Опубликовано: Апрель 3, 2011

Камень сменяется металлом

   Древние земледельцы Южного Туркменистана стали использовать металлы, начиная со времени Анау I А. Первым металлом была медь. Изделия из неё найдены на северном холме Анау, на Монджуклы, Чакмаклы, Каушуте. Все это именно медные, а не бронзовые изде­лия - время бронзы еще не пришло. Правда, во мно­гих изделиях из металла, обнаруженных археологами на указанных поселениях, есть примеси свинца мышьяка, так что, в сущности, следовало бы считать их сделанными из свинцово-мышьяковистой бронзы. И все же археологи говорят именно о меди, ибо приме­си в этих предметах естественные, случайные - специально изготовленного сплава, каковой мы видим в по­следующую эпоху, здесь нет. Кроме меди обитатели подгорной полосы уже в пору Анау I А знали свинец, а комплекс Намазга III свидетельствует о том, что им были известны золото и серебро.

В эпоху энеолита из меди выделывали листовидные клинки, ножи, топоры, наконечники копий, иглы, шилья, проколки, булавки, украшения; на Кара-депе Б. А. Куф­тин обнаружил медный меч длиной 65 см и весом 1,5 кг; на Гарадепе у Каушута А. Я. Щетенко раскопал обломки медной пилы. Следует отметить, что изделий из меди (по сравнению с каменными) археологи находят очень мало. Но это вовсе не говорит о том, что, скажем, у жителей Намазги или Геоксюра был какой-то недостаток орудий и оружия. Дело в ином, когда ломалось каменное орудие, то его выбрасывали, когда же медное - отправляли на переплавку. Металла, видимо, было относительно мало, и потому его бе­регли. Кстати, сам факт почти полного исчезновения кремневой индустрии свидетельствует о широком распространении металла.

В джейтунскую эпоху, в неолите, среди кремневых изделий, как известно, первое место занимали вкладыши для серпов. В энеолите вместе с кремневой индустрией постепенно уходят в прошлое и кремневые вкладыши. Однако ни одного медного серпа до сих пор найдено. Это, возможно, случайность: земледелие в энеолите не только не пришло в упадок, но, напротив, продолжало успешно развиваться, и, несомненно, яч­мень и пшеницу жали не голыми руками. Раз серпы c кремневыми вкладышами становятся все более редкими, значит, появляются медные серпы, и можно надеяться, что со временем археологи найдут это орудие.

Анализ 70 медных предметов, найденных на древнеземледельческих поселениях Южного Туркменистана эпохи энеолита, позволил московскому археологу и историку металлургии Е. Н. Черных сделать ряд интересных выводов. Оказалось, что в 8 предметах в ка­честве основы использована медь с различными естественными примесями, иногда достигающими в сумме 31%. Обычно это были свинец, никель, серебро, железо; часто встречались мышьяк, сурьма, висмут; чрезвычай­но характерно отсутствие олова. Удалось установить также, что орудия выделывались не из самородной ме­ди, а выплавлялись из руд, причем все предметы изго­товлены, по словам Е. Н. Черных, из «генетически еди­ной» группы металла. Кроме этих 68 медных предметов есть еще два («лопаточка» и булавка), сделанные из сплава серебра с медью.

Изучив технологию изготовления медных орудий, Е. Н. Черных пришел к выводу, что металлурги Южно­го Туркменистана уже в энеолите применяли термооб­работку металла. Орудие выделывалось таким спосо­бом: древний металлург отливал болванку, из которой выковывал нужный предмет; в результате холодной проковки медь упрочнялась, но, в то же время, в метал­ле появлялись напряжения, что делало его хрупким и ломким. Чтобы снять их и вернуть металлу пластич­ность, изделие нагревалось в течение одного-двух часов до определенной температуры. Из 13 предметов, изучен­ных Е. Н. Черных с точки зрения технологии изготовле­ния, 11 были отожжены и лишь два оказались не отожженными после проковки.

Подводя итоги, Е. Н. Черных писал: «... умелое при­менение... термообработки металла, а также относитель­но развитые формы изделий позволяют сделать важный вывод о том, что металлургия анауской культуры уже не носила зачаточного характера... Подобное знание свойств металла могло прийти лишь после длительного знакомства с медью вообще...».

«Не носила зачаточного характера...» Этот вывод Е. Н. Черных заставляет нас еще раз вспомнить пробле­му происхождения, во многом загадочного комплекса, Анау I А. Как уже говорилось, там были найдены мед­ные изделия, свидетельствующие о хорошем знакомстве с этим металлом, тогда как джейтунцы не имели о нем ни малейшего представления. Вот еще одно доказатель­ство в пользу предположения об иранском происхождении комплекса Анау I А. Но вернемся к хозяйству энеолитических племен. Московский археолог Н. Н. Терехова исследовала в лаборатории 300 металлических изделий с древнеземледельческих поселений Южной Туркмении; 150 из них она подвергла макро- и микроструктурному анализу. Это дало возможность установить, что изделия одного и того же типа поры Намазга II, например ножи а шилья, имеют различную технологию изготовления. Видимо, полагает Н. Н. Терехова, древние металлурги искали наиболее целесообразные приемы «с учетом особенностей сырья и функционального назначения изделия».

В результате исследования предметов из бронзы Н. Н. Терехова сделала вывод о том, что мастера Юж­ной Туркмении применяли три способа выделки: пер­вый - свободная ковка литой заготовки; второй - от­ливка с последующей доработкой; третий - отливка без какой-либо доработки. Основным направлением в ме­таллургии в эпоху бронзы стало литье.

Кроме бронзовых встречаются изделия и из других металлов. Так, на Алтыне археологи обнаружили великолепную серебряную булавку с навершием в виде го­ловы козла, бусы и замечательные по мастерству исполнения головки быка и волка из золота.

Однако использование металла в хозяйстве и быту не сразу привело к вытеснению камня, особенно в эпо­ху энеолита. Зернотерки, по-прежнему, делаются из камня, так же как и песты, подпяточные камни, фишки, ядра для пращи, кольца-утяжелители для палок-копалок; из кремня изготавливаются сверла и наконечники стрел; из различных пород камня - статуэтки, бусы и сосуды (особенно хороши мраморные сосуды с Кара-депе у Артыка). На Намазге найдена ванночка из зеле­ного камня для растирания красок. Зато быстро исче­зают из обихода кремневые скребки и изделия из кости, использовавшиеся для обработки шкур. В то же время появляются терракотовые пряслица, свидетельствующие о развитии ткачества.

В энеолите посуда изготовлялась вручную; в период ранней бронзы (Намазга IV) появляется гончарный круг; в пору развитой бронзы (Намазга V) на нем из­готавливается почти вся, а во время Намазга VI - вся посуда. В Намазга I и раннем Намазга II сосуды об­жигались на открытом воздухе, в позднем Намазга II для обжига были изобретены керамические печи одно­ярусной конструкции. В Намазга V они сменяются бо­лее совершенными двухъярусными горнами.

Основой хозяйства в энеолите и бронзе были земле­делие и скотоводство; роль охоты по сравнению с джейтунской эпохой резко упала. Древние земледельцы возделывают ячмень и пшеницу, нут и виноград. Уро­жайность постепенно растет. Г. Н. Лисицына предпола­гает, что уже в энеолите, возможно, стали получать по два урожая в год. В эту же эпоху создаются первые ирригационные сооружения, следы которых были от­крыты Г. Н. Лисицыной в Геоксюрском оазисе.

Определенные изменения происходят в животновод­стве. Широко распространяется крупный рогатый скот, хотя и в энеолите и в бронзе в стаде преобладают овцы и козы. Соотношение между мелким и крупным рогатым скотом определяется (на разных поселениях) как 3:1, 5:1, 7:1, 11:1, а между овцами и козами - как 8:1. В энеолите верблюд встречается еще редко, а в брон­зе - он уже обычное домашнее животное. В эти эпохи рацион древних земледельцев начинают входить раз­личные молочные продукты.

Роль охоты, как было сказано, заметно упала. В неолите она давала минимум 25% мяса, а в энеолите - лишь 12%. В эту и последующую эпохи обитатели древнеземледельческих поселений Южной Туркмении охотились на куланов, джейранов (на Коша-депе И. С. Ма-симов нашел глиняную фигурку этого животного, времен Намазга III - первая находка изображения джейрана), сайгаков, диких козлов и баранов, тугайных оленей и кабанов, волков и лисиц.

Странная картина наблюдается, когда мы анализируем добычу куланов. В неолите, когда роль охоты была велика, кулана били мало, в энеолите практически ничего не меняется, а в эпоху бронзы добыча его вдруг резко подскакивает. Н. М. Ермолова приводит такие цифры: костные останки кулана (от числа всех останков) составляют на Елен-депе (энеолит) 2,6%; на Шор-депе (ранняя бронза) - 36,5%; там же в пору развитой бронзы - 13,7%; на Алтын-депе (развитая бронза) - 15,3%.

Мы уже писали о трудностях охоты на кулана. Ду­мается, что и в эпоху бронзы охота на него не была более легкой, быть может, она сделалась даже трудней, ибо население значительно возросло, количество же ди­чи, вполне вероятно, уменьшилось, и она стала более осторожной. Все это относится и к кулану. И, тем не менее, его добыча возросла в несколько раз! И, наконец! такой факт - после эпохи бронзы, в век железа, добыча кулана столь же неожиданно резко падает, сколь вне­запно возрастает при переходе от энеолита к бронзе. Вообще, динамика добычи этого животного такова: нео­лит и энеолит - добывалось мало, бронза - много, эпо­ха железа - снова мало.

Н. М. Ермолова объясняет это обстоятельство тем, что кулан «в древних поселениях Туркмении играл ка­кую-то роль если не совсем домашнего, то полу домашнего животного». Иначе говоря, в эпоху бронзы не добывали на охоте, как в энеолите или в век железа, а забивали на мясо, как и прочих домашних животных.

Данные по Месопотамии говорят в пользу этого предположения Н. М. Ермоловой. В Двуречье имеются изображения боевых колесниц, запряженных животны­ми, очень напоминающими куланов. Известно также, что в энеолите в Месопотамии кулан был полу домашним животным, но во II тысячелетии до н. э. лошадь вытеснила его из хозяйства. Может быть, на юге Турк­мении также пытались одомашнить это животное?

В энеолите и бронзе (видимо, уже со времени Намазга III) древние земледельцы Южного Туркмениста­на начинают использовать домашних животных в каче­стве тягловой силы. Археологи собрали целую коллек­цию глиняных моделей повозок, которые дают нам оп­ределенное представление о транспортных средствах древних земледельцев. Им уже были известны повозки двух типов - тяжелые двухосные телеги и легкие од­ноосные, нечто вроде арбы или будущей боевой колес­ницы. В повозки впрягались верблюды и, возможно, быки. Но вот вопрос о применении силы животных для обработки полей остается пока что неясным, ибо на этот счет нет каких-либо прямых свидетельств.

Мы остановились на состоянии хозяйства древних земледельцев в энеолите и бронзе. Ну а каковы же бы­ли их достижения в области культуры?

далее: Дама с календарем ( картина развития древнеземледельческих племен в энеолите и бронзе )



Раздел: История и археология Южной Туркмении



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Самые большие пушки в миреИскусство фехтования »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Животные
Озеро Ильмень
Карфагенские боевые слоны в сражении при Заме, 202 г. до н.э.

Дерен Андре (Derain Andre)



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне