Опубликовано: Декабрь 5, 2010

Барокко

    Говоря о концепции барокко, мы подразумеваем прежде всего критику. Лишь по косвенным аналогиям, отдельным замечаниям и фразам можно пока судить об архитектурных воззрениях и вкусах современников блистательного расцвета русского барокко, очевидцев строительства Зимнего дворца и церкви Климента на Пятницкой, Смольного монастыря, московских Красных ворот и киевского Андреевского собора, резиденций Царского Села и Петергофа. Об изменении художественного мироощущения русских зодчих той поры также можно в основном судить по их проектам и постройкам. Впрочем, не одни зодчие как бы оставляли в стороне теоретические проблемы, эстетика барокко не привлекла внимание и тех их современников, кто так или иначе соприкасался с теорией — ученых, литераторов.

Существенно заметить, что дело касается здесь не только уровня развития русской архитектурной мысли. Это скорее черта, свойственная вообще периоду европейского барокко XVII — начала XVIII в. Исследователи уже отмечали, что «художественное мировосприятие барокко почти не получило отражение в эстетических теориях эпохи» Едва ли не самыми важными стали тогда разрозненные высказывания Бернини.

Интуиция и практика

   «Интуиция и практика — вот преимущественное достояние мастеров барокко». Это положение в полной мере справедливо и для русской художественной культуры середин: XVIII в. Лишь классицизм, основанный на философии рационализма, научном изучении античности, стал осознавать себя в виде определенной системы теоретических доктрин, и это быстро сказывается на художественном сознании эпохи — растет количество трудов, где затрагиваются собственно эстетические проблемы.

Искусство барокко в русской литературе тех лет характеризуется весьма общими фразами, обычно «превосходными» эпитетами, причем акцент делается па блеске, великолепии, богатстве архитектуры. Именно эти качества становятся критериями прекрасного, ведь «и человек делался почтителен по мере великолепности его жилья и уборов».

Это мнение любителя, но не просто дилетанта: Кантемир к тому времени получил прекрасное образование. В будущем в шкафах его парижской библиотеки соберется немало ценных книг по искусству. Преимущественно это — увражи, богато иллюстрированные издания, увражи, отражавшие стилистику барокко. Пока же житель Петербурга — Кантемир — хвалил Растрелли.

Даже внешне сравнительно сдержанный, с плоскостным декором стен дворец Кантемира, построенный Растрелли, производил, вероятно, впечатление иное, нежели другие здания 1720-х годов.

Пройдет совсем немного времени, и В. Н. Татищев причислит искусство к «щегольским наукам», что вовсе не означало осуждение. В известной мере такое построение отражало изменение художественных взглядов. Несколько одностороннее понимание пользы архитектуры сменяется более сложными представлениями. Все большую роль начинают играть художественная ценность работы зодчего, утверждение красоты радостное восприятие архитектуры. Соответственно менялась и словесная характеристика.

Смена художественных вкусов

   Татищев строил свою классификацию больше на отвлеченных рассуждениях; Кантемир уехал из России до появления самых значительных произведений Растрелли. К 1750-м годам смена художественных вкусов становится реальностью, архитектура барокко достигла расцвета. Подчеркнуто контрастные со своим окружением новые здания Растрелли, Ухтомского и других мастеров удивляли и восхищали очевидцев строительства середины столетия.

А этим окружением было для Петербурга строительство петровского времени, для Москвы— причудливая смесь нескольких веков. В самом деле, на фоне «образцовых» проектов Д. Трезини, Ж.Б. Леблона, М. Г. Земцова, одно - и двухэтажных домов поистине «удивления достойно» был и для самого заказчика — барона С. Г. Строганова,—«новый и такой огромный и с такими украшениями внутри и снаружи» дворец на Мойке.

Пластика — «украшения» барокко особенно впечатляли на фоне плоскостных фасадов петербургских зданий начала столетия. Впечатляла она и в Москве. Но там были сильны иные традиции, художественный контраст грандиозных дворцов мог строиться в сопоставлении с архитектурой конца XVII столетия, немногими зданиями петровского времени, среди которых — Меншикова башня, церковь Ивана Воина на Якиманке и т. д. При всем отличии — барокко 40—50-х годов могло восприниматься здесь в контексте сложившихся художественных критериев.

Конечно, изменение размеров зданий, характера декора не могли не ощущаться. Как показало будущее, сооружения 1740—1750-х годов во многом задали масштаб парадных центров Петербурга и Москвы рубежа XVIII—XIX вв., сыграв тем самым немаловажную роль в развитии русского градостроительства. Но еще более ценна была роль работ середины столетия в эволюции стиля русской архитектуры.



Раздел: Архитектурная теория в России 18 века ( отрывки )



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Дом для знаков ЗодиакаВысшие планеты управляют новым витком истории »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Сложное-простое
картина Цветы :: Pavel Filonov
Исторические примеры благородства в военных сражениях

Борис Годунов стал «царствовать и всеми владеть»...



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне