Опубликовано: Февраль 11, 2011

Копетдаг и подгорная полоса. Прошлое и настоящее

Начнем с настоящего - так, пожалуй, легче. И нач­нем, естественно, с Копетдага: ведь если бы его не бы­ло, то не было бы и подгорной полосы.

Копетдаг - это северная часть Туркмено-Хорасанских гор. В пределах СССР он протянулся на 650 км, достигая наибольшей высоты 2942 м (гора Ризе) и об­разуя ряд параллельных хребтов с крутыми, обрывисты­ми склонами; горы труднодоступны, прорезаны глубо­кими ущельями.

Осадков в Копетдаге больше, чем в других районах Туркмении: 300-500 мм в год. По мере подъема в го­ры пустыня сменяется сухой степью, а последняя - горными степями; выше 2200 м идут горные луга. На высотах свыше 1500 м можно видеть арчевые редко­лесья, в которых в виде примеси встречается невысокий клен туркменский. Арча (можжевельник туркмен­ский)- дерево, достигающее 12-15, а иногда и 20 м в высоту, с бугристым, неровным стволом.

Особенно богата и разнообразна растительность в ущельях, по берегам ручьев. В густых зарослях встре­чаются шиповник и боярышник, ежевика и барбарис, кизильник и алыча, инжир и гранат, грецкий орех и ди­кий виноград, яблоня и клен, вяз и тополь.

Вдоль Копетдага протянулась та самая подгорная полоса - родина культуры древних земледельцев, кото­рую туркменский географ А. Г. Бабаев не случайно назвал «благословенной» 9. Особенно сильное впечатление она производит, когда смотришь на нее с вершины

холма или, скажем, со стен древней Нисы - некогда од­ной из резиденций парфянских царей, называвшейся в те времена Митридатокертом.

...Позади - стена Копетдага, внизу, прямо перед на­ми, - цветущая, полная жизни равнина. Видны селения, сады и виноградники, поля, а дальше, у горизонта, - пески пустыни... Ослепительное солнце, южное, безоб­лачное небо; зеленая полоса предгорий; коричневато-желтоватый Копетдаг; желтая полоса Каракумов - по­разительная гамма красок, запоминающаяся на всю жизнь.

Таковы впечатления. А что говорят географы?

Прикопетдагская подгорная полоса - это наклонная к северу равнина шириной от 5 до 20-40 км. На зна­чительном протяжении она отделена от передового хребта Копетдага грядами холмов (баиров) высотой до 400 м. Осадков в подгорной полосе меньше, чем в го­рах, но больше, нежели в Каракумах. За год выпадает в среднем 228 мм (в Ашхабаде - 233 мм). Толщина снежного покрова всего 1-8 см. В Ашхабаде снег ле­жит в среднем 13 дней в году, но в отдельные годы его вообще не бывает. Средняя температура января +0,9°С (наименьшая -26°С), июля + 29,9 С (наибольшая +48°С); длительность безморозного периода - 230 дней; 1 кв. см поверхности получает здесь в течение года в среднем 160 больших калорий тепла, т. е. вдвое боль­ше, чем в центральных районах европейской части СССР. Большая часть дождей выпадает в конце зимы и весной. Лето - пять месяцев сухой и жаркой погоды (май - сентябрь).

Прикопетдагская подгорная полоса орошается не­большими речками и ручьями, стекающими с гор. Они мелки и маловодны, но роль их в жизни человека, в особенности в истории становления производящего хо­зяйства, огромна. Воды в этих речках действительно мало: все копетдагские речушки, ручейки и родники, вместе взятые, имеют среднегодовой расход 12 куб. м воды в секунду, т. е. почти в 3 раза меньше, чем расход поды в Теджене у Пулихатуна (32 куб. м в секунду). А ведь Теджен - речка тоже не очень большая, по рас­ходу воды она в 3 раза меньше Москвы-реки (109 куб.м в секунду).

Но, повторяем, роль копетдагских ручьев велика: они дают жизнь двум цветущим оазисам - Ахалскому (западная часть подгорной равнины) и Атекскому (ее восточная часть). Все они полностью разбираются на орошение и хозяйственные нужды. Их воды давно уже не хватает для быстро развивающегося хозяйства Турк­менской республики, почему и сооружается Каракум­ский канал, уже доведенный до Геок-Тепе (к западу от Ашхабада).

Почвы подгорной полосы плодородны. Это прежде всего сероземы, содержащие 1 - 1,5% гумуса, имеющие значительные запасы фосфора и калия. Есть здесь и такыровндные почвы (гумуса - до 1%), дающие - при орошении - также неплохой урожай. Но самые цен­ные - орошаемые почвы, сформировавшиеся за послед­ние тысячелетия в результате деятельности человека и отличающиеся очень высоким плодородием.

Такова в самом сжатом, сухом описании подгорная полоса сегодня. Ну а что она представляла собой 7- 8 тыс. лет назад, когда предки первых земледельцев спустились с гор? Что нашли в предгорьях Копетдага создатели одной из древнейших земледельческих куль­тур?

«В те далекие времена, - пишет А. Г. Бабаев, - как и сейчас, к югу от равнины поднимался Копетдаг. Как и сейчас, особенно хорош он был на рассвете, когда не замутнен еще горизонт и в прохладную эмаль бледного неба словно врезан волнистый гребень гор. Встающее солнце, еще не сжигающее, а мягкое, низким боковым освещением подчеркивает объемность хребтов и ущелий. Розовым и палевым теплеют восточные склоны, в си­нем холоде стынут затененные...» 10.

К этой красочной и, несомненно, точной картине сто­ит лишь добавить, что и тогда, так же как и теперь, с севера к подгорной полосе подступали Каракумы. Но были и отличия. Вот они-то и сыграли немалую роль в том, что предки джейтунцев облюбовали для жизни именно эти места.

Проведя тщательные палеоботанические исследова­ния, изучив современную флору Туркмении, проанализи­ровав многочисленные литературные данные, Г. Н. Ли­сицына смогла воссоздать природную обстановку в под­горной полосе в эпохи   неолита,   энеолита и   бронзы.

Большое значение в этой работе имело определение по­род деревьев и кустарников по углям, найденным при раскопках поселений

Анализ показал, что угли арчи встречаются на па­мятниках, расположенных недалеко от подножия гор (Кара-дспе, Намазга-депе, Улуг-депе), и отсутствуют на поселениях, которые находятся сравнительно далеко от Копетдага (Джейтун). Сейчас заросли арчи попадают­ся, как уже говорилось, примерно с высоты 1500 м, при­чем склон Копетдага, обращенный к пустыне, совершен­но безлесен. Вероятно, в VI-V тысячелетиях до н. э. северные склоны гор были покрыты арчевыми лесами, которые спускались и в предгорья, во всяком случае, до высот 400-500 м над уровнем моря, а скорее всего и ниже.

Тяжелая, прочная, красивая древесина арчи играла, видимо, настолько большую роль в хозяйстве древних земледельцев, что они даже изображали это дерево на керамике, на которой рисунков других деревьев не об­наружено. Возможно, этому способствовали не только ценные механические качества арчи, но и то, что она даже внешне резко отличается от других деревьев, ра­стущих в Туркмении, как единственная хвойная порода в этом районе, и, возможно, именно с ней были связа­ны какне-то воспоминания, существенные для племен, пришедших с гор, где арча была самым обычным, рас­пространенным деревом.

В пользу значительной лесистости Копетдага в прош­лом говорит и такое соображение. Мы уже упоминали Нису - древнюю парфянскую крепость и царскую рези­денцию, расположенную недалеко от Ашхабада. Раско­пана она была в 1946-1960 гг. советскими археологами во главе с блестящим знатоком Древнего Востока М. Е. Массоном, отцом В. М. Массона. Замечательные работы М. Е. Массона дали огромный материал о мно­гих сторонах хозяйства, культуры, быта парфян; бесцен­ные сведения получены об архитектуре Нисы. В част­ности, оказалось, что обнаруженный там так называе­мый квадратный зал имел размеры 20x20 м, а пере­крытия п нем были деревянными.

Трудно представить себе, чтобы лес везли из даль­них стран. Скорее всего и джейтунцы, и впоследствии парфяне находили его, что называется, под руками. И не какое-то там мелколесье, а настоящий, высокоствольный лес, в котором можно было рубить деревья минимум метров в двадцать пять, а скорее даже в тридцать; ина­че, отрубив тонкую верхушку, невозможно было полу­чить бревно длиной более 20 м, необходимое, скажем, для перекрытия того же квадратного зала.

Есть, наконец, и прямое, достаточно надежное сви­детельство: знаменитый древнегреческий географ Страбон в своей «Географин» писал, что Парфиена «ле­систа, гориста и бедна». А Парфиена - это историче­ская область, занимавшая в древности район Туркмено-Хорасанских гор (в систему которых входит Копетдаг) и Приконетдагскую подгорную полосу.

Теперь можно сделать некоторые выводы. Во-пер­вых, нынешнее безлесье Копетдага - результат деятель­ности человека (в неолите горы были покрыты арчевыми лесами); во-вторых, лесистость Копетдага способ­ствовала обилию воды. Ведь вырубка лесов ведет к обмелению рек. И действительно, исследования показа­ли, что в энеолите, например, речки, стекавшие с Копет­дага, заходили гораздо дальше на север и были полно­воднее, чем сейчас. Впрочем, что говорить об энеолите, если только за последние 30 лет суммарный сток копетдагских речек сократился на 50%. Да и число их в свое время было большим, чем в наши дни, ибо некото­рые речки и ручьи вообще исчезли за прошедшие ты­сячелетия.

Но и это еще не все: сейчас копетдагские речушки не имеют по своим берегам древесной растительности. Не то было в неолите, энеолите и бронзовом веке: ана­лиз углей показал, что в те времена берега рек были покрыты такими же тугайными лесами, какие и теперь можно видеть, скажем, на Теджене. Интересно, что ту­гайная растительность интересующих нас эпох, по сло­вам Г. Н. Лисицыной, по своему составу «чрезвычайно близка» к современной. Чаше всего встречаются угли карагача и тополя, реже - клена, тамарикса и ясеня. Знаменательна находка углей саксаула на Джейтуне и Песседжике, свидетельствующая о том, что пески в те времена находились неподалеку от этих поселений.

Учитывая все эти факты, нельзя не согласиться с Г. Н. Лисицыной, которая писала: «Растительные ланд­шафты, а следовательно, н природные условия рассмат­рнваемых районов за последние 7 тыс. лет почти не из­менились» н.

Да, почти... Но это «почти», как видите, включает в себя и обезлесение гор, и уничтожение тугаев вдоль рек, и обмеление рек, и как результат всего этого «сжатие», уменьшение подгорной полосы, наступление на нее Ка­ракумов. Кроме того, на эту разрушительную деятель­ность людей могло наложнться и некоторое ухудшение климата на рубеже III-II тысячелетий до н. э., о чем мы уже говорили.

Но в VI тысячелетии до и. э., когда предки джейтун­цев появились на подгорной равнине, они нашли там, замечает Г. Н. Лисицына, все, что им было нужно для перехода к производящему хозяйству: плодородные поч­вы, которые при наличии орошения могли давать бога­тые урожаи; климатические условия, позволявшие в не­которых районах развивать даже богарное земледелие; водные источники, которые могли обеспечить население водой круглый год; древесную растительность, давав­шую населению топливо и строительный материал; пре­красные кормовые угодья для развития скотоводства.

Это полный и точный ответ на вопрос о том, почему предки джейтунцев обосновались в предгорьях Копетда­га: лучшего места поблизости просто не было.

Так что же нам известно на сегодняшний день о тех самых джейтунцах, которые выбрали себе для жизни столь привлекательное место, как Прикопетдагская под­горная полоса?

Но прежде - как был открыт Джейтун.



Раздел: История и археология Южной Туркмении



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться

« Советские комиксы. Смеются все!Призраки московских катакомб »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Река в лесу
Две женщины
Поход Саргона против Урарту





Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне