Опубликовано: Февраль 19, 2011

РАСЦВЕТ ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА УРАРТУ

   Около двух веков, с начала VIII и до начала VI века до нашей эры, южная часть Закавказья входила в состав царства Урарту. На территории Армянской ССР сохранилось большое количество урартских памятников - клинообразные надписи на скалах, отмечающие завоевания и строительные работы, остатки древних крепостей - часто на труднодоступных возвышенностях в горах.

  Урарту, могущественное рабовладельческое государство древнего Востока, образовалось в центральной части Передней Азии, на Армян

С ком нагорье, в середине IX века до нашей эры. Именно тогда ассирийскому царю Салманасару III пришлось вести упорную и длительную борьбу с этим своим новым соперником, борьбу, отраженную в царских летописях и на рельефах Балаватских ворот. В конце IX века до нашей эры и особенно в начале VIII века до нашей эры наблюдается интенсивный рост территории Урарту. В это же время в центре самого царства, в городе Тушпе, сооружается грандиозный канал длиной более 70 километров, подводивший к Тушпе питьевую воду и сохранившийся доныне под именем «канал Шамирам», воздвигается много храмов, дворцов и крепостей. Урартские войска успешно противостоят ассирийцам, на западе достигают реки Евфрата, на востоке овладевают важными для обороны своей страны горными областями, прикрывавшими доступ в центр своего государства, а на севере доходят до реки Аракса.

  Урартские клинообразные надписи царя Менуа, сына Ишпуими, рассказывают о снаряжении в закавказские области большого для того времени войска, состоявшего из 65 боевых колесниц, многочисленной конницы и 15 760 пехотинцев. На северных отрогах горы Арарат была построена крепость, названная Менуахинили, служившая важным стратегическим пунктом, обеспечивавшим дальнейшее движение на север, через Араке.

  Походы в Закавказье имели своей целью присоединение к Урарту плодороднейшей Араратской равнины, угон пленных из покоренных областей и захват скота в горных районах. Привлекали урартов также горы Малого Кавказа, богатые медной рудой, в которой урарты испытывали недостаток.

  При Аргишти, сыне Менуа, продолжалось дальнейшее расширение территории Урарту.

  Во второй четверти VIII века до нашей эры после непродолжительной войны с мелкими племенами Закавказья к Ванскому царству была присоединена вся Араратская равнина, и административный урартский центр был перенесен уже на левый берег Аракса. На прибрежной в то время скале, господствовавшей над всей равниной, Аргишти построил свою крепость, назвав ее Аргиштихинили. Позднее на этом же месте был расположен Армавир, древняя столица Армянского царства.

 Бронзовая фигурка - часть трона, найденая на Тропак-Кале у Вана

 Бронзовая фигурка - часть трона, найденая на Тропак-Кале у Вана ( Государственный Эрмитаж)

 

  В районе Армавирского холма найдено 14 клинообразных надписей, главным образом на камнях из древних построек, относящихся ко времени двух урартских царей - Аргишти и его сына Сардури. Надписи рассказывают о больших строительных работах, предпринятых урартами в первой половине и в середине VIII века до нашей эры вокруг Аргиштихинили. Они рассказывают о постройке крепостей и храмов, проводке каналов, о разведении садов и виноградников, об обширных полях. Араратская равнина стала одним из центров земледелия и скотоводства, и в кладовых урартского административного центра скоплялись большие богатства. Этим мероприятиям в южном Закавказье урарты придавали большое значение, и сведения о них сообщены также в хорхорской летописи Аргишти, высеченной на Ванской скале.

  Одновременно с заботой о благоустройстве района вокруг своего административного центра урарты опустошали целые области Закавказья, особенно те, население которых оказывало им упорное сопротивление, желая сохранить свою самостоятельность. Кроме Араратской равнины, урарты покорили также горные районы Арагаца и севанского побережья, богатые скотом. Это покорение сопровождалось разрушением поселений, крепостей непокорных племен, опустошением мелких стран, уничтожением и пленением жителей, угоном большого количества скота. Толпы пленных и скот угонялись из Закавказья в центр Урарту - Биайну.

  Покоренные страны входили в состав Ванского царства, что в летописях выражалось фразой: «страну в мою страну включил». Жители этих стран причислялись к тем, кого урарты называли биайнцами; от имени страны Биайна (Виайна), расположенной около озера Ван и занявшей главенствующее положение в древневосточном государственном объединении, происходит и современное название озера. Но ввиду того, что в урартских надписях термином «страна Биайна» очень часто обозначается только центральная часть государства, и нередки случаи, когда этот термин противопоставляется названиям присоединенных к царству стран. В науке принято употреблять ассирийский термин - Урарту и жителей этой страны называть урартами, так как ассирийцы под этим термином разумели разнородное и пестрое по составу население, образующее крупное рабовладельческое государство древнего Востока, а не только территорию и население его центральной части.

  На покоренные и включенные в состав Урарту страны налагались военные и строительные повинности, а также определенная дань. Управление новыми областями-наместничествами поручалось наместникам, обычно военачальникам, наряду с которыми сохранялись иногда династии местных правителей. В летописи царя Сардури, сына Аргишти, можно встретить трафаретную фразу о том, что «пришел такой-то правитель, пал ниц и обнял Сардуровы колени». Но встречаются и тексты, говорящие о пленении царя, уводе в Биайну и назначении урартского наместника.

  На протяжении почти всего VIII века до нашей эры Аргиштихинили был крупнейшим, если не единственным, административным центром в Закавказье. В нем жил урартский наместник и находился постоянный большой гарнизон. В этой крепости снаряжались походы, направляемые в глубь Закавказья по двум путям: на север, за гору Арарат, и по реке Занге к озеру Севану. Оба эти пути четко отмечены урартскими надписями на* скалах и на камнях древних построек.

  На северо-западном побережье озера Севана, у селения Лчашен (Ордаклю), уже давно была открыта клинообразная надпись, высеченная на прибрежной скале. В надписи отмечается захват города Киехуни, развалины которого были обнаружены неподалеку от скалы с клинописью. Эта громадная крепость, выделяющаяся по своим размерам и мощности сооружения, должна была служить преградой на пути к западному побережью озера. Захватив ее, Аргишти получил доступ ко всему богатому приозерному району. Вот почему захват этого города отмечен также в летописях урартского царя, открытых в центре государства.

  В летописи, наряду с рассказом о покорении города Кнехуни, отмечается также постройка мощной крепости, города Ирпуни, которая должна была возвеличить страну Урарту и устрашить вражеские страны, «...по велению бога Халди, Аргишти, сын Менуа, говорит: город Ирпуни я построил для могущества страны Биайны и на устрашение вражеских стран,.. Могучие дела я совершил там - 6600 пленных из страны Хате и страны Цупани я поселил там». Таким образом, мы узнаем, что в городе у административного урартского центра Аргишти жили переселенцы из отдаленных областей. Под страной Хате следует разуметь мелкие хеттские княжества в северной Сирии, страна же Цупани соответствует Софене греческих источников, армянской области Цопк, расположенной на левом берегу Евфрата, в его западной излучине. Аргишти вел упорную и успешную борьбу с ассирийцами за выход к Средиземному морю, за овладение основными торговыми путями древнего Востока. Оказывается, что часть пленных, захваченных во время этих военных действий, была переселена в Закавказье.

  В 1950 году благодаря счастливой находке удалось с полной определенностью установить местоположение города Ирпуни, При реставрационных работах, проводившихся на месте древней крепости на холме Арин-Берд (Ганли-Тапа), на южной окраине Еревана, архитектор К.Оганесян обнаружил два камня с клинописью. На одном из них оказался следующий текст: «Бога Халди величием, Аргишти, сын Менуа, эту крепость мощную построил, закончил, городом Ирпуни назвал, для могущества страны Биайны и на устрашение вражеских стран. Аргишти говорит: ...совершил я дела могучие там». Заканчивается надпись пространной титулатурой урартского царя.

  Не случайно урартский наместник времени Аргишти, сына Менуа, свою крепость построил на самой окраине Араратской равнины, а не выше, в горах, где климат был значительно приятнее. Именно этот район был прочно освоен урартами, и здесь они могли считать себя в полной безопасности.

  Небольшие разведочные раскопки на Арин-Берде установили, что постройка на холме представляла собою громадное сооружение дворцового типа, напоминающее даже ассирийские дворцы. Вокруг большого, квадратного в плане, внутреннего двора были расположены помещения, об одном из которых мы имеем более или менее ясное представление. Это длинная и сравнительно узкая комната, примыкающая к западной части двора и напоминающая по своему характеру первое помещение ассирийских дворцов, особенно украшенное. При разведочных раскопках и расчистке разрушенных частей этого помещения удалось обнаружить остатки замечательных росписей его стен, выполненных в основном синей и красной краской по белому фону. Расчистка в юго-западном углу помещения позволила нам установить последовательность орнаментальных элементов. В верхней части стены, на выступающем вперед карнизе, располагались круги с вписанными в них многолучевыми звездами наподобие розеток. Ниже шел ряд пальметок характерного ассирийского орнаментального мотива, а под ним пояс из ряда ступенчатых башенок, также обычных в ассирийских росписях. Под этими тремя орнаментальными рядами шел неширокий фриз, заполненный фигурками бычков, а еще ниже роспись, изображающая священные деревья со стоящими около них божествами. Нижняя часть стены имела широкую панель, закрашенную синей краской.

  Дворцы ассирийских царей, открытые в середине XIX века, были украшены в парадных своих частях раскрашенными рельефами, но и в них имелись помещения с росписями, а дворцы ассирийских наместников на окраине государства, как, например, Тил-Барсип - резиденция виднейшего ассирийского наместника Шамшиилу, которому пришлось вести борьбу с войсками Аргишти, были украшены только росписями.

  Кроме приведенной надписи Аргишти, на Арин-Берде обнаружены еще две урартские клинописи. Одна из них, известная с 3893 года, отмечает постройку какого-то здания царем Аргишти, а другая, обнаруженная в 1950 году, содержала строительный текст Сардури, сына Аргишти. Таким образом, город Ирпуни относится к периоду подъема Урартского государства, когда оно находилось в зените своего могущества. В это время прочно закрепляется урартская власть в Закавказье и в приурмийском районе, успехом завершаются походы, направляемые на запад, в северную Сирию. Ассирия не могла противодействовать возросшей силе Урарту и стала терять область за областью. В результате всего этого прежнее главенствующее положение Ассирии в Передней Азии перешло к Урарту. Сардури, сын Аргишти, по праву носил титулы «царя стран» и «царя царей».

  Но положение дел в Передней Азии во второй половине VIII века до нашей эры изменилось. После вступления в 745 году до нашей эры на ассирийский престол Тиглатпалассара III Ассирия снова стала переживать период подъема и приступила не только к восстановлению своей прежней мощи, но и к возвращению утраченных владений. Уже в 743 году до нашей эры в северной Сирии ассирийцы нанесли тяжелое поражение войскам Сардури, который принужден был вернуть Ассирии области, имевшие исключительное значение для торговых сношений со Средиземноморьем и Малой Азией. Летописи Тиглатпалассара III рассказывают о победе ассирийцев над Сардури и четырьмя его союзниками, сирийскими князьями, о захвате большого числа пленных и добычи в урартском военном лагере.

  В руки ассирийцев попало походное ложе урартского царя, его драгоценности, кольцо, печать и личная колесница. Сам Сардури под прикрытием ночи бежал, и ассирийцы преследовали его «до границ Урарту, до моста (переправы) через реку Евфрат».

  В 735 году до нашей эры Тиглатпалассар III предпринял поход против Урарту и, перейдя Евфрат, направился внутрь страны, не встречая сопротивления. Ассирийцы дошли до столицы Урарту - Тушпы и осадили цитадель на Ванской скале. Но Сардур не сдал крепости и удержал ее.

  Военные неудачи и поражение Сардури имели для Урарту тяжелые последствия. В связи с ослаблением урартской государственной власти произошел распад царства. Именно в этот критический момент особенно ярко проявилась непрочность государственного объединения Урарту - характерная черта всех государств древнего Востока. Около 730 года до нашей эры", в тяжелые времена, на урартский престол вступил Руса, сын Сардури. Кроме собирания земель, отпавших от Урарту после 735 года до нашей эры, ему пришлось вести также упорную и очень обостренную борьбу с наместниками областей, стремившихся к самостоятельности. Об этой борьбе, временами доходившей до прямых мятежей военачальников * против урартского царя, подробно рассказывают письма ассирийских разведчиков, хранившиеся в царском архиве, в Ниневии. Руса, сын Сардури, •с полным правом на бронзовой своей статуе, которая, по ассирийским сведениям, находилась в Мусасирском храме, надписал: «С моими двумя конями и моим возничим, моими руками завоевал я царство Урарту». Действительно, восстановление распавшегося государства было равносильно новому его завоеванию.

  В своей деятельности Руса главное внимание обратил на Закавказье и район озера Урмии; на севере своего царства он должен был обеспечить защиту границ от вторгшихся в Переднюю Азию киммерийцев, а на юго-востоке вести подготовку к военным действиям против Ассирии, которые неминуемо должны были разразиться.

  В Закавказье при Русе, сыне Сардури, произошли большие изменения. В ответ на мятеж военачальников, наместников областей, он провел реформу управления окраинными областями, выразившуюся в разукрупнении старых наместничеств, в замене крупных административных центров более мелкими. Этим он старался ослабить положение наместников, власть которых на местах чрезмерно выросла.

  В своей столице, в городе Тушпе, Руса перенес царскую резиденцию с Ванской скалы на высоты Топрах-Кале. В Закавказье, по-видимому, именно в это время потерял свое прежнее значение старый административный центр Аргиштихинили, пришли в упадок и некоторые крепости, построенные этими парями, в частности город Ирпуни. Не случайно громадное большинство надписей, найденных в окрестностях Армавирского холма, относится к Аргишти и Сардури; из 15 клинописей только одна надпись, незначительная по размеру и содержанию, относится к последнему урартскому царю начала VI века до нашей эры, Русе, сыну Эримены. Думаю, что не случайно и то обстоятельство, что все три клинописи из города Ирпуни принадлежат урартским царям Аргишти и Сардури. Разведочные работы на Арин-Берде показывают, что город Ирпуни не был внезапно разрушен, а, по-видимому, был заброшен и постепенно приходил в упадок. В исследованных помещениях нет следов пожара и находки в них также очень незначительны. Кладовые Ирпуни, вероятно, были опорожнены, и ценности, в них хранившиеся, перенесены в новые административные центры.

  В Закавказье Руса, сын Сардури, стал проводить широкую строительную деятельность. На побережье озера Севана сохранились две крепости, построенные урартами, древние названия которых нам известны по связанным с ними клинообразным надписям. Одна из них носила имя главного урартского бога Халди - «город бога Халди», а другая - имя бога войны Тейшебы - «город бога Тейшебы». Первая из них была построена на высокой скале, господствующей над всей местностью. В 1927 году на ее территории был найден камень из кладки древней стены с клинообразной надписью, рассказывающей о покорении вражеской страны Уеликухи, пленении царя этой страны, назначении урартского наместника и о сооружении «ворот бога Халди», вероятно храма. В заключение надпись говорит о постройке мощной крепости - «города бога Халди для могущества страны Биайны».

  Вторая крепость находится на возвышенности, на южном берегу озера, между селениями Цовинар (Кёлагран) и Алучалу. На скале, в северной части возвышенности, над водой озера, сохранилась клинообразная надпись Русы, сына Сардури, известная еще с 1863 года. Первая ее копия была весьма неполной и неправильной; доступ к ней был затруднен, а копирование с лодки, со стороны озера, не давало хороших результатов, так как надпись была покрыта в значительной части известковой коркой. В 1893 году А. А. Ивановский предпринял попытку снять эстампаж с этой весьма интересной надписи. С большим трудом в воду озера, под надпись, была подвезена арба, на которую установили стол, на стол табурет, на него стул и еще один маленький табурет. С этой шаткой конструкции, связанной ремнями и веревками, начал А. А. Ивановский свою трудную работу по снятию эстампажа. Первый день не принес исследователю удачи; вечером, когда работа уже заканчивалась, рассказывает А. А. Ивановский в своем отчете, «подул довольно сильный ветер, полотно начало отставать от скалы, я всеми силами спешил окончить работу, но вдруг налетел страшный вихрь, и прежде чем я успел что-либо предпринять, сорвал со скалы мой снимок. Я хотел в воздухе удержать его, совершенно забыв, на какой шаткой почве стою, и, потеряв равновесие, в одно мгновение вместе со стулом и табуретом очутился в воде». На другой только день А. А. Ивановский закончил свой эстампаж, который был передан для издания М. В. Никольскому, впервые опубликовавшему текст надписи с правильным количеством строк и именем Русы, сына Сардури. Но все же, и после эстампажа А. А. Ивановского текст остался неполно воспроизведенным; необходима была дальнейшая работа по копированию надписи. В 1927 году экспедиция Комитета охраны древностей Армении сняла новый эстампаж, спустив сотрудника сверху на канате, который, стоя на подвешенной перед надписью доске, производил работу. Текст по этому эстампажу был опубликован Г. А. Капанцяном и И. И. Мещаниновым. В 1934 году я, воспользовавшись опытами моих предшественников, также предпринял попытку снять копию. На веревках был подвешен стол, ножками кверху, я. спустившись на него по веревке, работал в нем, как в люльке, но сильный ветер, раскачивавший эту люльку, очень затруднял копирование. В тот же день мы с архитектором Н. М. Токарским пытались сделать стереоснимок надписи со стороны озера. На лодке была подвезена большая тренога, которую путем подвешивания к ней камней удалось ровно опустить на дно и на ней установить аппарат для стереофотосъемки. Снимок получился, но известковая корка, покрывавшая надпись, делала надпись неразборчивой. Все же на основании всех этих копий удалось в основном расшифровать весь текст, занимающий 20 строк.

  Надпись рассказывает о покорении 28 стран, которые разделены на две группы. Первая состоит всего из четырех названий стран севанского побережья, вторая же перечисляет 19 стран, покоренных урартами в том же году в других районах. В заключение надпись говорит о постройке мощной крепости «города бога Тейшебы», построенного для могущества страны Биайны.

  На скале, над надписью, сохранились развалины этого города, стена цитадели, сложенная из крупных камней с мощными угловыми башнями и контрфорсами.

  Раскопки внутри цитадели, произведенные мною в 1934 году, открыли остатки жилищ, сильно разрушенных, в которых были обнаружены обломки глиняных сосудов, железное оружие, костяные изделия и каменные зернотерки.

  Эта урартская крепость в Закавказье еще ждет исследований, и нет сомнения, что они дадут интересные результаты. В настоящее время облегчено и изучение надписи. В связи с грандиозными работами по использованию вод озера Севана для гидроэнергетических и ирригационных целей постоянный уровень воды в озере значительно снизится; и теперь уже вода отступила от скалы, и надпись можно будет изучать с конструкции, установленной на твердом грунте.

  Как уже говорилось раньше, в 714 году до нашей эры ассирийские войска нанесли урартам жестокое поражение и победоносно прошли по всему Ванскому царству. Погиб и сам урартский царь Руса. Саргон в своих летописях писал: «На Урарту и всю его область нанес я несчастье и заставил людей, живущих там, стонать и плакать». Урартская государственная власть в Закавказье снова пошатнулась.

  В истории Урарту был еще один период политического и культурного подъема. При долголетнем правлении царя Русы, сына Аргишти (вторая четверть и середина VII века до нашей эры), современника ассирийских царей Асархаддона и Ашурбанипала, Урарту снова стал одним из крупнейших государств древнего Востока. Ассирийские письменные источники передают тревогу Асархаддона относительно замыслов Русы, царя Урарту, действия которого беспокоили его не меньше, чем действия киммерийцев, мидийцев, манеев и скифов. Ассирийцы, по-видимому, не желали вести открытую борьбу с Ванским царством, но и урарты в свою очередь избегали военных столкновений с Ассирией.

  Во время правления Ашурбанипала Руса послал в Ассирию своих послов, о чем говорится в ассирийских летописях: «В то время урартский царь Руса услышал о могуществе моих богов и страх перед моим величием победил его. Он послал своих князей приветствовать меня в Арбеле». Урартские послы прибыли в Арбелу сразу же после победы Ашурбанипала над Теумманом эламским и взятия Суз, На рельефах Ашурбанипала изображено представление послов ассирийскому царю, стоящему на колеснице, и присутствие их при жестоких казнях эламитов.

  Период правления Русы, сына Аргишти, по дошедшим клинописным источникам, представляется периодом интенсивного строительства и укрепления мощи Ванского царства, завершением реформы управления наместничества, начатой его дедом, Русой, сыном Сардури. О больших строительных работах Русы, сына Аргишти, на севере своего государства, в частности в Закавказье, подробно рассказывают две урартские надписи: одна из Маку, к северо-востоку от озера Вана, другая из Звартноцкога храма. Последняя надпись свидетельствует о больших работах урартов, проведенных в районе нового административного центра в Араратской равнине, заменившего пришедший в упадок старый центр - Аргиштнхинили. Таким центром стал «город бога Тейшебы», развалины которого сохранились на холме Кармир-Блур, около Еревана.

  Раскопки этой крепости, производящиеся Академией наук Армянской ССР и Государственным Эрмитажем, дали богатейший материал, характеризующий культуру последнего периода истории Урарту.



Раздел: Урарту



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Старинные тайны Марьиной РощиПроклятые места Москвы »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Крестьянки в церкви
Натюрморт с гранатами.
Кошмар зыбучих песков

Трубочисты: Приносящие тепло и удачу



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне