Опубликовано: Февраль 7, 2016

Чёрный барон Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг

Худой, с горящими глазами, склонностью к садизму и эзотерике, с манией величия — таким запечатлели его современники и дали соответствующие прозвища: Кровавый барон, Чёрный барон. В судьбах сподвижников он оставил тёмный след, многие плохо кончили, некоторые сошли с ума. Даже мимолётные короткие встречи с бароном имели последствия. Именно таковой была встреча Унгерна и Оссендовского в Монголии. Спустя много лет, после своей смерти, Чёрный барон явился к нему…

Потомок пиратов

Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг родился 29 декабря 1886 года в семье обедневшего аристократа. История его рода таинственна и очень интересна. В нём были авантюристы, солдаты, а также просто убийцы и грабители.

Предки Унгерна принимали участие в крестовых походах и сражались под стенами Иерусалима. В 12-м веке они числятся в ордене меченосцев, принимают участие в Грюнвальдской битве. Особым образом известен рыцарь Генрих Унгерн-Штернберг по прозванию Топор. Он странствовал по Европе и участвовал в турнирах во Франции, Англии, на одном из которых и погиб, встретив достойного противника. Барон Ральф Унгерн был прославленным пиратом в Балтийском море. Пётр Унгерн также был пиратом, имел замок на острове Даго — своеобразное разбойничье гнездо. Немалого внимания заслуживает Вильгельм Унгерн, которого называли Братом Сатаны за увлечение оккультизмом и тайными науками. Дед Романа Фёдоровича, пират, разбойничал в Индийском океане. До того как его схватили англичане, он успел принять в Индии буддизм.

Это был род рыцарей-пиратов, склонных к мистицизму. Можно по-разному относиться к подобной биографии, доверять ей или нет, но надо отметить, что в ней хорошо прослеживаются те черты, которыми особенно отличался Чёрный барон. Это склонность к воинской жизни, самовольству и интерес к восточным учениям и оккультизму.

Барон верил в реинкарнацию и считал, что он путешествует с древних времён. И, согласно его убеждениям, тот его предок — воин и маг — воплотился в нем. Ибо из века в век по истории странствует этот рыцарь-мистик Унгерн.

Первые шаги

Интересы юного барона лежали в русле устремлений его предков. Он решил посвятить себя войне. В 1908 году он окончил Павловское военное училище. Затем участвовал в Первой мировой войне в составе 34-го Донского казачьего полка и на фронте отличился самым положительным образом. Командуя кавалерийским эскадроном, совершил ряд подвигов. Все отмечали его храбрость, хладнокровие, выдержку — эти качества не раз спасали жизнь ему и однополчанам. Барон Врангель отметил, что Роман Фёдорович «жил войной, совершая столь же быстрые, сколь и дерзкие набеги в тыл германцев». За проявленное мужество был награждён рядом орденов. Неожиданно на карьере столь блестящего офицера появилось нелицеприятное пятно: драка с сослуживцем, которую барон устроил, находясь в нетрезвом состоянии. Тогда же было подмечено, что «его порок — постоянное пьянство и что он способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира».

В декабре 1917 года Роман Фёдорович подался в Забайкалье, где активно сражался с Красной армией. Ему сопутствовал успех, и в ноябре 1918 года он назначается генерал-майором, под командование ему отдаётся сформированная Азиатская конная дивизия. Но тут красные усилили натиск, и барон был вынужден отступить в Монголию.

Освободитель Монголии

Здесь его ожидали с нетерпением, уповая на то, что он поможет добиться независимости от Китая. Монголы настолько его превозносили, что объявили живым богом войны, кроме того, многие буддисты вполне серьёзно считали Унгерна реинкарнацией Чингисхана — у обоих были голубые глаза и рыжая борода.

На некоторое время его войска стали лагерем в Восточной Монголии, набираясь сил, собирая под свои знамёна людей. К нему охотно присоединялись и белые отряды, и монголы.

4 февраля 1921 года после долгих боёв была взята Урга, а отступившие китайские войска попытались прорваться в Китай. Барон Унгерн добил их, встретив у реки Толы. Таким образом, ожидания монголов оправдались — их страна стала свободной.

Садист и палач

В Монголии в полной мере проявились те особенности его натуры, за которые его прозвали Кровавым бароном. Открылась другая сторона «бога войны» — он был садистом.

Сохранилось множество свидетельств о его действиях в захваченной Урге. Многочисленные казни, пытки — причём страдали ни в чём не повинные люди. Отсутствовал всякий закон. Обвиняемых — часто в самых нелепых проступках — не отдавали под суд. Его попросту не было. Подозрительного или непонравившегося человека могли сразу забить палками на улице или зарубить. Кроме того, Унгерн окружил свою персону подобными себе личностями. Особенно среди них прославился подполковник Сипайлов, ставший комендантом в городе. Это был палач, сумасшедший, насильник и растлитель малолетних.

Сама взятая Урга представляла страшную картину. Полный разфом, повсюду трупы, по улицам слонялись пьяные казаки, отыскивая себе жертв. На столбах и фонарях качались повешенные, причём однажды барон собственноручно повесил женщину.

Это было страшно, и многие монголы уже мечтали о том дне, когда до Кровавого барона доберутся красные.

Родственные души

Во время жизни в Монголии в 1921 году барон Унгерн познакомился с польским журналистом Фердинандом Оссендовским. Этот человек имел бурное прошлое. Учился в Петербургском университете, затем в Сорбонне, много поездил, за участие в революции сидел в тюрьме. Поляк пришёлся по душе барону, он приблизил его к себе, сделал вроде доверенного лица, с которым мог поделиться самым сокровенным. Между ними произошло много бесед, и в них достаточно полно раскрылась система воззрений барона. Он, как и его предки, был мистиком. Мистические идеи определили его политическую программу и планы на будущее. Он считал, что Запад прогнил и обновление ему может принести лишь Восток. Унгерн мечтал создать Азиатское государство под эгидой Китая, затем во главе войска принести свет на Запад и воспрепятствовать распространению истинного зла — революции и социализма.

Всё это было поведано в доверительной беседе Фердинанду Оссендовскому, который изложил услышанное и описал свои монгольские приключения в книге «И звери, и люди, и боги».

Вера барона Унгерна в сверхъестественное иногда доходила до крайности. Так, ни одна подготовка к сражению не обходилась без гаданий. В штабе барона всегда толпилась масса ворожей и предсказателей, лам и простых цыганок. Также перед атакой нередко шаман творил обряды и читал заклинания, и это на глазах всего войска. Многие посмеивались про себя, но молчали: барон не любил, когда сомневались в подобных вещах.

Пророчество

Все, что рассказал барон поляку, он просил обнародовать после его смерти. Оссендовский засомневался, он был старше Унгерна, и резонно было предположить, что умрёт раньше. Но Роман Фёдорович уверил его, что всё будет иначе. В книге приведены его слова: «О нет! Ещё 130 дней, и все будет кончено, а потом… нирвана!».

Дело в том, что некий предсказатель нагадал барону, что жить ему осталось ровно 130 дней. В этот же день они вдвоём отправились в буддистский монастырь, где лама предсказал те же 130 дней, а также произнёс несколько слов относительно судьбы его спутника, поляка. Лама сказал, что «он умрёт, когда Унгерн ему напомнит, что пришло время расстаться с жизнью».

Спустя несколько дней барон попрощался с поляком. Каждый из них отправился своей дорогой.

Очень скоро под натиском Красной армии Унгерну пришлось оставить Ургу. Он отступил. К этому времени недовольство действиями барона и его палачей заметно усилилось, и против Романа Фёдоровича был составлен заговор. 20 августа 1921 года монголы связали его и сдали на руки отряду красных.

Барона Унгерна приговорили к смертной казни, и 15 сентября 1921 года приговор был приведён в исполнение. Это произошло ровно через 130 дней после предсказания.

Вестник смерти

Фердинанд Оссендовский благополучно вернулся в Польшу. Слова ламы давно были позабыты, и события прошлых лет также потеряли живость. Вторая мировая война застала его в Варшаве, и ему пришлось спасаться. Он нашёл убежище в пригороде.

И вот ночью 10 января 1945 года перед домом писателя остановился легковой автомобиль, пассажиром которого был некий лейтенант Доллерт из контрразведки нацистской армии. Его беседа с Оссендовским длилась долго, до самого утра. Когда он уходил, то унёс с собой экземпляр книги «И звери, и люди, и боги». Через день после его посещения поляк умер.

Вскоре после окончания войны Доллерта отчаянно искали, но он словно сквозь землю провалился. о нём ничего не удалось узнать, кроме того, что его на самом деле звали… барон фон Унгерн.

Журнал: Тайны и загадки, №21 — 5 октября 2015 года
Рубрика: Судьба человека
Автор: Константин Головатый

bagira.guru




От: NevzlinaT,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Результаты металлографического и спект­рального анализов Копет-дагаНЕМНОГО О ДРЕВНЕМ СТЕКЛЕ »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Закат на Волге
Окно в сад
Чудесный меч Жанны д'Арк

Обоюдоострый Золинген



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне