Опубликовано: Июль 15, 2011

ПЕРВЫЙ „МУЗЕЙ" ДОСТОЕВСКОГО

2 июля 1859 года Федор Михайлович Достосвскин, получив отставку и разрешение возвратиться в ев­ропейскую часть России, покинул Семипалатинск. А к осени уехал отсюда на новое место службы в Аягуз и Ар­тем Иванович Гейбович, ротный командир 7-го линейного батальона, в котором Достоевский служил рядовым, а затем прапорщиком.

Ротный командир и прапорщик были дружны все вре­мя совместной службы, с 1856 года. Семьи их часто «об­менивались визитами». Уезжая, Мария Дмитриевна, жена Достоевского, подарила жене Гейбовича столовый сервиз, кресло и стол, а Федор Михайлович самому Гейбовичу - книги, офицерский мундир, эполеты, саблю и предметы древности из археологических находок, собран­ных им в окрестностях Семипалатинска совместно с гор­ным инженером Ковригиным.

С выездом из Семипалатинска дружеские связи пи­сателя и штабс-капитана Гейбовича не прервались. Они обменивались письмами. Гейбович, обремененный большой семьей, получал небольшое жалованье. Достоевский, используя свои знакомства и весьма скромные связи, хлопотал о переводе его в европейскую часть России, где можно было определиться на службу с гораздо лучшими материальными условиями. Но надежды оказались тщет­ными. Вырваться из захолустного Аягуза не удалось. Начальство не давало отставки кадровому офицеру, еще не отслужившему положенное законом число лет. К тому же на переезд из Аягуза в центральную Россию не хва­тило бы годового жалованья армейского офицера, а помо­щи не от кого было ждать.

Каким был тогдашний Аягуз? Он разместился на правом берегу одноименной реки. Летом долина буйно зарастала травами и кустарником, кое-где свечками упирались в небо серебристые тополя. В густых зарослях водились дикие кабаны, иногда здесь видели тигров. Жители разводили огороды.

В дневнике за 1856 год Чокан Валиханов записал: «Из всех станиц киргизской степи Аягуз, кажется, са­мый невзрачный на вид, впрочем, говорят, Кокпекты не лучше. Маленькая крепость, фортштадт, где несколько деревянных домов, мечеть в татарской слободке и зем­лянки. По новому положению, с основанием Семипала­тинской области, он называется городом».

П. П. Семенов-Тян-Шанский, проезжавший Аягуз в 1856 и 1857 годах, оставил следующее описание: «Во время моего посещения он был таким жалким и ни­чтожным, каким мне не приходилось видеть ни одного русского города. Построен он был на одном берегу, бо­лее низком берегу ничтожной речки, везде переходимой вброд, и состоял из глиняного укрепления с бастионами и куртинами, которое уже развалилось и внутри которо­го помещались кое-какие казенные здания (казармы, больница и не достроенная еще кирпичная церковь). Соб­ственно, город состоял из одной широкой улицы с такими низенькими саманными глинобитными домиками, что приходилось нагибаться, чтобы разговаривать со стояв­шими у окон этих домиков жителями. Лавок в городе совсем не было... На другой стороне реки возвышались каменистые холмы, на которых по вечерам выли волки и даже видны были их сверкающие в темноте глаза».

А семипалатинский историк Н. А. Абрамов в своей статье «Река Аягуз с ея окрестностями» дает конкретные данные о городе: «Там церковь каменная 1, мечеть магометанская I, казенных домов 5, общественных 2, ка­менных казенных 4, из сырцового кирпича 12, частных домов деревянных 180, дерновых 7, глиняных 4. Дома эти большей частью маленькие, вроде мазанок, крыты дерном или камышом. Поместительнее и порядочно по­строенных домов не больше 50. Жителей мужского пола 947, женского 615».  

По данным Абрамова, в 1860 году в городе родилось мальчиков 29, а умерло 30; девочек родилось 51, а умер­ло 29. Смертность мальчиков превышала рождаемость! Статистика страшная!

В городе имелось две кузницы, две водяных и одна ветряная мельницы. В шести верстах от города добывал­ся известняк, и там же располагалась обжиговая печь. В трех верстах стоял кирпичный заводик по выделке жженого кирпича.

Интеллигентное общество всего города состояло из 12-15 офицеров, 2-3 заседателей окружного приказа, одного полуграмотного учителя, муллы, священника и пьяницы-фельдшера.

В 1860 году город Аягуз переименован в Сергиополь, в честь великого князя Сергея Александровича. «Что за фантазия была у Гасфорда (генерал-губернатор Запад­ной Сибири) переименовать гадчайшие станицы Кокпекты и Аягуз в города»,- иронизирует в своем дневнике один мемуарист.

Приятель Достоевского - Артем Гейбович занимал в Сергиополе казенную квартиру, которая была, по письму к Достоевскому, «хотя поместительная и простор­ная, но при морозах и буранах оказалась холодною и угарною до неимоверности, дети поотмораживали руки и ноги».

При годовом жаловании штабс-капитана в 318 руб­лей покупать дрова, уплачивая за воз 4 рубля 50 копеек, было накладно, «в крайности последних много помогают заборы, которые по избытку снега оказались ненужны­ми»,- горько шутил капитан в том же письме.

Гейбович дорожил памятью своего бывшего подчинен­ного. Свои сергиопольские квартиры (их он сменил не­сколько) превращал в нечто вроде музея Достоевского, о чем последнему сообщал в письме: «...все вещи, пода­ренные  мне  вами,  сохраняются у меня в целости и бережливости, на прежней квартире моей все подарки ваши были разложены и расставлены, как-то: портрет, книги, солоночка, рюмочки, графин и другие - на таких местах, чтобы не только ежечасно я, мои домочадцы видели и вспоминали об вас, но чтобы видели и мои го­сти, которым я с гордостью рассказывал, от кого полу­чил. Теперь же за теснотою квартиры только некоторые разложены. Сабля ваша, платье и прочее спрятаны в сун­дуке моем до того времени, покуда не соберусь устроить для всего этого особое приличное помещение... Покуда возможность есть, ни с одною из вещей ваших не расста­нусь».

Задолго до появления романов «Записки из Мертвого дома», «Преступление и наказание», «Униженные и оскорбленные», «Идиот», принесших автору мировую известность, провинциальный армейский офицер Гейбович видел в Достоевском не только прапорщика из ка­торжан. Знал его как милого и доброго человека и ценил как писателя. Именно это было причиной столь трога­тельного отношения Гейбовича к Ф. М. Достоевскому и его подаркам.

Свое преклонение перед личностью Ф. М. Достоевско­го Артем Гейбович передал и детям. Его дочь Зинаида, в замужестве Сытина, бесхитростно поделилась своими детскими воспоминаниями об уже покойном писателе и рассказала о дружбе с ним отца и семейства 1281. Рас­сказывала о том, как в Сергиополе хранились подарки писателя: «Уезжая, Федор Михайлович подарил моему отцу большую часть своей библиотеки и целую коллек­цию древних чудских вещей, состоявшую из колец, мо­нет, серебряных и медных браслетов, серег, различных бус, изломанных копий и разных мелких вещиц из сереб­ра, меди, железа и камня. Отец мой сделал для этих вещей особый ящик в несколько отделений, где они были разложены в порядке».

Сергиопольский городничий Артем Гейбович скон­чался 16 февраля 1865 года и похоронен на местном кладбище. Дочери, выйдя замуж, выехали из Сергиополя. Семья распалась. Подарки Достоевского пере­шли в другие семьи, но бережно хранились многие деся­тилетия. У Зинаиды Сытиной хранилась маленькая пер­ламутровая корзинка, оправленная бронзой, с красным камнем на ручке и семипалатинская фотография писате­ля 1858 года.

Но еще при жизни Артема Гейбовича часть подарков Достоевского была увезена из его сергиопольскон квар­тиры. Этому способствовало то, что он, гордясь дружбой с писателем, показывал подарки из своего импровизиро­ванного музея всем, кто посещал его. К нему на квартиру приходили как местные «интеллигенты», так и бывавшие в Ссргнополе по служебным делам чиновники и офицеры. Так, приехавший в 1864 году член Русского географиче­ского общества полковник И. Ф. Бабков (автор ряда ста­тей и книги «Мои воспоминания о службе в Западной Сибири»), узнав, что у Гейбовича хранятся подарки, а главное - археологические предметы Достоевского, «попросил показать их и, увидев, посоветовал отправить в Петербург в Археологическое общество и даже любез­но предложил взять эти вещи с собой и при случае, когда будет в Петербурге, показать кому следует. Мой отец к этим вещам прибавил еще несколько замечательно худо­жественных изделий из глины работы сосланного в город Тобольск известного Цейзнка»,- вспоминала дочь Гейбовича. Так стал распадаться домашний музей, который можно считать первым музеем Достоевского в нашей стране. Замечательно то, что он был создан еще при жиз­ни писателя.

II поныне остается неизвестным, куда же Бабков пе­редал взятые с собой предметы. Есть основание полагать, что археологические находки Достоевского из сергио­польской квартиры Гейбовича попали в один из музеев Петербурга, а скульптуры работы Цейзика спустя многие годы были переданы Западно-Сибирскому отделу Рус­ского географического общества, председателем которого одно время был Бабков. Значит их нужно искать в Ом­ском музее.

Нынешний Сергиополь находится в 20 минутах езды на автобусе от города Аягуза. За прошедшие сто десять лет Сергиополь изменился. На северной его окраине вы­росли современные благоустроенные многоэтажные зда­ния. Однако кое-где сохранились старые мрачные домиш­ки, среди которых, несомненно, есть «современники» приятеля Достоевского. Сохранилась, но в значительно измененном виде, кирпичная церковь, которая строилась во время приезда П. П. Семенова-Тян-Шанского.

Я посетил православное кладбище, тщательно осмот­рел все старые надгробья. Надежда встретить надгробье Гейбовича оказалась тщетной. Осиротевшая семья, ви­дн.чо, не имела средств, чтобы заказать даже простую каменную плиту из местного известняка.

Разве не чудо, что здесь в Сергнополс - на далекой окраине бывшей Российской империи, в страшном захо­лустье и нищете был создан первый «музей» великого русского писателя.

Если найдется домик Гейбовича, на нем обязательно появится памятная доска. Она будет рассказывать о чуде - светлой странице в скучной дореволюционной ис­тории Сергиополя и удивительном явлении в истории русской общественной жизни. Аягузцы будут заслуженно гордиться, что именно на их земле был создан первый «музей» Ф. М. Достоевского.



Раздел: Находки краеведа



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« От рапиры до рапирыКатюша (БМ-13): Наше оружие возмездия »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Супрематизм
Наташа на стуле (портрет Н. П. Кончаловской в детстве)
Май — на грани весны и лета

Одно из самых загадочных преступлений в российской истории



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне