидрологи. Вместе с Бергом разделяешь чувство благодарности Недзвецко­му, старожилу Семиречья, прекрасно понимавшему, ка­кое значение для науки имеет опекаемая им экспедиция.

Некогда письма Берга приносились почтальоном Недзвецкому в дом М 83. Долго хранились здесь, а затем с делами статистического комитета попали в архив. Бла­годаря этому сохранились. Письма являются частными.

поэтому могли храниться получателем в своей квартире. В этом случае, наверное, затерялись бы, как и весь личный, вне сомнения, богатый и интересный архив Недзвецкого - старожила и краеведа, автора несколь­ких печатных работ историко-краеведческого содержа­ния. Он внес значительный вклад в создание бывшего Семиреченского музея. Некоторые экспонаты из раздела «Живая природа», демонстрируемые до сих пор в Цент­ральном музее Казахстана, изготовлены им. К этим экс­понатам причастен и Берг. Но это случилось несколько лет позднее. Об этом тоже расскажут нам письма, нахо­дящиеся в делах 48 528 и 48 630 того же 44-го фонда Центрального архива Казахстана.

А пока просмотрим письма, касающиеся Балхашской экспедиции.

13 июля 1903 гола, м Ак-Турган в 20 верстах от устьев Пли.

Глубокоуважаемый Владислав Ефимович!

Сегодня мы надеемся войти в озеро. Теперь же стоим в 20 вер­стах от устьев. Далее, по словам киргиз, начинается непролазная ча­ща камышей, через которые всаднику пробраться невозможно...

Поэтому я вынужден теперь отпустить джигита обратно. Он про­будет здесь еще три дня - на всякий случай. Если с нами что-нибудь в устьях случится, то мы пошлем за содействием и за людьми в аул, стоящий здесь на Ак-Тургане. Но думаю, что мы выйдем в море бла­гополучно - погода стоит тихая.

Капальский джигит явился, но сейчас его уже 3 дня не видно. Очевидно, он не мог переправиться через проток Каратал.

Я передал аульному, что капальский джигит тоже может ехать обратно. В начале октября мы предполагаем вернуться в устья, и вот нам желательно было бы, чтобы к концу сентября были к нам на­правлены в устья для оказания содействия джигиты капальский и верненский и, кроме того, чтобы волостным и аульным было предпи­сано оказывать ним содействие в доставке лодки вверх по Или до Илийска (конечно, за лошадей, баранов мы будем платить, сколько потребуется).

В устье я ставлю знак (флаг).

...Плывем благополучно. Попутных ветров нет, но в общем по­года тихая. Для судоходства Или чрезвычайно удобная река, гораз­до лучше Сырдарьи. При совершенном незнакомстве с фарватером реки, мы всего 2-3 раза садились на мель, тогда как на Сырдарье мы, прекрасно зная реку, каждый день садились на мель - так из­менчиво течение Сыра.

11 июля нас нагнал Лямбек. Всего нас теперь 10 человек. Пре­паратора Куриловича я принужден был отправить из Илийска обрат­но, так как он оказался совершенно неподходящим человеком. Боль­шое спасибо Вам и от меня лично, и от всей экспедиции за тот радушный прием, который мы всегда встречали от Вас и за то полное содействие, которое Вы нам любезно и охотно всегда оказывали. Го­рячее спасибо Вам. Жму Вашу руку. Поклон от всех членов экспеди­ции. Искренне уважающий Вас и преданный Л. Берг.

P. S. Я просил Туркест. Отдел Имп. Рус. Геогр. Общ. прислать мне через Вас 200 руб. Хотя деньги у меня теперь и есть, но осенью могут встретиться в устьях непредвиденные расходы. Если это воз­можно, то будьте столь добры, не откажите переслать эти деньги с джигитом мне в устья к осени. В Верном у меня остались в казначей­стве деньги, но добыть их оттуда нелегко. Топографа в устьях пока еще нет... по крайней мере киргизы о нем ничего не слыхали.

Л. Б.

Не откажите переслать при сем письма.

24 июля 1903 г. Озеро Балхаш, северный берег, местность Джаркимбайкараул.

Глубокоуважаемый Владислав Ефимович!

Пишу Вам с северного берега Балхаша. Джигита из Пишпека мы не могли разыскать, но зато, на наше счастье, нам удалось встре­титься с топографом А. Н. Картыковым, который любезно взялся доставить нашу корреспонденцию в Верный. Я писал уже Вам из ни­зовьев Или с джигитом. 14 июля мы благополучно достигли устьев Или и на следующий день вышли в Балхаш. В конце концов мы, здо­ровые и невредимые, добрались до северного берега озера против островов Уч-Арал. но что нам пришлось претерпеть - это трудно под­дается описанию. Правда, что зато удалось открыть необыкновенно интересные вещи, чему, если бы сам не видел, никогда не поверил бы. Но зато какой ценой досталось это!

Озеро Балхаш оказалось необыкновенно бурным. С утра до ночи и с ночи опять до следующего дня беспрерывно дует ужасный шторм: до утра ост, днем норд, а вечером норд-ост. Подвигаться на север очень трудно. Только что мы вышли из устьев, поднялся сильный ветер. Маленькую лодочку, привязанную к большой, затопило водой, и мы принуждены были стать на якорь. От сильной качки, продол­жавшейся всю ночь, лодка наша дала течь, и к ночи, когда мы при­шли на стоянку, она оказалась совершенно полна воды: все наши ве­щи, провиант, инструменты - все промокло, все было залито водой, вода была выше палубы. Пришлось все сушить, масса погибла.

Через два дня мы тронулись от о. Уч-Арал к северному берегу. По пути снова начался сильный северный ветер, и мы принуждены были два дня стоять на якоре посреди озера на страшном волнении. Лишь на третий день удалось нам доставить лодку в тихую, защи­щенную от ветра бухту. Здесь ей придется стоять все время: потому что она может служить лишь в качестве перевозочного судна, но ни­как не для плавания по открытому озеру. Работаем мы в озере на лодке, пришедшей из Спб. Она оказалась превосходной в морском качестве: отлично идет на парусах, устойчива и пока не течет. Чет­веро из наших людей плавают на ней постоянно.

Озеро Балхаш гораздо больше бурно, чем Арадьское море. и. что самое скверное, малейший ветер разводит страшное волнение. Бе­рега скалистые, и прямо в них бьет северный и северо-восточный ве­тер, так что нужна величайшая бдительность, чтобы не разбиться о скалы. Тем пе менее, мы не падаем духом, люди в здоровье и ве­селье. Вследствие аварии, которую мы потерпели, мы вряд ли сможем остаться на озере дальше, чем до последней трети августа. У нас может не хватить провианта, и, кроме того, осенью здесь должны свирепствовать еще более сильные бури. Поэтому я буду очень про­сить Вас, чтобы нас ждали в устьях Или джигиты не в конце сен­тября, как я думал раньше, а в 20-х числах августа. Волостным, будьте добры, сделайте распоряжение, чтобы они нам заготовили ло­шадей и верблюдов к этому времени...

Хорошо было бы. если бы все-таки из Пишпека нам выслали джи­гита на нашу стоянку - мы стоим в бухте напротив среднего остро­ва Уч-Арала. на дороге, которая идет из Каркаралов в Верный. До­рога эта очень хорошая, и А. Н. Картыков послал даже одного из своих людей в Верный этим путем. Я опасаюсь, что, если нас на об­ратном пути в устьях Или захватит буря и если придется вернуться назад на нашу стоянку, мы можем оказаться в критическом состоя­нии.

Насчет денег я рассудил так: А. Н. Картыкова я прошу послать в Ташкент Географическому обществу телеграмму о том, чтобы они телеграфом выслали Вам 200 рублен для меня. Эти деньги (ме­лочью), если это только возможно, перешлите нам в устья Или. Джи­гит из Пишпека или из Верного нас очень легко может найти на Бал­хаше на северном берегу -мы стоим поблизости дороги. А. Н. Кар­тыков расскажет Вам подробно, где мы стоим. Этот джигит нам нужен лишь на случай несчастья с нами. Числа 20 или 25 августа, самое позднее 1 сентября мы уедем из нашей стоянки в устья Или. Если джигит нас на сев. берегу не найдет, значит, мы благополучно уехали, а если нам. не дай бог, придется вернуться обратно на сто­янку, то он нас найдет там. Если не через устья Или, то мы уедем верблюдами по сев. берегу Балхаша в Верный. Верблюдов нам до­станет джигит.

Теперь насчет добытых нами научных результатов. Самый не­ожиданный и пока необъяснимый факт это то, что вода Балхаша со­вершенно пресная. Мы пьем ее все время и никакого вреда от нее не чувствуем - ни малейшей примеси солей на вкус. А. Н, Картыков, прошедший по всему берегу, подтверждает тоже, что вода везде пресная. Особенно удивительно это в озере, лежащем посреди зной­ных туркестанских степей, в климате, бедном атмосферными осадка­ми. Пока я не нашел еще с геологической точки зрения объяснения этому удивительному факту.

Второе. Как известно. Балхаш считается типичным примером усыхающего озера. Со времени Никольского, посетившего восточную часть озера в 1884 году, можно во всех учебниках найти, что Балхаш усыхает на 1 аршин в 10 лет. Следовательно, теперь бы он должен был усохнуть на 2 аршина. А между тем мы нашли совершенно проти­воположное: Балхаш теперь прибывает и, по-видимому, в значитель­ной степени. Повсюду по берегам затопленный туранговый лес, кус­ты... и чингиль во многих местах стоят в воде. Прежние полуострова, например Байкобыл, сделались теперь островами. Киргизы (в устьях Или) передают, что вот уже 6 лет, как Балхаш прибывает.

Далее, по части фауны озеро - это пустыня: на дне никаких моллюсков, никаких других живчиков. Из рыб лишь маринка и окунь. Но планктон, судя по нашим сборам, обильный. На берегах собираем геологические и зоологические коллекции. Но фауна бере­гов также бедна...

Благодаря тому, что вода пресная, не придется ездить в устья Или за водой и можно будет без ущерба кончить работы на месяц ранее. Овощи, которые Вы нам прислали, оказались великолепными, и мы каждодневно за обедом поминаем Вас с глубокой благодар­ностью. Примите приветы от всех членов экспедиции. Шлем Вам на­илучшие пожелания. Искренний привет Вам. Л. Берг.

P. S. Когда это письмо уже было совсем написано, к А. Н. Картыкову приехал посланец и сообщил, что наш джигит едет. Сегодня, наконец, он прибыл к нам, 29 июля. Поэтому все. что касается пишпекского джигита (от кукрекского волостного), я отправляю с пись­мом в Пишпек и прошу уезд. нач. прислать нам от себя джигита в наше распоряжение.

До Чаукара мы в этом году вряд ли доедем, поэтому, будьте добры, уведомьте надлежащего уездного нач., чтобы нам туда не посылали джигита,

29 июля 1903 г. Местность Мын-Арал. Л. Б.

P. S. Рискуя злоупотребить Вашей постоянной любезностью, ре­шаюсь просить Вас переслать нам через пишпекского уездного нач. телеграммы и, если можно, «Турк. вед.» *. Премного обяжете этим.

P. S. Джигит от кукрекского волостного управления рассказал нам. что киргизы не признали предписания, выданного ему волост­ным, не давали лошадей и избили его. На обратный путь я принуж­ден ему дать свое открытое предписание, выданное мне воен. губ. Я прошу Пишпек. уездн. нач. прислать мне от себя джигита с насто­ящим предписанием. Не будете ли Вы столь добры также попросить Пишпек. уездн. нач. прислать нам джигита в наше распоряжение, а не только для пересылки корреспонденции... У нас теперь постоянный лагерь на ур. Мын-Арал против о. Уч-Арал, в расстоянии одного дня от границы Пишпекского уезда.

Л. Б.

27 августа 1903 г. Ур, Мын-Арал на Балхаше.

Глубокоуважаемый Владислав Ефимович!

Только что собрались мы уезжать, как прибыл к нам джигит из Пишпека и привез от Вас посылку с письмом и газетами. Горячее спасибо-Работы на северном берегу мы закончили сегодня, если ветер позволит, мы отправим большую лодку в устья Или и тут ее оста­вим, а сами отправимся исследовать Алакуль **.

Озеро Балхаш оказалось чрезвычайно мелким - более 11 метров нигде не удалось найти. Повсюду на дне ил без всякого следа каких бы то ни было организмов. Только у берегов изредка можно было находить рачков даттачия, пиявок, ракушек, да и то занесены из ка­мышовых озер. Вода повсюду безусловно пресная и вполне годная для питья.

5 сентября думаем заканчивать работы на Балхаше и к концу сентября или, если все будет благополучно, 20 сентября прибыть в Верный. Из устьев пошлю Вам весточку.

Искренне преданный Вам Л. Берг.

12 сентября 1903 г. Местность Халгенгель, аул Тегенбай.

Многоуважаемый Владимир Ефимович! •

Согласно Вашего и Льва Семеновича желания, извещаю Вас. что еду в Верный. 8-го выступил я с караваном из местности Карт-Кобад (в 40 верстах от устья Или). В настоящее время иду по большому тракту (Алакуль-Верный). Через дня 3-4 надеюсь быть в Верном. Все расстояние Или - Верный проеду комплексной маршрутной съемкой (мой путь севернее пути г. Картыкова) и собираю разные коллекции. Караван из шести верблюдов с двумя погонщиками везет весь багаж. Со мною один джигит, так же прекрасно говорящий по-русски, как я по-киргизски! Пока все идет как по маслу. Лев Се­менович и Павел Улеевич (Бьеркан) с одним джигитом налег­ке должны были 9-го отправиться правым берегом Или (с заездом в русло Баканас) в Илийск. По расчету Льва Семеновича, я должен приехать раньше. Большая лодка и «Или» отправлены в Илийск...

Возвратившись из экспедиции в Верный, Берг пишет в Петербург письмо в Географическое общество [84]:

...Исследование самого водоема я считаю законченным в этом году. Весьма облегчило наши работы то обстоятельство, что озеро оказалось чрезвычайно мелким и пресным. Без этою нам бы приш­лось весьма трудно. Полное отсутствие жизни на дне также делает дальнейшие работы излишними Без карты А. II. Картыкова мы легко могли бы погибнуть на Балхаше, потому что старые карты абсолют­но никуда не годны. Особенно 10-перстнаи карта Омского военно-топографического отдела есть какая-то пародия на берега Балхаша, и если бы мы руководствовались ею, то неминуемо разбились бы о скалы на северных берегах Балхаша. На таком озере, бурном, ска­листом, безлюдном, без опытной команды-да еще с негодными кар­тами - плавать было бы совершенно невозможно...

До конца сентября Берг занимается упаковкой со­бранных коллекций и всего научного снаряжения экс­педиции для отправки в Петербург частью но почте, а частью с Бьерканом и Лямбеком. Рабочим и казахам за верблюдов и лошадей выданы деньги в заранее ого­воренном размере. 29 сентября Берг подает в Семиреченский областной статистический комитет официальное письмо:

Покорнейше прошу Статистический комитет не отказать сохра­нить чугунный якорь, принадлежащий Туркестанскому отделу Императорского русского географического общества, впредь до могущей в нем встретиться надобности для исследования озера Иссык-Куль.

Все хозяйственные дела Балхашской экспедиции бы­ли закончены. Деньги, выделенные на нее, остались з значительной сумме неизрасходованными. Осень стояла удивительно теплой и сухой. Пользуясь этим, Берг реша­ет побывать на Иссык-Куле, проехать по его северному побережью. Конечно не ради отдыха, увеселительной прогулки - там он хочет еще раз найти подтверждение своей гипотезе, что никакого усыхания озер не наблюда­ется. В самом начале октября покидает Верный. Почто­вым трактом едет на Иссык-Куль, проезжает но его се­верному побережью. В начале последней декады он уже в Ташкенте и 24 октября на заседании совета Туркестан­ского отдела Географического общества отчитывается о результатах исследования Балхаша. Текст доклада печа­тается в газете «Туркестанские ведомости».

В начале ноября Л. С. Берг в Петербурге. К его боль­шому огорчению, посылки с геологической коллекцией еще не прибыли к месту назначения. Лев Семенович на открытке в адрес статистического комитета шлет корот­кое письмо, полное тревоги:

Многоуважаемый Владислав Ефимович!

Здесь, в геологическом комитете до сих пор еще не получили ящиков с ископаемыми с Балхаша. Не вышло ли какого недоразуме­ния? Ради бога. Владислав Ефимович, выясните это и сообщите мне в И.мп. Русск. Геогр. общ.

Ваш Л. Берг.

А 28 ноября в Верном получена телеграмма от дирек­тора геологического комитета Чернышева:

Телеграфируйте геологическому комитету, отправлены ли ящики геологическими коллекциями Берга с Балхаша.

Первого декабря послан ответ, что из Верного отправ­лено посылками шесть ящиков: два - в сентябре, четы­ре- в октябре.



Раздел: Находки краеведа



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Боевые роботы: Механизмы атакуют в одиночкуАнтичная артиллерия »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Рабочий у печки
Париж из окна
Двухстворчатая входная дверь, состоящая из трех частей

Советские комиксы. Смеются все!



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне