Опубликовано: Январь 28, 2016

Кто спас Александра II в 1866 году от покушения

«Спасителем» Александра II выбрали случайного человека из толпы?


Фото: Каракозов покушение на Александра

 

24 апреля 1866 года император Александр II гулял в Летнем саду. А народ стоял и смотрел. Когда Александр подходил к коляске, какой-то молодой человек вышел из толпы, достал пистолет и начал целиться. Кто-то закричал ему под руку, да и стрелок, видно, был неважнецкий. В общем, молодой человек промазал и тут же был схвачен толпой.

Польский след

Избавление императора от смерти праздновали пышно. Повсюду играли национальный гимн, народ толпами стекался в церкви, где служили торжественные молебны.

Он не русский! — кричали на каждом углу про стрелявшего. — Он не может быть русским!
Этот выстрел, по словам газет, явился последней гранью, до которой «дерзко, озлобленно и самонадеянно шли враги России». «Московские ведомости» объявили: фамилия покушавшегося — Ольшевский. Поляк. Не русский.

5 апреля в Большом театре давали «Жизнь за царя» Глинки. Во втором акте на сцену вышли поляки. Публика закричала: «Не надо! Не надо! Третий акт!» Тогда, как писали журналисты, «актёры побросали прочь свои конфедератки и под гром рукоплесканий два раза кряду пропели «Боже, царя храни!». На этом кончился второй акт». В последнем акте «поляки» снова перешли на сторону России и отказались убивать Ивана Сусанина.

«Московские ведомости» ошиблись. Фамилия стрелявшего была не Ольшевский, а Каракозов. И был он не поляк, а русский дворянин. На это махнули рукой. Поляк смотрелся гораздо лучше. Во-первых, совсем недавно Россия подавила польское восстание. Во-вторых, отыскался спаситель царя, который идеально подходил к польской версии.

Земляк Ивана Сусанина


4 апреля у Осипа Комиссарова, петербургского картузника, были именины. Хозяин предоставил ему выходной, вот он и гулял по городу. И оказался в толпе у Летнего сада во время покушения. Вместе с другими его схватили и отправили к генерал-губернатору. А там вдруг решили, что именно он спас царя. Толкнул, мол, Каракозова под локоть. Комиссаров сначала растерялся, но потом стал всё красочнее и красочнее рассказывать о том, как заметил злоумышленника и толкнул его руку вверх. Комиссарова повезли в Зимний дворец. Царь обнял его, произвёл в дворяне и повесил орден Святого Владимира IV степени.

Выяснилось, что Комиссаров — крестьянин Костромской губернии. Земляк Ивана Сусанина. Что, конечно же, весьма символично. Комиссаров стал Комиссаровым-Костромским. Газеты величали его не Осипом Ивановичем, а Иосифом Иоанновичем. Надо сказать, что Иоанн Комиссаров, отец героя, в это время пребывал под Красноярском, куда был сослан за воровство.

На новоявленного спасителя царя свалились небывалые почести. Его избирали почётным гражданином Петербурга, Москвы и других городов. Московские дворяне преподнесли ему золотую шпагу.

Московский английский клуб избрал его почётным членом. Помещики дарили ему имения. Например, один костромской помещик пожаловал 780 десятин. Даже сапожник Ситнов, «работа которого была удостоена наградой большой медали на Всемирной лондонской выставке», обещал бесплатно шить ему обувь.

В честь Комиссарова слагали стихи и оды. Сам Николай Некрасов писал:

Сын народа! тебя я пою!
Будешь славен ты много и много...

Ты велик — как орудие Бога,
Направлявшего руку твою!

Людям «неправильных» политических убеждений пришлось в эти дни несладко. Их зачислили в пособники Каракозова. Некоторых радикальных публицистов арестовали. Другие тряслись от страха. Все без исключения.

Ведь руководить следствием назначили знаменитого Муравьёва-вешателя, усмирителя польского восстания.

И все радикалы — за исключением тех, кого уже посадили, наперебой изображали патриотическое ликование. Выступали с верноподданническими заявлениями. И некрасовский «Современник», и писаревское «Русское слово», — все старались не выпасть из общего хора. Правда, «Современник» это не спасло. Его закрыли.

Впрочем, Комиссарову тоже пришлось несладко. По словам его воспитателя, он был «в сущности препошлый человек… от природы туп до крайности». А его определили в гвардейский лейб-гусарский полк, в круг «золотой молодёжи». Не выдержав испытания медными трубами, Комиссаров начал пить. Ушёл в отставку. Поселился в одном из подаренных ему имений. И там помер, всеми забытый.

  • Журнал: Загадки истории, №43 — ноябрь 2015 года
  • Рубрика: Версия
  • Автор: Глеб Сташков

bagira.guru




От: NevzlinaT,  1602 просмотров






- Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться

« Каменный теремКРЕПОСТЬ И СЕЛЬСКИЕ УСАДЬБЫ ХЕРСОНЕСЦЕВ НА ОКРАИНЕ СОВРЕМЕННОЙ ЕВПАТОРИИ (IV-II вв. до н. э.) »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
картина Бегство в Египет :: Pavel Filonov
Купание красного коня
Крепость Дербент: «Ворота ворот»

Красота по-советски



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне