Опубликовано: Февраль 26, 2011

Обратите внимание на такое довольно-таки странное обстоятельство: на поселении не обнаружено никакого специального культового сооружения. Предметов же культа - статуэток людей и животных - найдено нема­ло. Видимо, полагает В. М. Массой, в каждой семье было свое изображение (статуэтка) божества, которое и помещалось в этой загадочной нише.

Ну а как же с общим святилищем: что же, его во­обще не было? На этот вопрос дать точный ответ пока невозможно. Остается лишь предполагать, что такое святилище могло находиться вне поселения.

Таков был неолитический Джейтун с его примитив­нейшей архитектурой. Но, как верно подметил

В. М. Массой, в этой неказистой архитектуре крылись огромные потенциальные возможности, реализованные позднее в строительстве монументальных храмов и дворцов 23. И действительно, на Чагыллы-депе появляет­ся сырцовый кирпич той формы, которая и сейчас при­нята во всем мире, а на Алтыне уже начинается соору­жение храмовых комплексов...

В. И. Сарианиди - московский археолог, принимав­ший активное участие в раскопках Джейтуна и многих других поселений древних земледельцев Южного Турк­менистана, - обращает внимание на другую особен­ность джейтунской архитектуры - устойчивое сохране­ние в течение длительного времени ее основных принци­пов. В своей книге «Тайны исчезнувшего искусства Ка­ракумов» он пишет, что, возникнув, по крайней мере, в VI тысячелетии до н. э., эти архитектурные принципы устойчиво сохранялись на протяжении всех последую­щих тысячелетий, являясь типичными для домострои­тельной техники Востока. «Глина как основной строи­тельный материал, толстые стены, сохраняющие прохладу даже в самый жаркий день,- вот те основные эле­менты строительной техники, которые в наилучшей сте­пени отвечали условиям сухого, жаркого климата Во­стока» 24.

Мы начали разговор о посуде в связи с находками камней около очагов, да так его и не окончили. Так вот, посуду свою джейтунцы лепили от руки, тщательно заглаживая поверхность сосудов. В глину подмешива­лась рубленая солома. Одни сосуды джейтунцы раскра­шивали, другие - нет. Расписывали их красной крас­кой, после чего обжигали. После обжига роспись при­обретала темно-коричневый или каштановый (реже малиновый) цвет. Рисунок на сосудах весьма простой: как правило, это волнистые линии или нечто похожее на угловые скобки, реже - сетчатый рисунок. Обжиг не очень качественный. Число форм посуды ограниченно: корчаги - сосуды, предназначенные, скорее всего, для хранения припасов, небольшие чаши, салатницы.

Последнее название археологи дали четырехуголь­ным сосудам, поразившим их своей странной формой. В самом деле, для гончаров характерно стремление к шаровидным формам - четырехугольную посуду делать труднее. И все-таки джейтунцы лепили именно четырех­угольные «салатницы», почему? Археологи предполагают, что такие изделия - результат подражания сосудам докерамического времени, скорее всего, деревянной ко­лоде.

Оценивая джейтунскую керамику в целом, В. М. Массой отмечает, что количество ее невелико, формы грубы и архаичны, орнаментация примитивна, словом, это явно первые ступени гончарного мастерст­ва. «На неолитическом Джейтуне, - подводит он итог, - глиняный черепок является более редкой наход­кой, чем кремневые орудия», которых - действи­тельно множество.

Но прежде чем перейти к рассказу о них, следует представить читателям еще одного исследователя. На­до сказать, что древним земледельцам Южного Турк­менистана повезло: в наше время над изучением их культуры работают не только мужчины, но и женщи­ны - даровитые, энергичные, целеустремленные. Види­мо, не зря древние земледельцы поклонялись богине-ма­тери...

О географе Г. Н. Лисицыной мы уже писали; об А. И. Шевченко и Н. М. Ермоловой, изучающих ди­ких и домашних животных, с которыми имели дело древние земледельцы, мы еще будем говорить; теперь же речь пойдет о Г. Ф. Коробковой - исследователе орудий древнего человека.

Г. Ф. Коробкова - ленинградский археолог, участ­ник археологических экспедиций в различные районы Советского Союза и автор многих научных работ. К изучению орудий труда древних земледельцев Сред­ней Азии она применила трасологический метод. Этот вспомогательный метод в археологии разработал изве­стный советский ученый, специалист по материальной культуре древнего человека С. А. Семенов, получивший за свои работы Государственную премию СССР 1974 г. Метод этот заключается в следующем.

Известно, что на рабочей поверхности, орудий труда всегда остаются следы от той работы, которую выполня­ло данное орудие. Это и заполированная поверхность, и выкрошенность (или затупленность) края, и выбоины, и стертости, и царапины... Любой такой след свидетельст­вует о характере работы, т. е. о назначении (функции) орудия. Изучаются они под микроскопом, производится микрофотосъемка. Но, рассматривая фотографию, на которой видна покрытая какими-то линиями или выбои­нами поверхность каменного орудия, археолог не может определить, в результате чего эти линии и выбоины об­разовались.

Вопрос решается путем эксперимента. Археологи из­готовляют орудия из тех же материалов и тем же спо­собом, каким их создавали люди каменного века. Этими орудиями современный человек, имитируя деятель­ность своего далекого предка, рубит, пилит деревья, очищает их от коры, разбивает кости животных, снимает с них шкуры, скоблит их, выделывает кожи, режет мясо, вскапывает землю палками-копалками, жнет каменными и бронзовыми серпами пшеницу и ячмень, обмолачивает зерно, одними орудиями обрабатывает другие...

Естественно, что на этих орудиях, изготовленных сегодня, после их употребления остаются следы работы; Такие орудия также фотографируют, изучают методом-раскопом, полученные результаты сравнивают с результатами изучения древних орудий, и это дает возмож­ность точно установить, как и для чего применялись те или другие типы орудий людьми каменного века.

Орудия, изготовляемые археологами, настолько схо­жи с орудиями, созданными людьми каменного века, что С. А. Семенов, заканчивая в каком-либо месте полевые исследования, в последние годы стал уничтожать орудия, сделанные его сотрудниками. Говорят, что это по? надобилось после того, как один местный археолог обнаружил изготовленные и брошенные экспедицией С. А. Семенова орудия, изучил их и написал статью об открытии древней стоянки... Только то, что статья этого археолога попала на отзыв к самому С. А. Семенову, спасло «первооткрывателя» от позора.

С. А. Семенов и его сотрудники побывали в самых различных районах страны и везде проводили экспери­менты, о которых рассказано в упомянутых книгах. Если читать об этих экспериментах интересно, то на­блюдать за ними интереснее во много раз. Летом 1971 г.; в районе села Воронцовки Адлерского района Краснодарского края мне удалось наблюдать, как сотрудники Кавказского опытного археологического отряда Института археологии АН СССР во главе с Семеновым С. А. и Г- Ф Коробковой проводили эксперименты.

Ущелье небольшой горной речки. На склонах - роскошный буковый лес, у самого берега - заросли самшита. Влажная, липкая жара... Тишина, только шу­мит бегущая по камням речушка... На берегу, у валу­нов, сидят археологи А. Е. Матюхин и В. Е. Щелин­ский. Оба, полуобнаженные, загоревшие, обросшие, всклокоченные, в руках у них крупная речная галька, чуть в стороне - записные книжки и часы, необходимые для хронометрирования всех операций.

Работа археологов, в считанные минуты изготовляв­ших каменные орудия, рубивших ими деревья, скоблив­ших шкуры животных, производила прямо-таки оше­ломляющее впечатление. Судя по этнографическим ма­териалам, документальным кинофильмам, старинным рисункам, все - и приемы, и позы, и движения совре­менных мастеров - ничем (на глаз) не отличалось от действий первобытного человека. И я могу повторить лишь то, что уже как-то писал: ученые хорошо «вжи­лись в роль».

Так вот, этот-то трасологический метод Г. Ф. Коробкова и применила для изучения орудий джейтунцев. И, как красочно писал Владимир Орлов, «тубус микро­скопа стал нежданно как бы зрительной трубой, позво­ляющей сквозь даль времен заглянуть в пещерную ма­стерскую и увидеть тонкие подробности ранней колыбе­ли труда» 29.

Подробности, которые удалось установить Г. Ф. Ко­робковой, оказались действительно «тонкими». Она вы­яснила, из чего изготовлялись орудия, каково было их назначение, как обрабатывались камень, кость и мно­гое другое... Результаты исследований Г. Ф. Коробкова обобщила в монографии «Орудия труда и хозяйство неолитических племен Средней Азии» 30. Что же удалось ей узнать об орудиях джейтунцев?

Прежде всего, необходимо сказать, что Г. Ф. Короб­кова изучила, по ее словам, «абсолютно все» найденные каменные и костяные изделия джейтунской культуры. А их немало: только на одном Джейтуне за 1957- 1964 гг. собрана коллекция в 6669 экз. Ясно, что труд проделан поистине титанический.

Оказалось, что большая часть изделий выделывалась из кремня (97,03%), а остальные - из кости (1,81%) различных мелкозернистых пород камня (1,16%), прежде всего кремнистого известняка и халцедона. На самом деле, конечно, состав орудий - по материалу - был джейтунцев несколько иным: ведь до нас не дошли изделия из дерева.

Оказалось также, что индустрия Джейтуна весьма богата и разнообразна как по набору орудий, так и по технике их изготовления. Среди орудий труда мы видим - ножи, скребки, серпы, пилки, сверла, скобели, проколки шилья, отбойники, ретушеры, лощила. Обнаружены так­же ядра для пращи - небольшие галечки шаровидной формы, оббитые со всех сторон приемом, так называе­мой точечной техники. Шлифовальная плитка из мелкозернистого песчаника, использовавшаяся для заточки изделий из камня; обломки зернотерок; прекрасно от­шлифованные топорики (кельты) из мыльного камня. Среди орудий больше всего вкладышей серпов (более! 34%) и различных скребков и скобелей (около 27%).

Индустрия Джейтуна, отмечает Г. Ф. Коробкова, носит микролитический характер и отличается рядом архаических черт (и в самой технике обработки камня, и в изготовлении орудий труда), которые сохранились с мезолита. Микролиты - это мелкие каменные орудия, иногда геометрических форм (треугольники, трапеции, сегменты). Характерны они для мезолита, но встречаются и в неолите. В. М. Массон подчеркивает, что именно в создании миниатюрных кремневых орудий джейтунцы достигли «подлинной изощренности».

На Джейтуне найдено 350 микролитов; использова­лись они как вкладыши для составных режущих и метательных орудий. Оставим вопрос о метательных орудиях, и остановимся на режущих, прежде всего на серпах. Последние имели для жителей поселения особой значение - ведь они были земледельцами!

Составные серпы изготовлялись, вероятно, так: в деревянной или роговой рукоятке (прямой по форме) вырезался паз, в него вставляли кремневые вкладыши, которые, скорее всего, как-то закреплялись. Известно, что в Европе и на Ближнем Востоке это делалось с помощью битума.

С. А. Семенов заинтересовался вопросом, прочно ли битум удерживает вкладыши в рукоятке? Были изготовлены серпы по образцу древних составных и в райо­не Дубингай (Литовская ССР) проведены эксперимен­ты За шесть часов работы был срезан камыш (высотой более 2,5 м и диаметром 8-9 мм) на площади 312 кв.м двумя серпами, в которых кремневые вкладыши были закреплены битумом. За это время из прямого (дере­вянного) серпа не выпало ни одного вкладыша, а из изогнутого (рогового) выпало два. Такими же серпами срезали ивовые и березовые ветки до 8 мм в диамет­ре 32. Как видите, битум достаточно прочно удерживает вкладыши в ручке серпа. Так что если джейтунцы дей­ствительно закрепляли в своих серпах вкладыши с по­мощью каких-либо смол, то они имели вполне надежные орудия для уборки урожая.

в начало статьи Жизнь Джейтунцев - поселения и сельское хозяйство

 


« Предыдущая страница | Страница 2 из 5 | Следующая страница »


От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться

« Кремлёвские звёздыРок московского герба »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Карета в движении. Иллюстрация к книге "Трое"
Две мужские фигуры
Владимир: Новая столица древней Руси

Оружие России



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне