Опубликовано: Май 14, 2010

У истоков полярной археологии

А.П. Окладников

 

 У ИСТОКОВ ПОЛЯРНОЙ АРХЕОЛОГИИ

Прошлое обитателей далекого Севера издавна интересовало ученых.

         В этой области уже в XVIII веке определились две противоположные точки зрения, два лагеря. В одном лагере находились передовые, прогрессивные ученые, в другом — реакционные
Еще великий русский писатель и революционер А. Н. Радищев в своем «Сокращенном повествовании о приобретении Сибири» впервые четко и определенно поставил перед собой задачу показать историю Сибири в совершенно новом плане — уже не как простой перечень событий, относящихся к деятельности русских царей и императоров, а как историю всех населяющих ее народов, и притом на всем ее протяжении, начиная с темных глубин каменного века.
        Однако почти в то же самое время, на рубеже XVI!! и XIX веков, автор известной «Всеобщей северной истории» Август Шлецер писал о северных народах, что все эти народы «никогда не играли никакой роли на арене народов», ибо они не принадлежат к числу народовзавоевателей, «не произвели ни одного завоевателя, а, наоборот, были добычей своих соседей».
        Что касается истории таких народов, то за отсутствием собственных летописей, утверждал Шлецер, «вся их история, целиком, заключена в истории их победителей».
      Таким образом, все «северные народы», а в понимании Шлецера сюда входили не только жители крайнего севера и Сибири, но и славяне, и финны, были объявлены народами без собственной истории или, в крайнем случае, с «историей второго сорта» только на том основании, что среди них не было завоевателей, подобных Аттиле или Чингисхану.
      Эта точка зрения, с такой грубой откровенностью выраженная в сочинениях Шлецера и других реакционных немецких историков, распространенная ими даже на историю великого русского народа, тогда же, в XVIII веке, встретила страстное противодействие передовых русских ученых, в первую очередь Михаила Васильевича Ломоносова, который решительно восстал против попыток принизить и исказить прошлое русского народа.
        Однако в последующее время действительная история северных племен, поскольку она выходит за пределы последних трех веков, так и оставалась невыясненной, а в буржуазной науке по прежнему господствовало восходящее к взглядам Шлецера убеждение, что такой истории вообще не было и не могло быть.
        Подлинная история северных народов Азии как наука, в полном и настоящем смысле этого слова, стала возможной только после победы Великой Октябрьской социалистической революции.

      В своей замечательной работе «Национальный вопрос и ленинизм» И. В. Сталин писал, что социалистическая революция, «...встряхивая глубочайшие низы человечества и выталкивая их на политическую сцену, пробуждает к новой жизни целый ряд новых национальностей, ранее неизвестных или мало известных. Кто мог подумать, что старая царская Россия представляет не менее 50 наций и национальных групп? Однако, Октябрьская резолюция, порвав старые цепи и выдвинув на сцену целый ряд забытых народов и народностей, дала им новую жизнь и новое развитие»[ И В Сталин Национальный вопрос и ленинизм Соч, том 11, стр 344 ].
        К числу таких забытых прежде народов, которым Октябрьская революция дала новую жизнь и новое развитие, относятся и народы нашего севера, самые имена которых раньше были забыты и, казалось, навсегда утрачены: унанганыалеуты, тофаларыкарагасы, ненцысамоеды, эвены и эвенкитунгусы, луороветланычукчи, нымыланыкоряки, сахаякуты и другие обитатели северной тайги, лесотундры и тундры, жители морских побережий и островов арктических морей.
        За годы советской власти советские археологи и этнографы провели большую и Еажную работу в изучении прошлого северных племен и народов.

         Но прежде чем перейти к результатам этой работы, полезно сказать несколько слов о начальной истории этих исследований вообще, из которых станет ясным тот далеко не всем известный факт, что приоритет в данной области с самого начала принадлежал русской науке, русским людям.
        Более трех веков тому назад, в 1648 году, маленькая горсточка русских людей, возглавляемая знаменитым русским мореплавателем и землепроходцем Семеном Дежневым, терпеливо и упорно пробиралась с устья реки Колымы на реку Анадырь.
        Сначала они плыли морем, усеянным глыбами льда, до тех пор, пока их не выбросило бурей на голое чукотское побережье к югу от устья Анадыря. Оттуда казаки шли десять недель пешком, «голодны и холодны, наги и босы», пока не достигли цели своего похода — устья Анадыря.
        Так русские люди первыми из европейцев обогнули материк Азии на северовостоке и прошли тем проливом, отделяющим Азию от Америки» который позже получил наименование Берингова пролива.
        Сообщая якутскому воеводе о своем замечательном подвиге, обессмертившем его имя в мировой истории географических открытий, С. Дежнев писал просто и точно.
         «А с Ковыми реки итти морем на Анадыр реку есть нос, вышел в море далеко... а против того носу есть два острова (Диомида или Гвоздева), а на тех островах живут чухчи (эскимосы), а врезываны у них зубы, прорезывать губы, кость рыбей зуб (моржевые клыки). А лежит тот нос промеж Север на Полуношник, а с русскую стодрну (западную) носа признака; вышла речка, становье тут у чухочь делано, что башни из кости китовой» К
        По справедливому предположению академика Л. С. Берга, загадочные башни из кости китовой, о которых сообщал в Якутск Семен Дежнев, представляли собой остовы старинных эскимосских жилищ, сооружавшихся из челюстей и ребер кита. В то время они, вероятно, уже были покинуты их обитателями, иначе напоминали бы по внешнему виду не «башни»; а скорее муравейники, или куполовидные земляные бугры.
    Таким образом, из бесхитростного сообщения Семена Дежнева, который, по словам Л. С. Берга, даже и не подозревал, какое важное географическое открытие он совершил, следует вместе с тем, что он первый открыл и те старинные памятники Арктики, которые впоследствии привлекли к себе внимание археологов как вещественные свидетели прошлого северных племен.
           1 Акад. Л. С. Берг. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. М.—Л., 1946, стр. 28.
         Вслед за тем сержант С. Андреев и другие служилые люди, командированные на далекий северовосток для изучения   арктического побе
         
 режья Азии, увидели на неведомых до этого и безлюдных Медвежьи островах, затерянных в Ледовитом океане, поразившие их остатки древних жилищ эскимосского типа.
        Характерно, что Андреев, с острой наблюдательностью, свойственно! русскому человеку, не только впервые отметил тот факт, что древние постройки на Медвежьих островах были срублены не металлическими а именно каменными топорами, но и совершенно четко охарактеризовал в своем донесении признаки обработки дерева каменными орудиями Последние, по словам Андреева, даже не резали и не рубили, а скорее как бы «грызли» дерево; оно было, по его образному выражению, почт!: «зубами грызено».
        Этот случай тем интереснее, что какихнибудь тридцать лет тому назад французская академия изящных искусств и надписей официально выразила неодобрение ученому Магюделю, пытавшемуся определить находимые в земле каменные орудия как орудия первобытных людей, еще не знавших железа и меди Академия нашла в его доводах вызов традиционным суеверным взглядам относительно небесного происхождения таких «громовых стрел» и строго осудила подобное вольнодумство. Взгляды простого русского сержанта в XVIII веке оказались несравненно более здравыми и передовыми, чем взгляды реакционных французских академиков.
        Пробиваясь сквозь льды арктических морей, утопая в жидкой грязи и болотах приморской тундры, карабкаясь по ледяным обрывам и голым скалистым возвышенностям в безлюдной пустыне, раскинувшейся на тысячи километров, русские путешественники — мужественные и любознательные люди, не проходили безучастно и мимо древних развалин, оставленных исчезнувшими племенами. Они с глубоким интересом рассматривали искусную резьбу по кости, своеобразную утварь, черенки грубой глиняной посуды и множество других предметов, рассеянных среди заброшенных землянок и свидетельствовавших о былой жизни северных народов.
        Как далек этот действительный образ русских землепроходцев от тех злостных карикатур, которыми старались тенденциозно подменить его различные иностранные писатели, высокомерно и презрительно изображавшие русских пионеров грубыми и невежественными людьми, незнакомыми будто бы даже с употреблением компаса!
        Спустя двадцать лет после того, как сержант С. Андреев увидел и описал на Медвежьих островах срубленную каменными топорами крепость, у древних обитателей Арктики на берегах моря Лаптевых произошло новое, еще более замечательное для истории нашей археологической науки событие.
         28 июня 1787 года русское судно, находившееся под командованием знаменитого мореплавателя Гавриила Сарычева, бросило якорь в маленькой бухте с отлогим песчаным берегом на западном берегу Баранова мыса, примерно в семидесяти километрах к востоку от устья реки Колымы.
         Вдоль небольшого ручейка с чистой водой в зеленой долине, представлявшей, по его словам, «лучшее место по всему Ледовитому морю», Сарычев увидел «обвалившиеся земляные юрты». Раскопав эти древние жилища приморских зверобоев, которые по местному преданию назывались шелагами, русские моряки нашли в них «черепа от разбитых глиняных горшков» и «два больших каменных ножа полулунной формы»

        Раскопки Сарычева представляют собой замечательную страницу в истории мировой археологической науки. Они явились первыми раскопками древних памятников Арктики, предпринятыми с научной целью, и положили начало полярной археологии как науке.
        Начало это не пропало даром. Вопросами древней истории Севера впоследствии занимались такие видные наши ученые, как Л. Я. Штернберг, В. Г. Богораз, Л. И, Шренк и другие исследователи прошлого северных племен.
        Поновому, во всей широте, вопросы истории северных народов Азии поставили советские ученые, ведущие широкие археологические исследования в этих отдаленных суровых областях: на Амуре, вдоль берегов Чукотского полуострова, в тайге Прибайкалья и лесотундрах Западной Сибири, на необозримых просторах Якутии...
        И первый вопрос, который встал перед ними, — это был вопрос о первоначальном заселении севера Азии человеком.

НАЧАЛО ИСТОРИИ СЕВЕРНЫХ ПЛЕМЕН

         
         Когда и как был заселен север Азии? В истории науки хорошо известны воззрения многих ученых, которые в духе своего времени рисовали грандиозную и величественную картину последовательного отступания с запада на восток, из Европы в Северную Азию, ледников, а вслед за ними арктических животных и круглоголовых диких охотников на северного оленя.
        Это были, по их словам, люди мадленской эпохи верхнего палеолита Западной Европы, культура которых во многом напоминает культуру современных эскимосов.
         Исследования последних десятилетий показали, что о таких катастрофических событиях в действительности не может быть и речи. На самом деле имел место несравненно более медленный и сложный исторический процесс, следствием которого было постепенное, медленное «просачивание» древнейших племен по незаселенным пространствам в новые области.
           1 А. Д. Окладников Древние культуры северо-востока Азии по данным археологических исследований 1946 года в Колымском крае. «Вестник древней истории», Кг 1, 1947.
        Археологические находки показали, что древнейшие следы деятельности человека на севере Азии уходят глубоко в прошлое — вплоть до тех отдаленных времен, когда значительная часть Европы, Азии и Америки была покрыта ледниковыми толщами, а на свободных ото льда пространствах бродили мамонты, носороги, северные олени, дикие лошади и дикие быки.

 

  Статуэтка из Бурети   Статуэтка из Бурети

        В результате раскопок палеолитических поселений Мальты и Бурети вблизи Иркутска была обнаружена новая, до того неведомая культура далекого прошлого, раскрылся целый ископаемый мир, поразивший археологов своим неожиданным сходством с жизнью оседлых приморских племен отдаленного северо-востока — эскимосов и чукчей.
        Древние обитатели Мальты и Бурети подобно эскимосам строили постоянные или сезонные деревни вдоль берегов Ангары. Так же как эскимосы и чукчи, они сооружали в них большие дома из костей гигантских животных — мамонтов и носорогов, которые водились в те отдаленные времена.
        Подобно современным эскимосским жилища их имели углубленные в землю основания и были покрыты сверху куполообразной легкой крышей, опиравшейся на эластичный каркас из жердей и оленьих рогов.
        Эти дома имели прямоугольные в плане очертания, напоминающие зимние дома эскимосов. Вход в них обычно устраивался в виде туннеля, — такой же, как в домах эскимосов. Сходятся даже и мелкие детали устройства этих оригинальных жилищ. На Барановом мысу, где копал в 1787 году Сарычев, мы видели в древнем эскимосском жилище столбы, «заклиненные» для прочности в ямах каменными плитами. Точно так же укрепляли камнями столбы *13 бедренных костей мамонта и палеолитические жители Бурети.
        В своих поселениях они оставили после себя образцы искусной резьбы по кости и так же, как и эскимосы, чтили женских духов — владычиц, изображения которых найдены в Мальте и Бурети. Эти изображения по своей форме поразительно близки к фигуркам из древних эскимосских поселений. Одно из них, найденное в 1936 году в Бурети, заслуживает того, чтобы рассказать о нем подробней.
        Эта небольшая круглая скульптура, вырезанная из бивня мамонта и одинаково тщательно оформленная со всех сторон, изображает человеческую фигуру. Руки ее, вытянутые и опущенные вниз, прижаты к телу. Нижняя и верхняя части узкого, сильно вытянутого в длину тела на первый взгляд несоразмерны друг с другом: ноги резко укорочены по сравнению с торсом.
        Существенно, что такое своеобразное соотношение длины верхней и нижней половины туловища приближается именно к пропорциям женского тела, которому свойственна относительно большая длина верхней
        
половины тела. Узкие плечи, массивные и сильно выпуклые бедра показывают, что перед нами тоже женская фигура.
        Замечательно, что на статуэтке из Бурети при отсутствии деталей, обычных для женских фигурок этой эпохи, изображаемых в обнаженном виде, а в лучшем случае с одним только пояском на талии или татуировкой, бесспорно показана прежде всего такая характерная часть одежды, как головной убор.
        Головной убор, сплошь покрытый полулунным орнаментом (как и все тело статуэтки), очень резко отделен от выпуклого гладкого лица массивными краями — валиками. Мастер намеренно выделил эти края головного убора и усилил их глубокими узкими желобками, подчеркивающими овал лица. Так можно передать только края головного убора из меха, плотно охватывающего лицо густой и пушистой каймой. Убор этот несравненно шире, чем миниатюрное лицо, которое заключено в его овале. Он широкий и плоский сзади, узкий сбоку, скошен со лба назад — к темени и плавно суживается к шее, но ничем не отделен от нее. Связь головного убора с туловищем статуэтки подчеркнута также орнаментом, который непосредственно переходит с шапки на туловище, покрывая его до самых пят.
        При такой тесной связи головного убора с туловищем статуэтки и обособленности от них ее лица следует предполагать, что мы имеем изображение не обычной нагой фигуры, а женщины, одетой в теплый меховой костюм с пышным, откидывающимся назад, в случае необходимости, капюшоном.
         Сравнивая статуэтку из Бурети и ее костюм с одеждами северных племен — чукчей, коряков, эскимосов, не трудно обнаружить у них очень близкую связь. Меховой капюшон—непременная принадлежность арктических костюмов. И в наше время мы встречаем в Арктике точно такую одежду, где с капюшоном органически связана остальная часть одежды, сшитая из меха в виде плотного комбинезона.
         Статуэтка из Бурети — это не только произведение древнего скульптора. Это также замечательный памятник далекого прошлого, который рассказал нам, каким был облик древней женщины эпохи палеолита, какой была одежда, из чего ее шили и как искусны были древние мастерицы, создавшие одежду настолько целесообразную в арктических условиях, что она живет тысячелетия, вплоть до наших дней.
        Целесообразность этой одежды совершенно очевидна. Она была полностью приспособлена к открытым пространствам Арктики, ее снежным бурям и леденящим ветрам, врывающимся в любое отверстие одежды и обжигающим, холодом каждый обнаженный участок кожи.
        Столь же хорошо были приспособлены к арктическим условиям, к долгой и суровой зиме, к ветрам и пурге низкие, глубоко опущенные в землю древние жилища с их обтекаемой куполообразной крышей и узким туннелеобразным входом.
        Такие же своеобразные черты бытового уклада, такая же оригинальная культура охотников на мамонта, носорога, северного оленя, диких быков и лошадей существовала в это время у палеолитических племен европейской России, Украины и Белоруссии. В их стоянках Елисеевичи, Юдиново, Мезин, Гагарино найдены остатки зимних домов, похожих по конструкции на жилища северных племен; подобно северянам они носили одежду, шитую из шкур животных, пользовались сходными по форме орудиями труда и оставили после себя подобные эскимосским и чукотским изображения женщин и животных.
        Отсюда становится ясным, насколько было бы неправильно полагать, как думали раньше, что эскимосы—прямые потомки мадленцев или что современные эскимосы и чукчи произошли непосредственно от палеолитических жителей Мальты и Бурети. Общее сходство этих культур объясняется только лишь одинаковыми условиями существования, в то время как в ряде специфических деталей между ними нет ничего общего.
        Вместе с тем ясно, что само по себе первоначальное освоение человеком севера Азии, совершавшееся в конце ледниковой эпохи, стало возможным только лишь после того, как первобытные охотничьи племена Восточной Европы создали в борьбе с суровой природой эту арктическую культуру. Вооруженные ею, они смогли продвигаться все дальше и дальше: сначала к Уралу, а затем еще далее на восток, пока, наконец, не достигли берегов Байкала. Но первобытные охотники не остановились и здесь.
        Потомки жителей Мальты и Бурети в конце ледниковой эпохи полностью изменили свою материальную культуру и весь свой хозяйственно-бытовой уклад. Из оседлых и полуоседлых зверобоев они превратились в бродячих охотников. Они оставили свои прочные дома и селения, а вместе с ними забыли и богатое искусство своих предков. Но зато именно в это время, в пору перехода от оседлой жизни к кочевой, палеолитические племена Сибири несравненно шире, чем прежде, осваивают Север.
        Продолжая неудержимо двигаться вслед за стадами диких животных еще дальше, они шли в новые области, богатые дичью.
        Одной из таких областей, наиболее удобных для расселения охотничьих племен, была долина реки Лены.
        В 1941 году мы внимательно осматривали гладкие плоскости скал, отвесно возвышающихся над узкой долиной реки Лены, вблизи деревни Шишкино, в том месте, где река описывает широкую, плавную излучину.
        На протяжении трех километров тянутся здесь эти скалы и на всем своем протяжении они покрыты разнообразными древними рисунками. Одни рисунки были выполнены глубокими резными желобками, другие слегка протерты расплывчатыми пятнами, третьи процарапаны тончайшими, еле заметными линиями, четвертые выполнены красной краской различных оттенков. Часть рисунков настолько пострадала от времени, что была еле заметна. Другие изображения, напротив, обращали на себя внимание чистотой и четкостью контуров, сохранностью своих очертаний
        Все свидетельствовало о том, что шишкинские скалы в течение многих веков, а может быть и тысячелетий, посещались людьми разных племен и народов, поочередно оставлявших на них следы своего пребывания — памятники своего искусства, своих идей и верований. Это была своего рода огромная галерея изобразительного искусства и культуры древних времен, только расположенная не под стеклянной крышей, а под вечно голубым небесным куполом.
        Среди многих сотри рисунков шишкинских скал, изображавших лосей, быков, верблюдов, всадников, птиц, пеших людей, повозки на быках, а больше всего — лошадей, мы увидели один своеобразный рисунок. Он изображал лошадь. Рисунок этот необычен уже тем, что он выполнен полосами красной краски, а не прочерчен резными линиями и не вытерт на скале камнем, как все другие.

   Наскальные изображения на Лене и Ангаре, внизу современный рисунок лося

 Наскальные изображения на Лене и Ангаре, внизу современный рисунок лося

        Еще поразительнее его размеры. Длина лошади была почти равна трем метрам (2 метра 80 сантиметров), т. е. рисунок был равен по своим размерам реальной лошади или даже превосходил ее.
        По своим стилистическим особенностям он тоже не имел ничего общего с остальными изображениями лошадей в Шишкино. От него веяло подлинной глубокой древностью, настоящим детством искусства.
        Не удивительно поэтому, что когда этот рисунок сопоставили с наиболее древними, палеолитическими рисунками Европы, уцелевшими на стенах древних пещер Франции и Испании, они оказались чрезвычайно близкими друг к другу. И совершенно естественно далее, что по общей форме грузного массивного туловища, по очертаниям хвоста и головы животного ленский рисунок, вместе с подобными ему палеолитическими изображениями Запада, больше всего напомнил фигуры диких лошадей (лошадь Пржевальского).
        В результате тщательных дальнейших поисков семь лет спустя на тех же шишкинских скалах была найдена вторая фигура дикой лошади, подобная первой, только меньше размером, а затем и фигура еще одного представителя первобытного животного мира конца ледниковой эпохи — дикого быка.
        Самое замечательное в этих изображениях, представляющих собою древнейшие памятники искусства не только для Северной Азии, но и для всех других сопредельных с ней территорий, даже не сама по себе их древность, а тот факт, что они оказались так далеко на севере от всемирно известных центров палеолитического искусства Западной Европы: в верховьях великой сибирской реки, уносящей свои воды еще дальше на север Сибири, к холодным берегам Ледовитого океана.
        Это свидетельствует о том, что уже в то далекое время первобытные охотники проникли вниз по долине этой реки так далеко на север и восток, как нигде более в мире.

1 Памятники пещерной живописи

        Если еще совсем недавно палеолитические поселения были известны только в южных районах Сибири —у Томска, на Алтае, в долине реки Енисея у Красноярска, на Ангаре вблизи Иркутска и за Байкалом в долине реки Селенги, то сейчас они открыты в долине Лены —у Качуга, Киренска и даже на территории Якутии. Самые северные в Сибири стоянки позднепалеолитического типа найдены теперь вблизи устья реки Олекмы. Это наиболее северные памятники палеолита не только в Сибири, но и на всем нашем континенте, самые северные, а вместе с тем и самые восточные признаки расселения палеолитического человека в Азии.
        Таким образом, налицо исторический факт большого значения для первобытной истории человечества. Уже в отдаленнейшем прошлом, по крайней мере 20—5 тысяч лет тому назад, древние охотничьи племена начинают осваивать Север, спускаясь по долине реки Лены все дальше и глубже на север, все ближе к Ледовитому океану
        Расселение древних людей по Лене и в соседних с ней областях Сибири было, конечно, медленным й длительным. Нужно было много времени, прежде чем первобытные люди, выйдя с юга, достигли на западе Урала, а затем Енисея и Ангары.
        Потребовалось, должно быть, еще больше времени, чтобы они проникли на верхнюю и среднюю Лену. Им, конечно, не удалось еще полностью освоить даже и занятую территорию. Заселенные бродячими охотниками районы долго были здесь маленькими изолированными островками, терявшимися среди дикой и враждебной человеку природы Севера они повсюду чередовались с огромными пустынными пространствами.

  Керамика, костяные и каменные изделия, относящиеся к каменному веку, найденные в долине Амура

  Керамика, костяные и каменные изделия, относящиеся к каменному веку, найденные в долине Амура


        Тем не менее историческая заслуга первых обитателей Ленского края бесспорна. Именно они, как пионеры Севера, в погоне за мамонтами и носорогами, за стадами северных оленей, лошадей и быков первыми открыли эту совершенно новую для человека страну, протоптали на ее девственной почве первые тропы и разожгли свои очаги, заложив тем самым первоначальную основу дальнейшего развития культуры и завоевания человеком необозримых пространств Севера.
        Большим событием в археологии явилось также открытие любопытных прибрежных памятников западной Арктики, получивших условное название арктического палеолита.
        Для определения возраста этих памятников важны найденные на самых ранних поселениях эпохи арктического палеолита очень характерные наконечники, изготовленные из широких крупных пластин кремня или иного камня и снабженные узким черенком для насаживания на древко. Подобные наконечники в более южных районах Прибалтики предшествуют неолиту и датируются началом послеледникового времени.

  Наконечники стрел, пластинки от лука, котёл скифского типа, найденные при раскопках в Салехарде

   Наконечники стрел, пластинки от лука, котёл скифского типа, найденные при раскопках в Салехарде

        Археологические находки говорят, следовательно, о том, что человек впервые пришел и на эти земли в ту далекую пору, когда крайний север Европы незадолго перед тем только освободился от гигантских ледяных толщ, покрывавших громадные пространства земли.

 

 Родовая секира времён неолита ( Якутия )

        Древний человек медленно, но неуклонно продвигался в глубь областей, занятых раньше чудовищными по размерам ледниковыми массивами Скандинавского щита. Более того, не исключено, что он распространяется вдоль берега моря и дальше на восток. С этой стороны большой интерес представляют единичные образцы грубых каменных изделий похожих на орудия арктического палеолита и найденных в аналогичных ?условиях, но только лишь на отшлифованных ледниками и наполовину еще покрытых ископаемым льдом островах у восточного побережья Таймыра. Кто знает — может быть и сюда пришли первобытные охотники этого времени.

 

«ЖИВЫЕ ОКАМЕНЕЛОСТИ» ИЛИ ЖИВЫЕ ЛЮДИ?

         
         В буржуазной науке было широко распространено представление о северных племенах, да и вообще о других отсталых племенах земного шара, как о своего рода «живых окаменелостях», как о каких-то обломках прошлого, неизменных среди всего остального живого и непрерывно меняющегося мира. В силу этого взгляда их и считали «внеисторическими», или «первобытными», племенами, осколками первобытных рас, низшими и примитивными по отношению ко всему остальному человечеству.
        Марксистско-ленинское учение о развитии природы и общества показывает, что такая точка зрения, выражающая идеологию империалистической буржуазии, в корне извращает действительное положение.
         Исторический материализм показывает, насколько неправильно полагать, будто живые люди, целые племена или народы могут «застыть» и «окаменеть» полностью, как живые обломки первобытного состояния человечества. Рассматривая прошлое северных племен, можно наглядно убедиться, что даже самые отсталые и первобытные из них прошли свой собственный, сложный и длительный путь исторического развития. Мы знаем древнейшее население Северной Азии на ступени древнекаменного века, т. е. в то время, когда оно еще не знало лука и стрел, пользовалось только грубо оббитыми каменными орудиями и жило охотой на диких животных. Но, как свидетельствуют археологические памятники, оно не остановилось на этом, а со временем пошло далеко вперед.
        С исключительной наглядностью виден здесь прежде всего тот огромный перелом, который повлек за собой переход к луку и стрелам. Исследователями палеолита давно уже установлен странный факт отсутствия или крайней скудости предметов охотничьего вооружения на палеолитических поселениях, который находится в резком контрасте с колоссальным нагромождением костей животных и большим обычно количеством разнообразных бытовых изделий из камня и кости. Это обстоятельство прямо указывает на господство в палеолите самых первобытных, наименее совершенных и неразвитых способов охоты, на преобладание охоты загоном, массовыми облавами.
      Появление лука и стрел существенно изменило дело, так как охотничье вооружение первобытных людей, состоявшее из оружия «ближнего боя» — дубины, копья и метательных камней, дополнилось теперь этим несравненно более дальнобойным и действенным оружием.

  Справа - скелет мужщины из Ленковки ( Ангара ), слева реконструкция одежды по этому скелету, выполненная В.Д, Запорожской

  Справа - скелет мужщины из Ленковки ( Ангара ), слева реконструкция одежды по этому скелету, выполненная В.Д. Запорожской

 

      Лук и стрелы обеспечили древнему человеку более постоянный и прочных успех в охоте на диких зверей, дали ему возможность постоянно добывать себе мясную пищу. В результате, как сказал Энгельс, охота стала «нормальной отраслью труда».
      Кроме того, с течением времени (около пяти тысяч лет до нашей эры) в Прибайкалье, а затем и в других соседних с ним областях Сибири люди впервые научились изготовлять шлифованные орудия из камня и'делать глиняную посуду. Все это облегчало труд человека и повышало его производительность, придавало людям новые силы в борьбе с природой.
      Вполне естественно поэтому, что именно в новокаменном веке, около II—III тысячелетия до нашей эры, неолитические племена, потомки более древних обитателей Якутии, завершают первичное освоение ее территории, расселяясь вплоть до берегов Ледовитого океана на севере и до Колымы на востоке.
      В это время здесь выделяются две самостоятельные культурные области. Первая — южная, на территории современных скотоводческих районов Якутии, население которой жило тогда в более или менее постоянных (сезонных) поселках вблизи устья рек и озер, занимаясь главным образом охотой, а впоследствии рыбной ловлей и отчасти  разведением   рогатого скота.

        Культура этой области обнаруживает много оригинального в формах каменных орудий, типах керамики, а также в области искусства и верований. Памятниками последних являются замечательные писаницы—росписи на скалах, реалистический характер которых неразрывно связан был с мировоззрением и религиозными верованиями лесных охотников ново-каменного века.
        В центре неолитических писаниц стоит один образ — лося, отражающий своеобразные представления древнего человека о вселенной в виде колоссального зверя («лосьвселенная», «лосьнебо», «лосьпреисподняя»). На писаницах отражены также охотничьи культовые обряды, имевшие целью размножение и добычу диких животных.
        В низовьях Лены, ниже устья Вилюя, уже за Полярным кругом встречаются памятники своеобразной субарктической культуры. Наиболее яркие из них раскопаны вблизи озера Уолба около Жиганска. Одинаковые, в общем, неолитические поселения найдены и далеко к востоку от Лены, в долине реки Колымы. Обломки глиняной посуды, наконечники стрел с черенками, сделанные из ножевидных пластин, ножи и нуклевидные резцы дают представление о быте древних людей, живших на этих землях много тысяч лет тому назад.
        Памятники субарктической культуры рассказали нам о самых древних бродячих охотниках лесотундры, у которых охота на дикого оленя была основным источником существования.
        Можно предполагать, что бродячие охотники и рыболовы обитали и на Чукотском полуострове. Об этом свидетельствуют находки на древней стоянке в долине реки Амгуемы, в самой глубине Чукотского полуострова. Острые ножевидные пластины, изящные, отделанные с двух сторон наконечники стрел и другой примитивный производственный инвентарь бродячих охотников, найденный здесь, несомненно принадлежали людям такой же первобытной охотничьей культуры, какой обладали обитатели Колымы и Нижней Лены.
        

    Меч, кинжал и наконечник копья, сделанные из бронзы ( Якутия )

  Меч, кинжал и наконечник копья, сделанные из бронзы ( Якутия )

        В то же самое время своеобразные местные культуры возникают на Амуре, на землях Приморья, на Чукотском полуострове, к западу от Енисея и, наконец, на европейском севере
        Отличаясь друг от друга некоторыми особенностями бытового уклада, типами орудий труда, специфическими чертами искусства и, несомненно, языками, отдельные группы неолитических племен, котбрым принадлежали эти культуры, замечательны тем, что с ними могут быть так или иначе связаны некоторые из современных народностей или племенных групп Сибири.
        Так, например, неолитические племена Прибайкалья по многим признакам могут быть связаны с современными эвенами и эвенками; жители нижней и средней Лены, вероятнее всего—с юкагирами, древние амурские племена — с современными гиляками и ульчами, древнее население Западной Сибири — с ее угорскими племенами.
        Таким образом, уже в неолитических памятниках обнаруживаются самые глубокие корни культуры конкретных, «забытых» прежде народов и племен нашего Севера, выявляются отдаленнейшие истоки исторического прошлого этих племен и народов, раньше считавшихся «неисторическими», не способными к самостоятельному культурному творчеству.

ОТ  КАМНЯ — К МЕТАЛЛУ

        Прогрессивное развитие культуры северных племен, разумеется, не остановилось и на неолитическом этапе. Ярким свидетельством этому служат новые сдвиги в материальной культуре, выразившиеся прежде всего в том, что племена Севера не остались на уровне техники каменного века, а перешли к металлу, вступили в бронзовый век.
      Выдающееся научное значение новых открытий, которыми установлено наличие оригинальной культуры бронзового века у северных племен не только Европы, но и Азии, определяется уже одним тем обстоятельством, что до сих пор было мнение, будто существование такой культуры эпохи бронзы в суровых условиях далекого севера невозможно. Исходя из традиционных представлений об извечной застойности культуры жителей севера, археологи обычно объясняли отдельные, встречавшиеся им на севере находки бронзовых орудий древних форм случайным импортом, — тем, что их привозили извне, от более культурных и развитых народов.
        Но стоило археологам начать систематическое изучение древностей Якутии, как в пределах самого Якутска был обнаружен очаг древнего литейщика, на котором он плавил бронзу и отливал из нее такие же топоры — кельты, какие в конце второго и в начале первого тысячелетия до нашей эры изготовлялись степными мастерами Южной Сибири, Средней Азии и Восточной Европы.
В свете этого открытия  нашли свое объяснение и многие другие, до тех пор непонятные и казавшиеся случайными находки. Оказалось, что в якутской тайге уже две с половиной тысячи лет тому назад жили местные металлурги и литейщики, умевшие добывать медь из руды, плавить ее в специальных миниатюрных тиглях и отливать не только кельты, но и великолепные бронзовые наконечники копий, кинжалы оригинальных форм и даже мечи. Замечательно при этом, что их мечи не уступали по размерам и совершенству урартским мечам Закавказья, а наконечники копий не имеют равных себе по размерам и изяществу формы .не только в Сибири, но и в Восточной Европе.

 

  Бронзовое изображение шамана, найденное на реке Илиме       Бронзовое изображение шамана 2, найденное на реке Илиме

  Бронзовое изображение шамана, найденное на реке Илиме

        Такой неожиданно высокий уровень бронзовой металлургии в якутской тайге был, конечно, не случаен. Неслучайно и то, что при более глубоком изучении древностей Севера на территории Якутии были обнаружены памятники, указывающие на еще более глубокие корни этой древней металлургии, на длительный путь ее постепенного развития от начальных, примитивных, ступеней к более высоким.
        Так, например, вблизи села Покровского, в 80 километрах к югу от Якутска, на высоком берегу Лены оказалось древнее погребение, в котором нашлись каменные и костяные наконечники стрел, кремневые скребки, а также костяной наконечник копья со вставленными в его ребро острыми ножевидными пластинами из кремня. По всему составу находок Покровское погребение следовало отнести к каменному веку. Но среди каменных и костяных орудий здесь оказался и один металлический предмет — небольшое медное или бронзовое шило.
        

  Нефритовые изделия неолитического времени из долины реки Лены, подвеска, кружок, тесла

  Нефритовые изделия неолитического времени из долины реки Лены, подвеска, кружок, тесла

         Совершенно такая же картина была установлена и в других местах, например на речке Бугачан, на этот раз уже далеко к северу от Якутска, за Полярным кругом, в недрах Заполярья. При костяке древнего охотника и воина, вооруженного превосходными кинжалами из оленьего рога, луком и стрелами, снабженными каменными наконечниками, здесь лежала костяная трубочка — игольник. Найденная внутри трубочки игла была не ?костяной, как обычно, а медной.
      Конечно, можно было бы предположить, что все эти простейшие по форме единичные металлические вещи не изготовлялись на месте, а доставлялись из других областей.
       Дальнейшие работы в заполярной Якутии принесли однако новые и ?еще более важные данные. На древней стоянке в низовьях Лены, вблизи Сиктяха, вместе с каменными орудиями и обломками сосудов очень примитивного вида в вечной мерзлоте уцелел очаг древнего плавильщика, который плавил на нем медь или бронзу. В очаге оказались даже застывшие брызги металла, а около него лежали обломки миниатюрных глиняных сосудиков в виде ложек, в которых производилась предварительная плавка металл'а для заполнения литейных форм и отливки металлических изделий Стало ясно, таким образом, что эпоха металла начинается и на территории Якутии уже в очень отдаленное время, по крайней мере в конце второго тысячелетия до нашей эры, т е. более трех тысяч лет тому назад.
    Правда, в эпоху первоначального распространения металла здесь не произошло таких глубоких переломов в жизни местных племен, какие совершались в степных областях Европы и Азии, где эпоха бронзы является вместе с тем и временем возникновения скотоводства, когда скотоводы впервые выделились из остальной массы охотничье-рыболовческих племен
     Последствия распространения металла на Севере в области техники и хозяйства заметны гораздо слабее, чем результаты, к которым привело введение лука и стрел в предшествующее время. Но зато здесь заслуживают особого внимания сдвиги в иной области культуры — в области
социального строя, в искусстве и мировоззрении северных племен. В течение тысячелетий у северных племен безраздельно господствовал первобытнообщинный строй, соответствовавший низкому уровню развития их производительных сил, ибо, как указывает товарищ Сталин: «Каменные орудия и появившиеся потом лук и стрелы исключали возможность борьбы с силами природы и хищными животными в одиночку»

         Такому общественному строю закономерно соответствует определенное мировоззрение — коллективистическая психология, следы которой отчетливо сохранялись на севере, несмотря на растлевающее влияние капитализма. Это «было время; когда люди боролись с природой сообща, на первобытнокоммунистических началах, тогда и их собственность была коммунистической, и поэтому они тогда почти не различали «мое» и «твое», их сознание было коммунистическим»2.
       На этой социальноэкономической основе сложилось своеобразное мировоззрение первобытного человека, пронизанное коллективистическими идеями и образными, реалистическими по их сути представлениями.
       Тем не менее с течением времени вместе с металлом даже и у ряда северных племен обнаруживаются признаки новых общественных отношений, особенно резко выраженные в богатых археологических памятниках раннего бронзового века Прибайкалья, т. е. более чем три тысячи лет тому назад. Теперь в Прибайкалье обнаруживаются признаки имущественного и общественного неравенства, встречаются захоронения бедняков и богачей, могилы рабов и их хозяев, наглядно свидетельствующие, что и на севере Азии еще в условиях первобытной родовой общины начинают складываться такие общественные отношения, при которых впервые появляется «...собственность рабовладельца на средства производства, а также на работника производства — раба, которого может рабовладелец продать, купить, убить, как скотину»3.
         Одновременно у этих северных племен обнаруживаются признаки новой психологии, основанной на противопоставлении «моего» и «твоего», черт нового мировоззрения и новых понятий; старые идеи, связанные с материально-родовым бытом, уступают место новым, связанным с патриархально-родовым укладом. Происходит, таким образом, существенный перелом в идеологии, искусстве и верованиях.
         Чтобы полнее понять эти события, нужно иметь в виду то конкретно-историческое окружение, в котором жили северные племена, те многообразные связи, в которые они вступили теперь с другими народами.

1    И. В. Стали н. О диалектическом   и   историческом материализме, Госполитиздат. 1950 г., стр. 26.

2    И. В. Сталин. Анархизм или социализм? Соч., т. I, стр. 314.

3    И. В. Сталин. О диалектическом н историческом   материализме, Госполитиздат. 1950 г.р стр. 26.

         Решающее значение при этом имело то обстоятельство, что в соседних степных областях Азии в бронзовом веке складывается совершенно новый культурно-исторический мир — мир степных скотоводов с патриархально-родовым укладом.
         Множество примеров показывает, что лесные племена Севера в эпоху бронзы не были изолированы от своих соседей, далеко продвинувшихся по пути к новым формам хозяйства и общественного строя.
        Такое взаимодействие северных племен с более передовыми племенами древних степных скотоводов и явилось, следовательно, почвой, на которой у них оформились новые черты общественного строя, а заодно и новые черты мировоззрения, новые представления о вселенной и судьбах человека.
        Чем ближе жили к степям северные племена, чем дольше они соприкасались со степняками, тем сильнее и глубже были эти сдвиги. Наибольшей силы они достигли в то время, когда на Алтае, в степях Западной Сибири и  Восточной  Европы  вырастают первые  племенные   союзы
скифов.
         Отраженные волны бушующей в степных просторах скифской кочевой стихии рано докатываются, однако, и до далекого Севера. В долину Оби и соседние с ней районы Западной Сибири проникают кочевые скотоводыконники. У лесных племен и жителей лесотундры появляются не только привозные скифские котлы, о которых в свое время с удивлением сообщал Геродот, но и местные копии таких сосудов, изготовленные, впрочем, не  из меди или бронзы, а из глины. В жертвенном месте у Салехарда оказались образцы тонкой художественной резьбы по кости, свидетельствующие о том, что замечательный звериный стиль степных кочевников нашел в Арктике как бы свою вторую родину. В Салехарде найдены не только гребни, напоминающие драгоценный гребень из Солохи, но и резные изображения из кости, повторяющие излюбленный сюжет степного искусства — образ хищной птицы, терзающей оленя. В них причудливо сочетались многовековые традиции арктических резчиков по кости и высокое мастерство скифских степных ювелиров, возникшее в живом взаимодействии античной культуры и цивилизации классического Востока.

            1 В И Чернецов Очерк этногенеза обских угров Краткие сообщения ИИМК, IX, 1941

         Прямое влияние предскифской, скифской и гунносарматской степной культуры, разумеется, было глубже всего в северозападной Сибири. Но и далеко к востоку от нее, в долинах Енисея, Ангары и Лены, теперь на каждом шагу тоже ощущается дыхание этой оригинальной и могучей культуры. Едва ли не самым ярким примером подобного влияния могут служить шишкинские писаницы в верховьях Лены, где изображено мифическое чудовище, живо напоминающее клыкастого зверя, столь излюбленного в скифском искусстве, и еще более замечательный фриз из семи лодок. В последних изображены стилизованные человеческие фигурки с молитвенно воздетыми к небу руками, люди в рогатых головных уборах с хвостами сбоку и лань, повернувшая голову назад точно в таком же обороте, как и звери на изделиях скифских мастеров. Еще интереснее, что по своему содержанию эти замечательные рисунки обнаруживают удивительное совпадение с более древними памятниками искусства бронзовой эпохи не только в Скандинавии и Карелии, но и в далекой Италии.
        В стилистическом же отношении, как свидетельствует фигура лани, они в свою очередь сближаются с предскифским и скифским искусством Восточной Европы, Сибири и Центральной Азии.
        Насколько широко на север и восток Азии распространилось подобное влияние скифосарматского искусства, помимо находок в курганах древних гуннов Монголии и Забайкалья, показывают древние писаницы, уцелевшие на далеком Амуре. Ниже Хабаровска, в местности СекачиАлян, на одном из огромных валунов видно большое изображение лося, в бедро которого вписана характерная спиральная фигура, столь обычная на скифосарматских и родственных им памятниках искусства, точьвточь такая же, как на изображении оленя, сопровождающем фриз из семи лодок в Шишкино.

  Эвенк. Рисунок из книги Георги ( XVIII век )

  Эвенк. Рисунок из книги Георги ( XVIII век )

        Так далеко шли культурные связи бронзового и раннего железного веков, в то время, когда уже сам по себе широкий обмен сырым металлом, оловом и медью, а также готовыми металлическими изделиями должен был содействовать росту культурного взаимодействия и хозяйственных отношений не только между соседними племенами, но и между весьма отдаленными странами.
        Рост обмена и культурных связей нарушал былую изолированность родовых общин, содействуя проникновению из одних стран в другие наряду с металлом также и новых идей, новых сюжетов и стилевых особенностей в искусстве.
         Говоря о связях северных племен Азии с Западом, в первую очередь со скифами Восточной Европы, было бы неправильно, а вместе с тем совершенно несправедливо забывать и о другом могучем культурном центре древности, следы прогрессивного взаимодействия с которым в эпоху бронзы и раннего железа обнаруживаются неожиданно глубоко на Севере, — об архаическом Китае, где уже в начале второго тысячелетия до нашей эры у земледельцев, населявших долину реки Желтой — предков китайского народа — возникает классовое общество и складывается государство.
        Поразительно ранний (уже в конце второго тысячелетия до нашей эры) и высокий для этих мест расцвет бронзовой культуры в Якутии, повидимому, во многом зависел от близости ее к странам, издавна находившимся в соседстве и связях с древним Китаем. По крайней мере своеобразные таежные топорыкельты бронзового века с их оригинальной формой и орнаментацией1 почти полностью повторяют форму и орнаментацию древнейших китайских кельтов.
        В свете всех этих фактов становится понятным, почему даже у таких, казалось бы, самых «первобытных» племен, как юкагиры, кеты или чукчи, социальные отношения имеют далеко не первобытный характер, а во всей их культуре на общем «примитивном» фоне обнаруживаются признаки неожиданно высокого развития.

 

ВКЛАД СЕВЕРНЫХ ПЛЕМЕН В МИРОВУЮ КУЛЬТУРУ

        
        Поновому, с принципиально иной, чем прежде, точки зрения советская наука рассматривает и вопрос о вкладе северных племен в мировую культуру, В буржуазной литературе с характерным для нее делением народов и племен земного шара на исторические и неисторические, избранные и неизбранные, высшие и низшие издавна установилось пренебрежительное отношение к отсталым племенам, как не имеющим права на участие во всемирноисторическом процессе культурного творчества.
        Согласно этой реакционной традиции все открытия и изобретения выводятся обыкновенно из единого источника или нескольких таких источников, а в центре внимания исследователей остаются немногие избранные народы и очаги культуры.
         Наша советская точка зрения на этот вопрос с исключительной глубиной и силой сформулирована в следующих словах И. В. Сталина: «Многие не верят, что могут быть равноправными отношения между большой и малой нациями. Но мы, советские люди, считаем, что такие отношения могут и должны быть. Советские люди считают, что каждая нация, — все равно—большая или малая, имеет свои качественные особенности, свою специфику, которая принадлежит только ей и которой нет у других наций. Эти особенности являются тем вкладом, который вносит каждая нация в общую сокровищницу мировой культуры и дополняет ее, обогащает ее. В этом смысле все нации — и малые, и большие,— находятся в одинаковом положении, и каждая нация равнозначна любой другой нации» 1.
        Что касается северных племен, то здесь для иллюстрации этой мысли И. В. Сталина достаточно одного примера — эскимосского племени.
        Пример эскимосов особенно интересен для нашей цели уже по той причине, что заселенный ими район расположен на огромных пространствах по обе стороны Берингова пролива, а также вдоль арктического побережья Азии. В относительно недавнее время, уже в XVII веке, они дошли вплоть до устья реки Колымы на западе.
        Это один из немногих на материке Азии районов, где еще какихнибудь триста лет тому назад, к моменту первого появления русских землепроходцев, в полном расцвете жила техника каменного века, где в то время еще широко применялись каменные орудия.

           1 И. В. Ста л и н. Речь на обеде в честь финляндской правительственной делегации седьмого апреля 1948 г. «Правда» 13 апреля 1948 г., Кя 104(10845).

         Именно здесь, на самом «краю света», вдоль берегов Ледовитого океана, казалось бы, должна быть в неизменном виде культура первобытных дикарей, должны были существовать наиболее архаические черты быта. Именно эта страна, казалось, должна была представлять собою настоящую страну «живых окаменелостей», край подлинной первобытности.
         На самом деле при более глубоком и внимательном изучении здесь открывается совершенно иная, значительно более сложная и интересная картина.
Начнем с того, что. опровергая ходячие суждения о какойто первобытной простоте и примитивности древнеэскимосской культуры, выдающийся русский исследователь культуры сибирских племен В. Г. Богораз писал: «Культура полярных племен вообще представляется своеобразной, .я сказал бы, почти чудесной. Мелкие группы охотников, живущих на самой окраине вечного льда и вылавливающие себе ежедневную пищу гарпуном из холодного и бурного моря, сумели из китовых ребер и глыб снега создать себе теплое жилище, сделали кожаную лодку, лук из костяных пластинок, затейливый гарпун, сеть из расщепленных полосок китового уса, собачью упряжку, сани, подбитые костью, и разное другое. Многие из этих полярных изобретений проникли далеко на юг к племенам, обитающим в более счастливых широтах, и даже позаимствованы европейцами». «Художественная одаренность арктических народов, их вышивки, рисунки, скульптура, резьба, — писал он в другой работе, — значительно выше общего уровня племен, обитающих на юге, и может выдержать сравнение с лучшими образцами» (этнографического искусства. — А. О.)1.
         В свою очередь другой известный исследователь Севера писал об эскимосах с тем же чувством искреннего уважения к их талантам и к созданной ими оригинальной культуре.
        «На многих людей в настоящее время производит громадное впечатление величие нашего века со всеми его изобретениями и прогрессом, о которых мы слышим ежедневно и которые якобы неоспоримо доказывают превосходство богато одаренной белой расы над всеми остальными. Для этих людей было бы весьма поучительно обратить особое внимание на развитие эскимосов и на орудия и изобретения, при помощи которых они получают все необходимое для жизни, при этом в условиях, когда природа дает в их распоряжение невыразимо мало средств»2.
        Еще интереснее, что, как показывают археологические исследования, корни этой замечательной культуры уходят неожиданно глубоко в прошлое. По инициативе выдающегося прогрессивного ученого, искреннего друга Советского Союза А. Хрдлички был поднят во весь рост вопрос о роли Берингова пролива и Чукотского полуострова в первоначальном заселении человеком Нового Света.
        Особенно много нового и интересного внесли в решение этой проблемы исследования советских археологов как на самом Чукотском полуострове, так и в соседних с ним областях Якутии, а также Камчатки, побережья Охотского моря, Приморья и Приамурья.

1    В, Г. Богораз. Народная литература палеоазиатов.

2    Фр. Нансен. Жизнь эскимосов, т. I, 1937, стр. 205—208.

  Что касается Чукотского полуострова, то здесь центральное место как раз и занял вопрос о происхождении и ранней истории эскимосов и их культуры.
        Занимаясь этой сложной проблемой, исследователи натолкнулись л а подлинное арктическое чудо. Они обнаружили неожиданно богатую и сложную культуру Берингова моря, которая уходила в отдаленную древность и в то же время была во многих отношениях далее не примитивнее, а выше и богаче позднейшей эскимосской культуры XVII!—XIX веков.
         Как оказалось, одно из самых древних поселений приморских охотников на морского зверя, явившихся теми, кто заложил фундамент позднейшей эскимосской культуры, находилось вблизи современного поселка ? Уэллен.
        В то далекое время основным источником существования жителей прибрежных поселков уже была охота на морского зверя, но не менее важную роль в их жизни играла охота на северного оленя и белого медведя, добыча птиц и рыбная ловля. Поэтому в производственном инвентаре людей этого времени отмечаются многочисленные предметы богато развитого охотничьего вооружения.
        Охотник был вооружен луком со стрелами, наконечники которых выделывались из твердого камня и очень близки по виду к превосходным наконечникам поздненеолитического времени из континентальных обла, стей материка. У него были в распоряжении также и специальные птичьи дротики с большим количеством острых зубьев, загнутых назад, простые и сложные остроги для промысла крупных лососевых рыб. Морскую рыбу ловили удочками, от которых уцелели тяжелые грузила и костяные жальцы от сложных крючков.
        Для промысла морского зверя применялись уже гарпуны весьма 4 сложной конструкции — с соскакивающими поворотными наконечниками, у которых сбоку помещались специальные каменные лезвиявкладыши, чтобы они могли лучше разрывать и резать мясо моржей и тюленей. Внизу у этих наконечников имелись сложные заостренные шипышпоры, назначение которых состояло в том, чтобы удерживать наконечник гарпуна в ране и не позволять ему выпасть. Это обеспечивалось и тем, что такие наконечники, привязанные к бечевелишо, поворачивались поперек раны и окончательно застревали в ней под толстой   кожей   зверя, под слоем мяса и сала.
         Поэтому подобные орудия называются поворотными гарпунами. Для того чтобы гарпун не терялся, к нему привязывали особый поплавок из надутого воздухом пузыря, а для продалбливания прорубей, через которые убивали тюленей, .существовали специальные ледовые пешни, материалом для которых служила твердая моржовая кость —бивень моржа. Тяжелую тушу добытого морского зверя выволакивали на особых салазках с полозьями из моржового клыка.
         Несмотря на полное развитие сложного и хорошо оснащенного специальной техникой промысла морского зверя, люди уэллеиского времени сохраняли в своем бытовом укладе и в культуре много древних черт.
         Жилища еще очень редко и слабо углублялись в землю. При них не было и типичных ям для хранения пищевых запасов в виде мяса и сала морского зверя.
        Поселения больше сближались поэтому с древними охотничьими лагерями и распознаются теперь на поверхности земли только по более густой и зеленой траве, а не по возвышениям и углублениям почвы.
        Каменные орудия изготовлялись у них почти исключительно древнейшим способом оббивки и отжима; шлифованные вещи из сланца очень редки.
           Особенно широко применялся древний прием оснащения костяных , орудий, главным образом наконечников гарпунов и ножей, вставными каменными лезвиями.  Искусство уэлленцев ограничивалось реалистическими, но очень простыми фигурами людей, животных и столь же простым узором из прямых или кривых врезанных линий.
        Потомки уэлленцев, люди так называемого древнеберингоморского этапа, тоже еще целиком оставались в пределах техники и культуры развитого неолита, не зная иного материала для изготовления своих орудий и утвари, кроме камня, глины и органических материалов — кости, дерева, китового уса. Они, как и их предшественники, умели шлифовать сданец, но большинство каменных орудий попрежнему изготовлялось
только путем оббивания и ретуши.

           Их культура уже сильно отличается от уэлленской, и они во многом пошли вперед — в первую очередь по линии развития и усовершенствования морского зверобойного промысла, который становится главной и
первостепенной основой их жизни.    

        Море теперь полностью обеспечивало жителей Арктического побережья мясной птицей, тюленями и моржами. Мясо и сало морских животных употреблялись в пищу; из шкур их шилась одежда и приготовлялась домашняя утварь, различные охотничьи снасти. При недостатке хорошего дереза кость, особенно челюсти, позвонки и ребра кита, использовалась не только для изготовления орудий труда, но и в качестве строительного материала; из нее сооружали каркасы землянок. Сало моржей и тюленей, горевшее в лампах, выдолбленных из камня или вылепленных из глины, согревало и освещало хижины.
      Уэлленцы изобрели способ добычи тюленя зимой через отверстия во льду с помощью поворотного гарпуна; теперь охота на морского зверя летом велась и в открытом море. Были изобретены искусно сконструированные кожаные лодки — каяк и уммиак. Уммиак имеет вид большой открытой лодки, приспособленной для многих людей. Каяк приспособлен для одного охотника и плотно затягивается сверху, так что, даже и перевернувшись вниз головой, охотник может без вреда для себя снова принять прежнее положение без риска залить водой внутреннее пространство лодки.
        Морской промысел, связанный с определенными, наиболее удобными для него пунктами, привел к еще более прочной и постоянной оседлости. В местах, богатых морским зверем и водной дичью, на выдавшихся в море мысах, по островам и бухтам, обильным наносным деревомплавником, густо разместились  многочисленные поселки  берингоморцев,  от которых уцелели вырытые в земле основания жилищ и обвалившиеся ямы для запасов мяса.
        Внутри полуподземных жилищ их хозяева проводили долгую полярную ночь. Женщины при скудном свете лампжирников готовили пищу и шили одежду. Мужчины в свободное от охоты время выделывали различные вещи, чинили охотничье вооружение и утварь.
        С утомительно длинной полярной ночью в значительной мере связано и поразительное обилие художественных изделий берингоморского времени, в которых находила свое выражение живая, творческая фантазия и жажда деятельности сильных, ловких и находчивых охотников Арктики. В этих изделиях отражались и свойственные этим людям упорство, настойчивость в достижении цели, потому что вырезать скульптуру животного илу тонкий орнамент на твердом куске моржевого клыка или бивня мамонта простым каменным острием было нелегко; для этого требовалось много времени и терпения.
      Древние берингоморцы весь свой многовековой технический опыт обработки кости, все свое уменье вложили в свою художественную резьбу. Они создали совершенно своеобразный, неповторимый орнаментальный стиль, разработали удивительный криволинейный орнамент, который щедро покрывает даже самые обыкновенные вещи, прежде всего наконечники гарпунов. Узор берингоморского времени состоял из глубоко врезанных плавных кривых линий, окаймленных пунктиром из выпуклых овалов или кружков, часто концентрических, с точкой внутри. Орнамент всегда тесно связан с формой вещи и подчинен ее очертаниям, но древний мастер с полной свободой размещал детали рисунка на объемном теле предмета. Он с большим декоративным чувством стилизовал изображения человеческих лицмасок, животных. Особенно необычное впечатление производят по контраст)' вполне реалистические фигуры животных, например белого медведя, сплошь покрытые абстрактным криволинейным узором.
        Оригинальное искусство берингоморцев настолько сложно и посвоему совершенно, что некоторые исследователи пришли к мысли о его иноземном происхождении, о том, что оно зародилось далеко на юге, в Полинезии, у маори, или даже в Китае эпохи Чжоу.
         Однако есть и другая, более вероятная возможность объяснения этой загадки. Такой же криволинейный узор издавна, еще во II—III тысячелетии до нашей эры, развивался у неолитических племен Приамурья и соседних с нам морских островов Восточной Азии. Оттуда он мог в глубокой древности распространиться на север, в страну эскимосов, где имелась вполне подготовленная для него уэлленцами почва.
        Еще интереснее, что овалы и кружки с точкой внутри, столь характерные для берингоморской орнаментики, в той же степени типичны для искусства индейцев северозападной Америки, т. е. прежней Русской Америки XVIII века. У хайда, чимшиан и члинкатов известен именно такой «глазной» орнамент, в котором ритмически повторяется один и тот же мотив стилизованного глаза. Упрощенным соответственно техническим трудностям скульптурной резьбы по кости изображением «глаз» и следует, по видимому, считать овалы и кружки на изделиях берингоморского времени.
        Так же, как у северозападных индейцев, глазной орнамент должен был здесь иметь определенный внутренний смысл. «Глаза», изображенные на гарпуне или другом предмете, одушевляли его, придавали ему в глазах древнего охотника жизнь и, следовательно, особую силу, а заодно делали и самого охотника владельцем этой могущественной и таинственной силы, которую он мог применить в своих интересах и целях. Гарпун с таким узором был уже не просто мертвым предметом, а живым, разумным существом, действующим активно и по собственной воле.
        В связи с этим следует упомянуть и о том, что в религии эскимосов до недавнего времени центральное место занимали представления о женских божествах «владычицах». Одна из этих эскимосских богинь владела морем — источником морских зверей, вторая распоряжалась землей и живущей на ней сухопутной дичью, третья господствовала в воздухе и распоряжалась ветром; это была женщинаветер. Так как ветер все ставит вверх дном, ее глаза располагались не поперек, а вдоль лица, нос же находился в поперечном положении. Морская владычица Седна в свою очередь представлялась в облике старой моржихи, живущей в хижине на дне океана и властвующей над его обитателями.
        Женские божества эскимосов — наглядное выражение в мифологии приморских охотников былого материнского рода—одно из доказательств существования у них в прошлом матриархальнородовой общины, при которой женщины пользуются уважением и большим влиянием в обществе.
        С течением времени развитие морского промысла в открытом море и рост обмена привели к новым сдвигам в жизни предков эскимосов.
        Распространяются особые китовые наконечники гарпунов. Все чаще и чаще появляются кости кита, указывающие, что развивается несравненно более прибыльный промысел кита.
        Обнаруживаются, наконец, и первые признаки употребления железа, сначала, вероятно, метеорного, хотя железо даже и значительно позже было большой редкостью и расценивалось как величайшая драгоценность, так как доставлялось издалека.
        Одновременно совершенствуется охотничье оружие. Улучшается лук, вместо простых луков появляются усиленные обмоткой из сухожилий.
Были изобретены специальные защитные пластинки для рук, чтобы по ним не ударяла тетива, отскакивающая во время стрельбы, новые виды стрел. Оббитые орудия вытесняются шлифованными, более совершенными, преимущественно сланцевыми.
         Искусство резко упрощается. Богатая криволинейная орнаментика сменяется простыми геометрическими узорами — прямыми линиями, кружками с точкой'внутри.
         Распространение в это время «пунукского», как его называют археологи, усовершенствованного вооружения, в том числе костяных лат, дает право вспомнить эскимосские старинные легенды, в которых рассказывается о межплеменных столкновениях и войнах, а также вооруженном обмене с чужеплеменными, всегда находившемся на грани разбоя.
        Согласно преданиям, во время торгов между чукчами и эскимосами обе стороны являлись на место торга в полном вооружении и предлагали друг другу свои товары на конце копий или держали связки шкур в одной руке, а в другой обнаженный нож, в полной готовности вступить в бой при малейшей тревоге.
        Борьба старого и нового нашла также яркое выражение в обычаях и мифологии, в том числе в мифах о морской владычице Седне. Хотя Седна попрежнему остается властительницей жизни и смерти эскимосов, поскольку она владеет морским зверем, в представлениях о ней обнаруживается новая и в высшей степени характерная струя. Седна изображается отныне в мифах в отталкивающем и отвратительном образе. Ее наделяют уродливыми физическими и нравственными чертами. Седна — мужененавистница, она не хочет вступить в брак с мужчиной и находится в связи с злыми духами и домашним псом. Собственная семья, ее отец, страстно ненавидят Седну, желают ее смерти и хотят убить ее. Но Седна опережает их сама, истребляя своих родных.
         В. Г. Богораз справедливо считал, что в таких представлениях о женских божествах нашла свое отражение древняя «борьба мужчин с женщинами», закончившаяся, как известно, «всемирно-историческим по своим последствиям поражением женского пола», победой патриархально-родового строя.
        Так, в результате раскопок в мерзлой почве Арктики была шаг за шагом, этап за этапом восстановлена забытая история эскимосов на протяжении примерно четырех тысячелетий.
         Вполне понятно поэтому, что вновь открытая в Арктике столь же древняя, как и загадочная сначала культура сразу привлекла к себе исследователей не столько своей новизной, сколько действительно выдающимся значением ее в истории Севера.
         Достаточно было уже того, что эти жители далекого севера самостоятельно создали во всех отношениях самобытную и оригинальную культуру; самостоятельно взрастили совершенно необычайное по стилю и посвоему богатое искусство; поднялись до наиболее высокого технического уровня, которого могло достичь человечество, пользуясь одними лишь ?средствами каменного века.
        Особенно же удивительно было обстоятельство, что талантливые создатели этой высокой культуры, как и их современные потомки, были обитателями самых суровых и непривлекательных областей Старого к Нового Света, оказались на самом краю обитаемой человеком земли, в окружении вечных льдов, моржей и белых медведей.
        Не менее замечателен неожиданно сложный исторический путь,, пройденный создателями древнеэскимосской культуры, которых в свете этой истории никак нельзя назвать живыми окаменелостями. Как оказалось, они непрерывно двигались вперед, изменяя свою культуру, обычаи и мировоззрение, вовсе не оставаясь на одном и том же уровне, а неизменно «первобытном» и «диком» виде.
         Поразительная культура древних эскимосов, обитателей самого настоящего «края света», даже и по современным понятиям, может служить поэтому одной из наиболее ярких иллюстраций к словам товарища Сталина о равенстве всех народов и племен земного шаря в едином процессе создания всемирной культуры.
        Таким образом, результаты исследований, осуществленных советскими археологами на Севере, с полной ясностью показывают, что северные племена и народы, считавшиеся раньше «внеисторическими», на самом деле имеют собственную, посвоему богатую и сложную историю.
        Если раньше история племен Севера уходила в глубь прошлого не далее последних трех столетий, то в настоящее время «исторический период», наполненный достоверными фактами и событиями, охватил покрайней мере 10—15 тысяч лет.
        Если прежде могло существовать мнение об извечной стабильности* и тысячелетней устойчивости первобытного уклада северных племен, рассматриваемых в виде «живых окаменелостей», если до сих пор не было возможности установить отчетливую культурно-историческую периодизацию прошлого северных племен, то сейчас положение в этой области существенно изменилось.
        Теперь ясно, что ина Севере — на значительных пространствах южной и отчасти северной части Якутии — имела место последовательная, и непрерывная смена прогрессивных культурно-исторических этапов: палеолита, неолита, бронзового и железного веков, в основном так же, как в передовых областях земного шара, происходил переход от грубых каменных орудий к металлу.
        С полной ясностью обнаруживается и тот факт, что этому прогрессивному развитию экономического базиса — производительных сил соответствует закономерный процесс развития общественных форм, прогрессивный переход от ранних форм материнского рода к зрелому матриархально-родовому обществу, а от него к патриархальному роду и к тем* формам общественной организации, которые характерны для времени,, когда возникают большие и племенные союзы.
        Одновременно становятся в общих чертах ясными и те огромные последовательные сдвиги, которые имели место в идеологии, в мировое зрении северных племен, в их искусстве, верованиях и языке.
         Если раньше этим племенам, как представителям «низших» и «неполноценных» народов и рас, отказывали в праве на собственную культуру, то теперь ясно, что они внесли свой вклад в мировую культуру.
         Исследования эти, наконец, свидетельствуют и о том, что история . северных племен имеет определенное значение не только как один из конкретных вариантов истории человечества, но и как составная часть всемирной истории, истории народов не только Азии, но и Европы, и не только Старого Света, но и Нового Света, т. е. Американского континента, и что, наконец, эта история оказывается в совершенно неожиданно-мактивном, а не пассивном — отношении к той самой области Европы, которую расисты считали колыбелью избранной нордической расы.
        Многочисленные факты ясно показывают, как эти «гиперборейцы» 1 в результате упорной борьбы десятков сотен безвестных поколений с враждебной природой не только освоили необозримые пространства тайги и тундры, но и укрепились даже среди льдов арктических морей, внесли свою посильную долю в борьбу за конечное торесто человечества над слепыми силами природы, за победу разума над стихией.
        Археологические факты дают также возможность до некоторой степени проследить взаимные связи северных племен Азии'с народами других, нередко очень отдаленных стран. Особенно ясно вырисовываются при этом тысячелетние связи племен Севера с их ближайшимй соседями в Старом Свете — предками других племен и народов Советского Союза.
         О постепенно складывавшейся теснейшей исторической общности северных племен с остальными братскими народами Советского Союза, с великим русским народом во главе, выразительно свидетельствуют все тысячелетия их истории, начиная с самого появления человека на Севере.
         Есть основания полагать, что первые люди пришли на север Азии с запада, из Восточной Европы, где на берегах Дона, на Днепре и в Крыму расцвела яркая культура их ближайших родственников, людей ориньякско-мадленского времени.
        В тесной связи с племенами остальной Сибири и Восточной Европы развивают племена Севера свою культуру и в последующие времена, в неолите и бронзовом веке. Оттуда же, от скифских племен Южной Сибири и Причерноморья — предшественников славян, всего вероятнее распространяется, наконец, на севере Азии и железо.
         Вся история культурного развития и ранние исторические судьбы одного из самых многочисленных народов Севера—якутов—точно так же неразрывно связаны с историей родственных им степных народов Союза, заселяющих или заселявших обширное пространство Старого Света — бурятмонголов, казахов, киргизов, алтаесаянских племен и народов.
(1 Гиперборейцами греки называли обитателей севера.)


         В свою очередь археологические данные показывают, как далеко распространялись на запад не только до Кольского залива, но и вплоть до Прибалтики элементы «гиперборейской» культуры древних времен, возникшей в Северной Азии, какое важное значение в образовании самого физического типа населения Восточной и даже Западной Европы имело тогда проникновение представителей северных племен в северо-западные районы Советского Союза и сопредельных стран.
        Так, например, в 1942 году на затерянном среди моховых болот и озер лесотундры небольшом бугорке, расположенном у самого Полярного круга — вблизи Жиганера, в «Уолбинском кырдале» оказались древние кости людей и многочисленные изделия из камня. Кости людей с Уолбинского бугра были окрашены красной охрой — кровавиком, а сохранившиеся при них каменные изделия представляли собой большие наконечники стрел своеобразной формы. Они имели ВИД длинных узких пластин кремневого сланца с черенком для насаживания на древко внизу. По специфической форме наконечников стрел и ритуальной окраске костяков охрой уолбикские находки неожиданно совпали с замечательными находками в обширном древнем могильнике конца III тысячелетия до нашей эры на Оленьем острове Онежского озера в Карелии.
        Закоиомерйый, а не случайный характер такого совпадения подтверждается тем, что костяки Оленьего острова имели четко выраженные монголоидные признаки, Монголоидные черты физического облика древних оленеостровцев могли попасть сюда только с Воетока, из Азии, вместе с пришедшими оттуда людьми.
        После этого становится ясным, как далеки были от истины «гипотезы» фашистских археологов, пытавшихся «доказать», что культура распространялась в неолите только с Запада на Восток, из области расселения пресловутой «северной расы», и что ее несли с собой представители именно этой высшей «нордической расы». На самом же деле новые находки в глубине Якутии, с одной стороны, и в Карелии —с другой, доказывают в данном случае, что и в неолитическое время европейский Север испытывал глубокое прогрессивное влияние именно с Востока.
        Так собранные советскими археологами обильные и разнообразные факты в сочетании с другими данными, в первую очередь этнографическими, выразительно рисуют сложный, посвоему насыщенный событиями исторический путь народов Севера на протяжении всего того времени, когда у них господствовал первобытнообщинный строй. Так раскопки в мерзлой земле Севера раскрывают перед исследователями совершенно новые и увлекательные научные перспективы.
        Прослеживая шаг за шагом, этап за этапом постепенные перемены в культуре и жизни северных племен, можно видеть, таким образом, как перед нами в совершенно новом свете постепенно раскрываются подлинные исторические судьбы этих племен, возрожденных к новой жизни Октябрьской социалистической революцией и впервые получивших в условиях Советского государства полный простор для свободного проявления и расцвета своих творческих сил.



Раздел: По следам древних культур


От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться

« По следам древних культур (Археология и история)Две двери с фрамугами »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Мужской портрет (поэт Мадзин)
Портрет мужчины
Как Кремль исчез на четыре года

Казнь Робеспьера: Обезглавленная революция



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне