Опубликовано: Февраль 21, 2011

ПАДЕНИЕ ГОРОДА ТЕЙШЕБАИНИ

  Урартский административный центр в Закавказье - «город бога Тейшебы» - пал в начале VI века до нашей эры под ударами скифов; об этом красноречиво свидетельствуют данные раскопок на Кармир-Блуре. Обстоятельства гибели крепости по археологическим материалам могут быть установлены с большой определенностью и до мельчайших деталей. При раскопках на Кармир-Блуре, при расчистке фасада цитадели у северо-западных ворот, приходилось удалять мощный массив земли толщиной около четырех метров, образовавшийся от разрушения обвалившихся верхних частей стен, сложенных из сырцового кирпича. При этой большой и трудоемкой работе были обнаружены бронзовые наконечники стрел скифского типа VII-VI веков до нашей эры, совершенно отличные от железных урартских, встреченных в основных слоях цитадели Оказалось, что первоначально, до обвала и разрушения стен крепости, стрелы находились в сырцовой кладке стены. Некоторые наконечники имеют загибы и обловы на концах, получившиеся при ударе о камень, а один из наконечников был обнаружен в слое глиняной обмазки, покрывавшей каменный цоколь стены.

  Таким образом, с несомненностью устанавливается, что эти наконечники стрел скифского типа принадлежат врагам, разрушившим цитадель Тейшебаини. Враги штурмовали крепость не через главные, хорошо и надежно укрепленные, ворота, где при раскопках не было найдено ни одного наконечника скифских стрел, а через боковые ворота, находившиеся около берега реки Занги (Ильдаруни). Прежде чем скифы могли подойти к этим воротам, должен был сначала пасть город, занимавший территорию к западу и югу от цитадели, - штурм крепости со стороны реки был невозможен. Раскопки города показали, что он был оставлен без боя, его жилища были покинуты и имущество из них унесено. Да и вряд ли все население города могло быть защитниками урартской власти. Небольшие по размерам раскопки в городе выявили с полной определенностью характер этого поселения. Оно было построено по заранее размеченному плану, имело длинные и широкие улицы, по сторонам которых располагались кварталы жилищ. Эти кварталы состояли не из отдельных домов, а представляли собою постройку, где под общей крышей на раскопанном участке из трех помещений находилось несколько однотипных жилищ.

  Раскопки поселения у Кармир-Блура отчетливо выявили тот факт, что его жители находились на государственном довольствии. В жилищах не обнаружено сколько-нибудь ощутительных следов собственного хозяйства семейств. Отсутствуют помещения для скота, места хранения запаса продуктов, в кварталах как будто намечаются даже обособленные кладовые, не входящие в отдельные жилища. Проходы в жилища были настолько узкими, что крупный рогатый скот пройти через них и не мог. При входе, около самой двери, нередко можно встретить пробитое в камне сквозное отверстие, служившее для привязи собачки; тут же находилась и ее кормушка - каменное корытце.

  В жилищах обнаружены кости крупного и мелкого рогатого скота, остатки пищи. Весьма интересно наблюдение зоолога С. К. Даля, установившего находки костей одной и той же туши в различных жилищах, что подтверждает, возможно, предположение о централизованном получении пищевых продуктов.

  В поселении у цитадели жили многочисленные ремесленники, трудившиеся над переработкой громадной дани, поступавшей в Тейшебаини, земледельцы, работавшие на полях и в садах, принадлежавших Урартскому государству, о которых рассказывает надпись на стеле, некогда стоявшей напротив Кармир-Блура, возможно, что в нем жили н урартские воины. Естественно, жители указанных категорий, находившиеся в зависимом положении от урартской государственной власти, находились на государственном довольствии и не имели собственного хозяйства, обеспечивавшего их существование. Поселение у Кармир-Блура было типичным городским поселением древневосточного рабовладельческого общества. Возможно, что в нем жили не только представители закавказских племен, но и переселенцы из отдаленных мест, как в городе у крепости Ирпуни, основанной Аргишти. Ассирийские письменные источники также постоянно свидетельствуют о том, что жителями городов около административных центров большей частью являлись переселенцы из покоренных стран. Поэтому не удивительно, что при приближении врагов город был, покинут, тем более что, по предположению В. С. Сорокина, в это время еще не было закончено полностью сооружение оборонительных стен города. Жители собрали свой скарб и покинули город. Те, кто надеялся на защиту урартского военного гарнизона, переселились в цитадель. Во дворе цитадели было наспех устроено множество временных жилищ. Они представляли собою хижины с жидкими стенками, сложенными из сырцовых кирпичей или же из мелких камней. Иногда эти жилища представляли собою просто* навесы, пристроенные к фасаду дворца наместника. В них были вырыты ямы, куда ссыпались запасы зерна, устроены очаги, вокруг которых стояли различные сосуды, также с пищевыми запасами. Все говорит о подготовке к длительному отсиживанию в осажденной крепости.

  Под временные жилища были заняты и помещения цитадели, в кладовых около еще сохранившихся сложенных предметов устраивались очаги, складывались запасы продуктов, зерно, а иногда и мясо.

  Перед своей гибелью урартский административный центр, город Тейшебаини, находился уже в упадке. Урартская власть в Закавказье пошатнулась, дань перестала регулярно поступать в крепость, и ее кладовые пустовали. В обширных винных погребах, где в 152 крупных сосудах карасах могло храниться более 160 тысяч литров вина, его уже не было. В пятнадцати из этих сосудов было обнаружено зерно и мука, пищевые запасы, заготовленные, вероятно, обитателями крепости на время осады Раскопки дают картину полного запустения кладовых, но вместе с тем чрезвычайно реальное представление о жизни в этих кладовых позволяет нам ощутить их обстановку.

  Так, около одного из винных карасов был найден скелетик жабы - обычной обитательницы сырых подвалов. В углу одного из помещений оказалось осиное гнездо, обитатели которого в древности, вероятно, беспокоили кладовщиков. На дне карасов можно найти остатки обитателей кладовых - мышей и серых хомячков. В одном из карасов оказался скелет кошки. Когда зоолог С. К. Даль стал детально изучать эту груду косточек, то оказалось, что там, кроме костей кошки, были еще и косточки мыши. По-видимому, увидав пробегавшую мышь, кошка погналась за нею, и когда та прыгнула в крайний, стоящий около самой стенки карас, то и кошка последовала за нею и нашла там свою гибель, так как не смогла выскочить обратно из крупного, высотою в полтора метра караса.

  Если мы пройдем по только что расчищенной кладовой, то нам может показаться, что эта кладовая оставлена совсем недавно. У стен стоят прислоненные к ним сосуды с зерном, лежат кувшины и чашки, правда, иногда в разбитом виде, тут же светильник из глины, железный ножичек, обрывки веревки, пучки высохшей, обуглившейся травы. А между тем прошло уже более 2500 лет с тех пор, кода эти кладовые были покинуты. Около 590 года мидяне разрушили Тушпу, столицу Урарту, и некогда мощное государство древнего Востока пало. Вероятно, вскоре после того был положен конец и урартскому владычеству в Закавказье.

  Все бронзовые наконечники стрел скифского типа, обнаруженные около ворот цитадели Тейшебаини и принадлежавшие врагам, разрушившим эту крепость, относятся именно к этому же времени, к первой четверти VI века до нашей эры.

  Археологический материал, добытый раскопками на Кармир-Блуре, четко свидетельствует о том, что при существовании крепости скифы, ее разрушившие, долгое время были с нею в тесных сношениях. Скифы Северного Кавказа и восточных областей Причерноморья значительную часть железа для орудий и оружия получали через Закавказье, через урартские административные центры. Связи скифов с Закавказьем, даже скифов западного Причерноморья, в конце VII и в начале VI веков до нашей эры прослеживаются очень четко. До греческой колонизации взаимоотношения племен причерноморских степей со странами древнего Востока осуществлялись не только через северо-западное побережье Черного моря, но и через Кавказ.

  Связи ранней скифской культуры с древним Востоком и западными частями Малой Азии отчетливо выявляются замечательными памятниками скифского искусства, найденными при раскопках курганов у станицы Келермесской, на Кубани. В этих богатых погребениях скифских вождей были найдены изделия из золота и серебра, связанные по стилю с искусством Малой Азии, - как серебряное зеркало и ритон, и с искусством Урарту и Ассирии, - как замечательные золотые ножны от короткого скифского меча-акинака. Орнаментальные мотивы на предметах искусства Закавказья урартского времени и в частности на происходящих из Кармир-Блура разъясняют нам непонятные и чуждые для скифского искусства мотивы, как, например, сильно стилизованное священное дерево со стоящими по его сторонам человеческими фигурами. Золотые ножны акинака, совершенно подобные найденным в Келермесском кургане, уже очень давно, еще в 1763 году, были найдены при раскопках Литого кургана, в б. Херсонской губернии.

  Но, кроме таких скифских изделий, отражающих на себе влияние древневосточного и закавказского искусства, мы имеем целый ряд данных, свидетельствующих о далеких связях скифов западного Причерноморья через Кавказ с древним Востоком.

  В раннескифских курганах на Украине, у селения Смелы, была найдена ассирийская цилиндрическая печать из халцедона с изображением лошади и символом бога Ашура. В селении Подгорцах, около Киева, был найден в кладе закавказский пластинчатый пояс, закавказские и кавказские предметы, известные из скифских могильников. По реке Суле, а у Канева и селения Жаботин, в Киевской области, в курганах начала VI века до нашей эры были найдены бронзовые закавказские сосуды с литыми ручками, украшенными головками хищных животных. Последние работы археолога Е. И. Крупнова установили, что центром их изготовления в VII веке до нашей эры был горный Кавказ, районы Кабарды и Осетии. Подобные сосуды, кроме Украины, встречаются на Кубани, в громадном количестве в горном Кавказе и в единичных экземплярах в Закавказье. Один подобный сосуд был найден среди металлических изделий в винной кладовой на Кармир-Блуре, а другой происходит из урартского могильника у Игдыра, у подножья Арарата.

 


Страница 1 из 2 | Следующая страница »


От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Москва: Девять веков войныКремлёвские звёзды »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Праздник (Раввин с лимоном)
Женскйи торс
Четыре двухстворчатых окна в стиле модерн с верхней откидной форточкой

Тонкокаменная и полуфарфоровая посуда



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне