Опубликовано: Февраль 21, 2011

  Скифские предметы были найдены и в цитадели Кармир-Блура. В кладовых оказались чисто скифские части конского убора. Один из них, с железными удилами, удлиненными псалиями архаического скифского типа и пряжками для ремней в форме массивных птичьих клювов и головки барана, может происходить из Прикубанья. Второй же, несомненно, принадлежит более западным областям Скифии. Он имеет, кроме железных удил и пряжек в форме клювов, характерные костяные пластинчатые псалии с тремя отверстиями, один конец которых оканчивается копытцем, а другой головкой животного.

  При раскопках цитадели в ее кладовых были найдены также бронзовые наконечники скифских стрел, скифские бусы, а также роговые изделия в виде головок баранов и грифонов, совершенно тождественных с теми, которые происходят из курганов у станицы Келермесской, на Кубани.

  Таким образом, данные раскопок Кармир-Блура отчетливо свидетельствуют о связи скифов с урартами во время существования города Тейшебаини. Они наглядно иллюстрируют союз урартов с киммерийцами, скифами и другими кочевниками, который представлял большую угрозу для Ассирии. Об этой тревоге ассирийских царей, опасавшихся союза урартов с кочевниками, постоянно говорят оракулы, вопросы к богу Шамашу Асархаддона и Ашурбанипала, а также один текст из ниневийской библиотеки Ашурбанипала, собственноручно им написанный. В ней упоминается этот опасный союз урартов с кочевниками, имевший исключительное значение в политической жизни Передней Азии и приведший в конце VII века до нашей эры Ассирийское государство к гибели.

  Вавилонская хроника Набупаласара, подробно описывающая последние годы Ассирии, рассказывает о взятии в 614 году до нашей эры Ашура, на развалинах которого был заключен военный союз мидийцев и вавилонян. Но все, же судьба Ассирии была решена только через два года, когда к этому союзу присоединились отряды кочевников и мелкие страны Передней Азии. Только тогда, после троекратного штурма, была взята Ниневия. Геродот, греческий историк V века до нашей эры, рассказывает о том, что во время осады Ниневии индийским царем Киаксаром появилось большое скифское войско, предводителем которого был царь Мадий, сын Прототия (Бартатуа ассирийских источников). Еще Асархаддону пришлось принимать меры и вести мирные переговоры со скифами, зашедшими далеко в пределы Передней Азии, в страну Мана, на юге озера Урмии. В последние годы письменные сведения о пребывании скифов в стране Мана дополнились археологическими материалами, в частности кладом золотых и серебряных вещей, найденным около Саккыза, в Иранском Курдистане. Среди вещей этого клада оказались предметы не только ассирийского и скифского стилей, но и того смешанного стиля, который отразился на некоторых археологических предметах из Закавказья и на золотых ножнах из Келермесского и Литого курганов.

  Таким образом, данные письменных источников и археологии указывают, что одно время киммерийцы и скифы были в союзе с урартами и совместно выступали против ассирийцев. Но в начале VI века до нашей эры, когда Урартское царство шло к закату, и особенно после того, как мидийцами была взята и разрушена Тушпа, скифы из союзников урартов превратились в их врагов. И именно скифами были разгромлены последние, правда уже сильно ослабленные, административные урартские центры в Закавказье, к которым принадлежал и Тейшебаини. Так что нет возможности установить точно дату, когда произошел штурм цитадели Кармир-Блура, но, по всей вероятности, это событие имело место уже после падения Тушпы.

  Осада Тейшебаини, судя по состоянию пищевых запасов во временных жилищах осажденных (полные зерновые ямы, мелкие сосуды с зерном), была недолгой, и скифы решительным штурмом, произведенным внезапно ночью, в первой половине августа, овладели цитаделью и ее разрушили.

  Перед штурмом крепость была обстреляна со стороны боковых ворот и забросана горящими предметами. Временные жилища во дворе цитадели загорелись, их крыши, сооруженные из веток и прутьев, рухнули и перекрыли все содержимое этих жилищ в том виде, в каком оно было во время штурма. Жители успели лишь выбежать из под горевшей кровли, не успев ничего с собою захватить. У очагов лежало оружие, в углах жилищ женские украшения. Все это указывает на неожиданное ночное нападение скифов. При раскопках этих жилищ около очагов обнаружено большое количество различных сосудов, наполненных пшеницей, ячменем и просом; запасы зерна хранились также в ямах, вырытых в полу. Около очагов лежали каменные зернотерки, ступки с пестами, железные орудия и оружия, предметы украшения, деревянные предметы. Сохранности содержимого жилищ способствовало то обстоятельство, что сгоревшие жилища были сверху завалены еще толстым слоем обвалившихся сырцовых кирпичей, образовавших плотный слой, не проницаемый для влаги и воздуха. Только благодаря этим исключительным условиям смогли сохраниться деревянные изделия и обрывки шерстяных тканей. При штурме сгорели и были завалены обрушившимися крышами только те жилища, которые находились у ворот, в зоне обстрела, и которые могли быть подожжены. Жилища за углом, у юго-западного фасада здания, находились вне обстрела, и они подверглись жестокому разграблению. В одном из них обнаружены и скелеты убитых жителей - ребенка и взрослого, раздавленных завалившейся каменной стеной.

  Находки в этих временных жилищах, устроенных во дворе цитадели, позволили установить и время года, когда произошло разрушение крепости. Особенно показательны в этом отношении пищевые запасы. Хлеб был уже убран, но виноград еще не созрел. При большом количестве остатков виноградной лозы, виноградных косточек была обнаружена лишь одна горсточка от незрелой еще грозди или же от изюма. Это обстоятельство позволяет определить время штурма цитадели первой половиной августа месяца. Предположение это подтвердилось также находкой около очага пучка сухой, обуглившейся травы, в котором оказались также цветки трав, васильковых, овсяницы и других, определенных ботаниками как цветки конца июля - первой половины августа.

  Во время штурма скифы подожгли и цитадель; деревянные перекрытия помещений были охвачены огнем подобно костру. Раскопки на каждом шагу обнаруживают следы сильнейшего пожара, особенно в помещениях, связанных с изготовлением кунжутного масла.

  При раскопках кладовых цитадели постоянно можно встретить обвалившиеся и не вполне сгоревшие балки потолка. На обрушившихся частях перекрытий часто попадались костяки крупного рогатого скота, лошадей и ослов. На время осады эти животные для большей безопасности были, вероятно, по пандусу около главных ворот подняты на крышу. Когда кровля цитадели была объята пламенем, обезумевшие животные оторвались от привязи и метались среди огня, попадали на перегоревшие перекрытия и вместе с ними обрушивались вниз. С. К. Даль, изучавший эти костяки непосредственно при их расчистке, неоднократно устанавливал факт падения животных с большой высоты, на что указывали не только сильные повреждения костей, но и положение скелетов. От животных, погибших во время пожара, сохранились не только костяки, но и ошлакованные остатки мяса и кожи, а также некоторые внутренности. В одном случае из черепа был извлечен высохший мозг, а в целом ряде случаев сохранилось содержимое желудка - очень часто августовская трава. В желудке коровы в единственном случае найдены косточки арбуза, попавшие в корм коровы, вероятно, еще незрелыми. Эти костяки животных представляют исключительный интерес, так как они дают весьма определенный материал для истории изучения скотоводства в Закавказье.

  Скифы ворвались в уже горящую кладовую и среди огня пытались поспешно захватить добычу. Через узенькую дверь вбежали они в большую винную кладовую, среди застилающего глаза дыма кинулись к карасам, заглянули в них и, убедившись в том, что они пусты, прекратили дальнейшие поиски. В центре кладовой находился жертвенник, около которого стояли небольшие глиняные фигурки божеств человеческого облика, с накинутой на спины и головы рыбьей кожей. Эти фигурки изображали урартского бога, соответствовавшего ассирийскому богу Эа, который защищал продукты от злых сил и являлся исцелителем всяких болезней. Скифы, вбежавшие в кладовую, не найдя в ней ожидаемой добычи, разрушили жертвенник, разбили и разбросали глиняные фигурки богов и жертвенные сосуды. Тут же была найдена глиняная подвесная печать булла с оттисками печати и одним клинописным словом, значение которого нам неизвестно. По-видимому, ею была запечатана корзина, стоявшая у жертвенника и унесенная скифами. Ио если бы скифы внимательно осмотрели все карасы кладовой, то они нашли бы ценные для них предметы. В одном из карасов под деревянными досочками было спрятано 97 бронзовых чаш с клинообразными надписями, упоминающими четырех урартских царей VIII века до нашей эры. И в другой кладовой для вина оказалось немало ценных предметов, как бронзовые щиты, шлем и колчан с посвятительными надписями богу Халди. По-видимому, во время осады цитадели кладовщики разграбили храмовую сокровищницу в цитадели, и отдельные ценные предметы растащили по своим кладовым, запрятали их, надеясь после осады ими воспользоваться.

  В проходе между двумя частями кладовой, на полу, лежал колчан Аргишти, сына Менуа, один карас был прикрыт его же посвятительным щитом. В карасе оказалось много железных предметов и обломков бронзовых художественных изделий. Около стоявшего рядом караса был обнаружен щит Русы, сына Сардури, вероятно первоначально покрывавший сосуд, а потом сползший на землю. В этом карасе сверху оказалась половина бронзового котла из клепаной листовой бронзы, а под ним замечательный шлем царя Аргишти. Разграбление этой кладовой было еще затруднено и тем, что во время пожара в нее обрушились и декоративные башенки из крупных, хорошо отесанных базальтовых блоков. Они затруднили и перекопку кладовых, широко применявшуюся скифами, что можно заметить при раскопках. В этих случаях средняя часть кладовых бывает перекопана, и в грунте заполнения нередко можно встретить сломавшуюся при работе железную скифскую лопату.

  После разрушения города Тейшебаини и цитадели скифами в начале VI века до нашей эры жизнь в них не возобновлялась. Была разрушена ирригационная система, подводившая воду к поселению, и его территория стала пустынной. В конце IV века до нашей эры на развалинах поселения было устроено кладбище, причем для могильных сооружений использовались камни древних построек. На холме, на развалинах цитадели, в XI-XII веках существовала небольшая усадьба.

  С падением последнего оплота урартской власти В.Закавказье, с разрушением скифами города Тейшебаини, заканчивается целый этап развития общества, когда значительная часть Армении входила в состав древневосточного рабовладельческого государства Урарту.

  В процессе распада этого большого государства Передней Азии, на основе слияния народов мелких стран, входивших в состав Урарту, при освоении его культуры возникли современные народы Закавказья - армяне и грузины, создавшие в последних веках до нашей эры свой государства.

 

С. И. РУДЕНКО


Раздел: Урарту



« Предыдущая страница | Страница 2 из 2


От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Москва: Девять веков войныКремлёвские звёзды »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
В мастерской художника
Москва мистическая

Парадная дверь с остекленной фрамугой



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне