Опубликовано: Апрель 3, 2011

Дама с календарем ( картина развития древнеземледельческих племен в энеолите и бронзе )

    В 1952 г., после своей двухмесячной экспедиции по Южной Туркмении, Б. А. Куфтин писал: «Нельзя недо­оценивать, опираясь на устаревшие и недостаточные данные американских раскопок в Анау, культурного уровня оседло-земледельческих племен Южного Турк­менистана в эпоху первобытнообщинного строя. Уже в эпоху Анау I мы имеем в действительности дело с пле­менами, обладавшими орудиями из металла, знавшими всех главнейших домашних животных (овцу, козу, свинью, корову, лошадь) и умевших, несомненно, поль­зоваться животной тягловой силой, строивших обшир­ные многокамерные родоплеменные дома-массивы из сырцового кирпича и овладевших техникой красочной росписи стен».

Эта оценка, сделанная на основе весьма ограничен­ного материала, тем не менее, в целом оказалась глу­боко правильной. Не подтвердились частности; так, в пору Анау I среди домашних животных лошади еще не было; тягловую силу начали использовать не в Анау I, а скорее всего в Намазга III; дома-массивы также от­носятся к более позднему времени. Но это все стало ясным лишь в результате разносторонних исследований развернутых после смерти Б. А. Куфтина; в целом, же он, верно, оценил уровень культуры древних земледельцев Южного Туркменистана.

Б. А. Куфтин обратил внимание и на такое важное обстоятельство, как отсутствие на Намазге «явно выраженной социальной или даже значительной имущест­венной дифференциации...». Но если, по мысли Б. А. Куфтина, «значительной» дифференциации и не было, то она, несомненно, все же, существовала, особен­но заметно на Алтыне. Сказанное относится к эпохе бронзы, в энеолите же, особенно в раннем, социальная организация, имущественные отношения оставались такими же, как и в джейтунскую эпоху.

Смена в позднем энеолите однокомнатных домов многокомнатными свидетельствует, как уже говорилось, о сложении большой  семейной общины, которая состояла из родственных между собой парных семей, ведущих общее хозяйство.

Мы не знаем достаточно определенно, объединялись ли общины Южного Туркменистана в какой-либо племенной союз, или каждое поселение было совершенно автономной единицей. Учитывая и размеры Намазги, и высокий уровень культуры этого поселения, В. М. Массон предполагает, что возможно, «лица, стоявшие во главе этого многочисленного и сильного коллектива, распространяли свою власть на соседние территории, входившие в состав сою­за племен с центром на Намазга-депе».

Древнеземледельческая культура Южной Туркмении, медленно развивающаяся в V-III тысячелетиях до н.э., на рубеже III-II тысячелетий до н. э. достигла стадии, непосредственно предшествующей раннеклассовому об­ществу. В эту эпоху на юге Туркменистана начала, складываться городская цивилизация древневосточного типа, но процесс этот был прерван в результате како­го-то кризиса, о чем мы расскажем в главе, посвящен­ной Алтыну, а сейчас перейдем к идеологии раннезем­ледельческих племен.

В своей монографии о терракотовых статуэтках В. М. Массой и В. И. Сарианиди так охарактеризовали религиозные воззрения древних земледельцев: «В сфере идеологии это была эпоха общинных культов, перераставших в кодифицированную систему религиозных воззрений. Классификация женских ста­туэток того времени ясно показывает множественность типов женского божества, воплощаемого в терракотовых идольчиках».

Это были, во-первых, местные богини-покровительни­цы тех или иных крупных центров вроде Алтына или Намазги и, во-вторых, женские божества, олицетво­ряющие определенные явления природы, урожай, пло­дородие земли и т. п. Понятно, что ни в энеолите, ни в бронзе в Южной Туркмении никакого кодифициро­ванного пантеона богинь и богов еще не существо­вало; создание такого пантеона связано, как правило, со становлением государства и появлением касты жрецов.

Кстати, богов упомянули мы не случайно: у древних земледельцев кроме женских существовали и мужские божества, роль которых резко возросла к концу эпохи бронзы.

Большая часть найденных археологами женских ста­туэток имела, видимо, культовое назначение и исполь­зовалась в различных церемониях. Некоторые из них, выполненные особенно тщательно, служили, скорее все­го, в качестве домашних идолов.

Религиозные представления древних земледельцев, их обряды, предрассудки, мифология, широко распрост­раненный культ плодородия послужили той основой, на которой сформировались в последующем религии ран­неклассового общества, имеющие при всех местных раз­личиях много общих черт. В эпоху сложения первых государств религиозные представления древних земле­дельцев были канонизированы жрецами и при этом из­менены в интересах господствующего класса и царской власти. Однако это, так сказать, социальное редактиро­вание не может скрыть доклассовой, древней основы ре­лигиозных систем, восходящих к воззрениям людей эпохи первобытнообщинного строя. Ибо, как отметил Ф- Энгельс в «Людвиге Фейербахе», «раз возникнув, Религия всегда сохраняет известный запас представлений, унаследованный от прежних времен, так как во всех областях идеологии традиция является ве­ликой консервативной силой».

Культовые здания, святилища, известные уже в джейтунскую эпоху, в последующие времена существую на каждом (или почти каждом) поселении. От жилых помещений святилища отличаются большими размерами, наличием жертвенников и росписей на стенах; воз­можно, что в святилищах крупных центров стояли и большие статуи богов и богинь, однако пока что это только предположение.

В конце эпохи бронзы, в период сложения раннегородской цивилизации, начинают сооружаться уже на­стоящие храмы, напоминающие шумерские зиккуратье. Такой храм или, точнее, целый храмовой комплекс открыт В. М. Массоном на Алтыне.

Что же касается захоронений, то они производились как в толосах, служивших местом коллективных погребений, так и, нередко под полом. Умерших обычно укладывали в определенном положении (на боку, подогнутыми ногами, с правой рукой, вытянутой вдоль тела, с ориентированием головы, скажем, на восток или запад) и нередко оставляли около них какие-нибудь предметы, чаще всего украшения (чтобы и в загробной жизни выглядеть привлекательно), посуду.

Поздний энеолит и бронза - время расцвета искус­ства древних земледельцев. Исследовав в статуэтках смену стилей, В. М. Массон и В. И. Сарианиди установили, что в энеолите господствует более реалистический, объемный стиль, а в поре развитой бронзы - условно-плоскостной. Ранняя же бронза - переходная эпоха, отмеченная борьбой этих двух стилей. Изысканная орнаментация, символизация и определенная схематизация - все это не признаки упадка, не шаг назад, а, напротив, новый этап в развитии искусства.

Удивительной красотой отличается расписная посу­да карадепинцев (с изображениями животных) и геоюсюрцев (с многокрасочным геометрическим орнамен­том). Многие расписные сосуды с этих поселений - под­линные шедевры прикладною искусства, достойные украсить лучшие музеи мира.

Была ли у древних земледельцев Южного Туркмени­стана письменность? На Алтыне на находках времен развитой бронзы археологи обнаружили знаки, которые в неизменном виде часто повторяются на различных предметах и, видимо, свидетельствуют о зарождения письменности. Однако вряд ли алтынцы успели ее создать - жизнь на их поселении замерла, скорее всего, прежде чем им удалось это сделать.

Сказать что-либо определенное о естественнонауч­ных познаниях жителей подгорных оазисов трудно. Ясно, что люди энеолита и бронзы знали об окружаю­щем их мире больше, чем джейтунцы. Об этом неопро­вержимо свидетельствуют их успехи в экономике и культуре. Достаточно вспомнить о создании древними земледельцами первых ирригационных систем, об успе­хах в области металлургии, об изобретении керамиче­ских печей разной конструкции, об успехах в практиче­ской химии, без чего невозможно было ни изготовление красок, ни создание сплавов. Ясно также, что земледе­лие невозможно без календаря, пусть самого примитив­ного.

И. Н. Хлопин уверен, что древние земледельцы Юж­ного Туркменистана имели какой-то календарь. И в подтверждение своей мысли указывает на фигурку, найденную им на Ялангач-депе (Геоксюрский оазис). Это великолепная терракотовая статуэтка, одна из наи­более крупных среди найденных на поселениях древних земледельцев (расстояние от головы до конца ног - 26,5 см). На ее бедрах мы видим изображения 15 сол­нечных кругов (12 одинарных и 3 двойных) с «елоч­кой» между ними. Так как известны фрагменты других статуэток с изображением солнца, а на стене святили­ща в том же Ялангаче есть антропоморфный налеп с 15 углублениями, то, полагает И. Н. Хлопин, число 15 не случайно и скорее всего, означает количество меся­цев в году. Если это так, то год древних земледельцев состоял из 15 месяцев по 24 дня в каждом плюс пять Дней в остатке. Верно ли, это предположение или нет, решить пока невозможно, но надо признать, что ничего фантастического в гипотезе И. Н. Хлопина нет.

Такова общая картина развития древнеземледельческих племен в энеолите и бронзе. Естественно, что исто­рия и культура каждого поселения несколько различны между собой. Особенно это относится к наиболее крупным поселениям, отличающимся неповторимыми особен­ностями культуры. Рассказ о них мы начнем с «поселения художников» (Хара-депе у Артыка), которое поразило ученых своей расписной керамикой и загадочными погребениями.

далее: Великолепное Кара



Раздел: История и археология Южной Туркмении



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Искусство фехтованияНож для настоящего мужчины (наваха) »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Дама на трамвайной остановке
Лето. Из цикла 'Времена года'
Королева Теоделинда не уберегла Рим от разграбления

Мерлин — властитель легенд (биография и пророчества)



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне