Опубликовано: Май 4, 2010

К ВОПРОСУ О СПЕЦИФИКЕ СПАРТАНСКОЙ ЭКОНОМИКИ

А. В. Зайков Ленинградский университет

В историографии античности давно стало правилом хорошего тона при изложении истории Спарты посвятить несколько строк «застойному» и «аграрному» характеру ее экономи­ки 1. Вместе с тем тезис об экономической отсталости Лакедемона исследователи аргументируют отсутствием развитого ремесла, но в качестве основного показателя такого отсутствия выдвигается факт деградации в период поздней архаики совершенных художественных промыслов, которыми была знаменита ранняя Спарта2. Важное место в доказательствах застойности древней Спарты имеет то обстоятельство, что еще в классический период официальной денежной единицей здесь являлся железный обол, препятствовавший развитию товарно-денежных отношений 3.

Посмотрим, насколько убедительны эти аргументы для того, чтобы зачислять Спарту в разряд безнадежно отставших в экономическом отношении государств античности.

Природо-географические условия во многом определили характер спартанской экономики. Лакедемону принадлежали две из немногочисленных плодородных областей материковой Греции: Лакония и Мессения. Основу хозяйства здесь составляло пашенное земледелие. В этом заключалось наиболее существенное экономическое преимущество Спарты над большинством других греческих полисов, поскольку она не зависела от привозного хлеба. В Аттике не было столь благоприятных условий для пашенного земледелия, что и объясняет широкое развитие здесь специализированных сельскохозяйственных отраслей и ремесла с ориентацией на внешний рынок4.


Спарта и Афины принадлежали к различным экономическим типам, что обусловлено особенностями их природных условий. Но принадлежность к тому или иному типу не может быть показателем уровня развитости самой экономики. Вместе с тем широкое развитие ремесла, четко отделившегося от земледелия, а также стабильный внутрирегиональный рынок являются характерной чертой античного способа производства, где основным экономическим звеном было мелкое самостоятельное хозяйство. Лишь в том случае, если будет доказано, что в Спарте ремесло и товарно-денежные отношения в целом в классический период пребывали в зачаточном состоянии, будет вполне правомерно отводить ей то место в экономическом развитии Эллады, на котором она находится до сих пор в общих курсах по греческой истории.

Уже в античности неоднократно подчеркивалось, что достаточно большие по территории Лакония и Мессения являлись наиболее плодородными областями Греции (Eurip. apud Strab. 8.5.6; Plat. Alcibiades 1. 122 d; Polyb. 5.19.7). Почвы здесь одинаково пригодны для пшеницы и ячменя, оливковых деревьев, виноградников и садовых культур. Благодаря такому разнообразию эти области были уникальны в эллинских условиях5. Важно, что условия Южного Пелопоннеса позволили превратить пашенное земледелие в основную отрасль сельскохозяйственного производства6.

Очень сложно ответить, каков был уровень плодородия (потенциального и эффективного) почв Южного Пелопоннеса в древности, сколь высокой была урожайность тех или иных культурных растений. Более конкретны данные о выращиваемых культурах и их значении в хозяйстве7.

Преобладающим среди зерновых был ячмень, способный давать хорошие урожаи и при неглубоких слоях гумуса8. Источниками четко зафиксирован тот факт, что ячмень составлял основную часть апофоры с клера (Plut. Lyc. 8), а ячменный хлеб и ячменная похлебка—основную часть рациона спар- тиатов. Геродот рассказывает о священном обычае, по которому спартиатская община дважды в месяц приносит царям ла- конский медимн ячменной муки и лаконскую четверть вина (6.57). Если царь не являлся на пиршество, ему посылают так­же ячменную муку (два хеника) и котилу вина (ibid.). Примерно о такой же структуре пищи у лакедемонян говорит Фу- кидид (6.26.5) и Ксенофонт (Lac. 5.3—4). Из других злаков возделывали пшеницу (artos), хотя и в небольших по сравнению с ячменем количествах и не повсеместно. Ксенофонт, во всяком случае, говорит о том, что пшеничный хлеб (artos в отличие от sitos—просто «хлеб», «пища») иногда прибавляли богатые к своей норме в сисситию (ibid.). В одном фрагменте Алкмана упоминается «полбенная каша» (polton chidron) (fr. 96 Page). Во времена Алкмана полба (polton) занимала очень важное место в рационе питания жителей Спарты.

Кроме злаков сеяли лен и кунжут (Alcm. fr. 19 Page). Об употреблении в пищу льняного семени упоминает Фукидид (4.26.8). Интересно, что по данным пилосского архива, как это показал Дж. Чэдуик, выявляется особо важное значение культуры льна для Юго-Западного Пелопоннеса9. Греки использовали лен и кунжут как масличные культуры, а льняное волокно, кроме того, для изготовления одежды, нагрудников для воинов, рыболовных сетей, парусов и др.10. Заслуживает упоминания также культура мака, зафиксированная в том же отрывке Алкмана (fr. 19 Page) и у Фукидида (4.26.7), а также культура бобов (Alcm. fr. 96 Page). Из плодовых культур назовем смоковницу. О ней упоминает Плутарх, предполагая, что возделывалась она на клере наряду с ячменем и виноградом (Lyc. 12). Развитие виноградарства надежно засвидетельствовано не только античными авторами, но для II тыс. до н э. подтверждено и археологическими данными11.

Спартанская экономика в своем стремлении к автаркии самостоятельно удовлетворяла потребности и в продуктах животноводства. Разводили преимущественно коз и свиней. Мясо и козий, сыр являлись постоянными компонентами пищи спартиатов (Xen. Lac. 2.9; 15.5; Her. 6.56—57; Plut. Lyc. 12). Интересно, что Дорион, персонаж «Разговоров гетер» Лукиа- на, привозит своей любовнице среди прочих заморских подарков и большой сыр из Гития (14.2.4). Следует отметить особо важное значение жертвенных животных (коз и свиней) в культовых обрядах общины (Xen. Lac. 13.3; 14.5; ср. Her. 6.56—57). Довольно многочисленны в наших источниках упоминания о лошадях и собаках. Их хозяйственное применение ограничивалось использованием на охоте (Xen. Lac. 6.3; Ar. Pol. 2.2.5). Начиная с Пелопоннесской войны лошади использовались для формирования конных отрядов войска (Thuc. 4.55.2; Xen. Hell. 5.4.39; 6.4.11; Lac. 11.2). Кроме того, лошади использовались в конных ристаниях (Xen. Hell. 3.2.22; Polem. Per. 22; оба сообщения также относятся к периоду Пелопоннесской войны). Как и повсюду в Греции широко использовался рабочий скот —мулы, быки и ослы. Спартанские «пастухи ослов» (onopho- rboi) упоминаются Геродотом (6.68—69). '

Повышение удельного веса пастбищ за счет возделываемых земель наблюдалось в Спарте в IV—III вв. до н. э., что зафиксировано у Платона (Alcib. 1. 122 е) и у Плутарха (Agis 9). Вряд ли это было обусловлено, как доказывал М. М. Хвостов, активным развитием шерстяного промысла12. Не вдаваясь в подробности, укажем на справедливое замечание по этому поводу Н. И. Голубцовой о том, что скот—очень удобная форма богатства с точки зрения земельного собственника 13.

Пашенное земледелие явилось основной отраслью хозяйства в Спарте, благодаря чему тенденция к замкнутости, характерная для экономики любого полиса, в Спарте имела более прочную основу для реализации. Автаркия предполагает стабильное развитие и других отраслей сельского хозяйства. В спартанской экономике заметную роль играли виноградарство, садоводство и животноводство. Но благоприятные условия для развития полеводства делали в тех условиях необязательной ориентацию этих отраслей на внешний рынок, поэтому уровень их развития был обусловлен внутренними потребностями.

Перейдем к характеристике ремесленного производства в Спарте. Как достаточно надежно подтверждено археологическими и письменными источниками, примерно с VII в. до н. э. начинается постепенное ухудшение лаконской художественной традиции. Исчезли терракотовые маски, золото, янтарь, слоновая кость, но, по словам Плутарха, предметы, необходимые и обыкновенные—ложа, кресла, столы,—стали изготовляться у них наилучшим образом (Lyc. 9). Плутарх далее говорит, что одна из ретр Ликурга требовала, чтобы кровля дома изготовлялась только с помощью топора, а двери с помощью пилы (Lyc. 12). Однако из этого, с нашей точки зрения, вряд ли следует делать вывод об упадке столярного и плотницкого искусства. Напротив, данные сообщения можно истолковать как свидетельства существования в Лаконии особой школы этих ремесел. Наряду с коринфским и сицилийским способами черепичного покрытия кровли в Греции широко использовалась и лаконская архитектурная терракота, отличавшаяся особым типом солен и калиптер14.

На фоне сокращения производства лаконской расписной керамики15 интересна оценка Критием—главой Тридцати тиранов—«лакоиского котона» как сосуда, незаменимого в по­ходе из-за его практических качеств (Plut. Lyc. 9).

В Лаконии находились одни из самых богатых железных рудников Греции16, а «лаконская сталь» по своим качествам не знала в этой стране равных. Лакония самостоятельно и прекрасно обеспечивала себя предметами кузнечного производства (Xen. Hell. 3.3.7)17. Превосходство спартанского войска в греческом мире почти до конца периода классики обус­ловливалось не только жесткой дисциплиной, военной выучкой, тактической организацией, но и качеством «лаконской стали».

В составе вооружения лаконского гоплита был медный щит (Xen. Lac. 11.3). О существовании в Спарте медного промысла можно сделать вывод на основе свидетельств Геродота (1.70— 71) и Фукидида (1.134.4).

Ксенофонт рассказывает, что в войске лакедемонян всегда присутствуют ремесленники, везущие весь необходимый инструмент на повозках или на вьючных животных (Lac. 11.2) ( этакие  Range Rover Sport античности) прим. ). Присутствие таких ремесленников, видимо, предполагается в рассказе Фукидида о лакедемонском отряде в Декелее (7.18.4), а также во всех свидетельствах о постройке укреплений спартанским войском во время походов (Her. 9.10; Xen. Hell. 7.5.11).

М. М. Хвостов, увлеченный идеей капиталистического развития Спарты со второй половины V в. до н. э., доказывал, что античные свидетельства о спартанском ремесле характеризуют экономику Лакедемона в конце V в. до н. э. и позднее, так как материал этот связан, главным образом, с данными афинских комедиографов, Ксенофонта и поздних надписей18. Не вдаваясь в подробности датировки, необходимо отметить очень важную деталь: в сообщениях о спартанском ремесле название ремесленного продукта сопровождалось определением «ла- конский/ая»—«лаконский котон», «лакайна» (вид чаши), «ла- конские кожи», «лаконские сандалии»,« лаконская черепица» и др. Данное обстоятельство не означает, что все перечисленные продукты ремесленного производства изготовлялись только лаконскими мастерами и только на территории Лаконии. Однако, с нашей точки зрения, присутствие подобных устойчивых выражений в языке авторов V—IV вв. до н. э. и позднее может быть объяснено лишь наличием в Лаконии достаточно разнообразной и богатой ремесленной традиции. Одной из характерных особенностей этой традиции был, по видимому, высокий уровень утилитарных качеств.


Таким образом, неразвитость спартанского прикладного искусства в рассматриваемый период нельзя переносить на ремесленное производство в целом. Данные источников говорят не только о существовании в Спарте в.этот период разнообразных ремесел, но и о существовании лаконской ремесленной школы.

И все же парадоксальный факт упадка лаконского прикладного искусства в течение VI—V вв. до н. э. требует своего объяснения. Не соглашаясь с мнением тех исследователей, ко­торые видят причину этого «в сфере политических или социально-политических отношений»19, мы в качестве предварительной гипотезы выдвигаем следующий взгляд на проблему. Связь этого феномена с окончательным завоеванием Мессе- нии, видимо, не может вызвать сомнений. Мессения превосходила Лаконию по плодородию почв. До завоевания этой области в Лаконии остро ощущался земельный голод, воспоминания о котором сохранила историческая традиция. Лаконские художественные промыслы периода архаики ориентировались в основном на экспорт. Скорей всего, причиной этого была нехватка собственного хлеба. Последняя проблема оказалась решенной после завоевания Мессении. С этим исчезла и необходимость ориентации ремесла на внешний рынок. Данная точка зрения не исключает политики ликвидации «бесполезных ремесел», но предполагает ее, правда не как основную причину, а как попутно возникшее явление, приведшее к сокращению художественных промыслов до степени их деградации.

Уровень развития обмена в целом может служить показателем уровня социально-экономического развития в античности, так как здесь господствует мелкое и среднее самостоятельное производство20. Но и здесь необходимо учитывать специфику экономико-географических регионов. Возможность более полного осуществления тенденции к автаркии обусловила слабую включенность Лакедемона в систему межполисных торговых отношений21. Но это не означает отсутствие внутреннего обмена. Источники не позволяют осветить эту проблему полно, но некоторые данные приводят к вполне определенным выводам.

О спартанском рынке впервые упоминает Геродот, чье сообщение относится ко времени Кира Великого (1.153). Историк приписывает царю презрительное отношение к эллинам— и речь идет конкретно о лакедемонянах—по причине существования у них городских рынков. Важно, что в этом отношении сам Геродот не видел, очевидно, никакой существенной особенности Спарты по сравнению с другими полисами.

Интересные сведения о спартанской агоре находятся у Ксенофбнта. Согласно этому автору, агора была очень многолюдна, здесь можно было встретить представителей самых разных сословий (Hell. 3.3.5). Ассортимент товаров был, по-видимому, достаточно разнообразен, причем рынок имел свою организационную структуру. Ксенофонт упоминает же­лезный ряд, где продавались ножи, мечи, вертела, секиры, топоры, серпы (ibid. 3.3.7). О существовании здесь торговли продуктами питания свидетельствует рассказ Плутарха (Lyc. 12) и сообщение Псевдо-Аристотеля (Оес. 2.2.9). Рынок был если не общелакедемонским, то, во всяком случае, общелаконским центром торговли. Действительно, многие из тех продуктов кузнечного производства, о которых говорит Ксенофонт (Hell. 3.3.7), явно были рассчитаны на покупателя с хоры22.

В качестве основного аргумента в пользу тезиса о крайней неразвитости спартанской торговли обычно приводят сведения о лаконской монете — неудобных в обращении железных прутьях, а также о ликвидации золотой и серебряной монеты (Xen. Lac. 7.5—6; Plut. Lyc. 9)23. Согласно античной традиции, железный обол был введен законодателем в качестве преграды для обогащения граждан посредством торговли. Причина долгого сохранения в обращении неудобной монеты заключалась в стремлении к сохранению гомогенности «общины равных». Но если такое положение дел не удовлетворяло экономическую систему мелких и средних самостоятельных земледельческих и ремесленных хозяйств, эта система должна была искать выход из положения. Согласно сообщению Геродота, после Платейской битвы илоты, собиравшие по приказу Павсания добычу, «похищали много драгоценностей и затем продавали эгинцам, ...которые покупали у илотов золото и платили за него, как будто это была медь» (9.80; пер. Г. А. Стратановского). Вполне вероятно, что в Спарте наряду с официальным оболом имела хождение и другая, в частности эгинская монета. Отметим, что в 223 (или 222) г. до н. э. во время реформ Клеомена III илоты получали свободу, уплатив по 5 аттических мин (Plut. С1. 23.1). Ксенофонт рассказывает о том, как тщательно разыскивали в Спарте «в прежние времена» золотые и серебряные деньги (Lac. 7.5—6). Если бы железный обол господствовал нераздельно, то и разыскивать было бы нечего.

В Спарте существовала собственная система мер. У Геродота упоминаются лаконский медимн и лаконская «четверть» (как мера объема).

Все вышесказанное доказывает, что товарно-денежные отношения в Спарте не носили эпизодический характер и не были крайне неразвитыми, но представляли собой вполне сло­жившуюся систему внутрирегионального обмена.

В заключение необходимо отметить, что критерии, на основании которых обычно Спарту зачисляют в разряд отсталых областей, не могут быть признаны правомерными, поскольку они не учитывают специфику развития экономико-географических регионов Греции. Специфика экономики Спарты обусловливалась возможностью заниматься пашенным земледелием п широких масштабах. Единственным четким критерием уровня развития производительных сил может служить уровень производительности труда. Но в условиях отсутствия статистических данных об экономике античности данный критерий применять практически невозможно. Показателем развития производительных сил в древности может служить уровень развития ремесел, удовлетворяющих жизненно важные потребности, а также общий уровень развития товарно-денежных отношений. Косвенным показателем развития производительных сил в некоторых случаях может служить и то политическое значение, которое имеет данное государство в большом географическом регионе. Эти критерии не позволяют относить Спарту к экономически отсталым общинам Эллады. Представление об «отсталости» Спарты плохо согласуется с известными фактами ее истории: прочная гегемония в Пелопоннесе, победа в изнурительной Пелопоннесской войне, важная роль этого государства в политической жизни Эллады вплоть до римского завоевания.

ЛИТЕРАТУРА И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Ограничимся наиболее характерными примерами из отечественной историографии: Бергер А К. Социальные движения в древней Спарте М, 1963 С 15; Калл истов Д. П Спарта // СИЭ. Т. 13 Стлб. 734, Андреев Ю. В. Спарта как тип полиса // Античная Греция. М, 1983 Т. 1. В последней работе «отсталость» Спарты принимается с некоторыми оговорками

2. Андреев Ю. В. К проблеме «Ликургова законодательства»// Проблемы античной государственности Л, 1982 С 41 слл ; Chrimes К. М. Т. Ancient Sparta. Manchester, 1952. P. 305 ff.; Huxley G. L. Early Sparta a L., 1962. P. 73, ForrestW.G A History of Sparta. 950—192 В С L, 1968 P 57

3. Chrimes К. M. T. Op. cit. P. 307; Oliva P. Sparta and her social problems. Prague, 1971. P. 131.


4.  См : Шплюк Н. Ф. Закономерности развития рабовладельческого общества Свердловск, 1982 С 42 сл

5. Ср . Блаватский В. Д. Природа и античное общество М., 1976

6.  Основополагающей работой по физической и исторической географии античной Спарты остается статья: Bolte F. Sparta (Geographie) // RE. Bd. Ill A 1929. Sp. 1265—1373; ее дополняют главы 2-я и 3-я в книге: Cartledge P. Sparta and Lakonia. L., 1979.

7. Если данные, содержащиеся у ранних спартанских лириков, Геродота, Фукидида, Ксенофоита, Полемопа Периэгета, Плутарха, сравнить с данными, полученными в ходе экспедиций Н. И. Вавилова по выявлению мировых очагов важнейших культурных растений, то окажется, что наши авторы фиксируют для Южного Пелопоннеса более 1/3 зерновых культур, эндемических для Средиземноморского очага См: Вавилов Н. И. Происхождение и география культурных растений Л, 1987 С. 121

8. Морару С. А. Из истории возделывания полевых культур в древней Греции // Труды Кишиневского сельскохозяйственного института 1970 Т 71 С. 135; Колобова К. М., Глускина Л М. Очерки истории древней Греции Л , 1958 С 8

9. Сhadwik J. Linear В and related scripts. Berkeley; L. Angeles, 1987. Ср- КазанскенеВ П, Казанский H. H Предметно-поня- тпйный словарь греческого языка (Крито-микенский период). Л, 1986 С 69, 82, 83, 104.

10. Морару С. А Указ соч. С. 137

И. О сосудах с вином, найденных при раскопках в Менелайоие и предназначавшихся для экспорта, см.: Kiechle F. Laconien und Sparta. Miinchen, 1963 S 9

12. Хвостов M. M.  Хозяйственный переворот в древней Спарте Казань, 1901. С 19

13. Голубцова Н. И. К вопросу о внутреннем положении Спарты в начале IV в до н э // Труды МГИАИ. 1958. Т 12. С 250

14. Кругликова И. Т. Античная археология М, 1984 Рис 37 3 и 8 0 лаконской черепице в Аркадии см : Маринович Л. П. Новые исследования в Пелопоннесе // ВДИ. 1969. № 4 С. 219; Winter N. A Defining Regional Styles in Archaic Greek Architectural Terracotta // Hesperia. 1990. Vol. 59. № 1 P. 13—18. Figs 1—2. Plate 1 a

15. Андреев Ю.В. К проблеме С 43 слл

16. Минеральные месторождения Европы Т. 2: Юго-Восточная Европа. М., 1984 С. 319—344.

17. О дорогах, связывавших Спарту с рудными районами, см. С h г i s t i е n J. Le territoire Laconien-les jonctions de Sparte et de la peri- oikis malgre l'encadrement montagneux // Rapports / 16e Congr. intern, des sciences hist. Stuttgart, 1985. 1. P. 322. c. Heal у J F. Mining and Metallugy in the Greek and Roman World. L., 1978. P. 57 f.

18. Хвостов M. M. Указ соч С 191 сл Очень кратко совокупность свидетельств состоит в следующем* 1) в Лаконии существовали железные рудники; лаконские железные изделия пользовались известностью в Греции; 2) здесь существовало развитое горшечное производство; 3) особенно развито изготовление обуви и 4) шерстяных изделий: 5) кожевенное про­изводство

19. Андреев Ю. В К проблеме С 51

20. Шилюк Н. Ф. Указ соч С 45

21. Эта свобода от внешних связен, основанная па обеспеченности своим хлебом, самими древними воспринималась как несомненное преимущество лакедемонского полиса. Так, согласно Фукидиду, дельфийский оракул дает такой угрожающий ответ лакедемонянам по поводу изгнания басилея Плистоанакта: «Лакедемоняне должны вернуть с чужбины потомка полубога Зевесова сына. Иначе им придется пахать землю серебряным лемехом» (5. 16. 2; перевод Г. А. Стратоновского).

22. Об исследовании лаконской дорожной сети, имевшей двойную структуру (политическую—для переброски войск; экономическую—для обозов, последняя связывала Спарту с хозяйственными районами) см.: Chris- t i е n J. Op. cit. P. 319—321; см. также: SandresG. D. R., Whitbread I. K. Central Places and Major Roads in the Peloponnese // ABSA. 1990. Vol. 85. P. 348.

23.  Отметим, что железная монета—не исключительно спартанская особенность. Такая монета была распространена в некоторых городах Пело- понесса еще в IV в. до и. э. Ср : Колобова К. М , Глускина Л. М. Указ соч. С. 99.


Раздел: Из истории античного общества



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Из истории античного обществаАФИНСКИЕ КОЛОНИИ ВРЕМЕН ПЕЛОПОННЕССКОЙ ВОИНЫ »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Часы
Дама у гобелена (Портрет Н.Ю.Станюкович) 1903
ЧИСТАЯ ЖИВОПИСЬ: абстракционизм в России

Восток — Запад (Пражское восстание)



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне