Опубликовано: Январь 25, 2016

Несбывшиеся надежды (Император Пётр I и цесаревич Алексей)

Когда у Петра родился первенец, ему не было и восемнадцати. Ребёнка назвали Алёшей в честь деда — царя Алексея Михайловича. Юные родители были счастливы: мальчик обещал продолжение царского рода.

Сын от нелюбимой

Первая жена Петра I, красавица Евдокия Лопухина, под венец пошла по приказу родителей. То же можно сказать и про жениха — 16-летнего царевича Петрушу. Жена была старше мужа на 3 года, однако рослый Пётр не производил впечатление несмышлёныша.

Его брак с Лопухиной инициировала мать — Наталья Кирилловна, считавшая, что род Лопухиных станет надёжной опорой для наследника престола. А помощь эта Петру была важна: его сестра Софья крепко уцепилась за власть. Кроме того, на Руси было принято, независимо от возраста, считать женатого человека совершеннолетним. Это давало Петру моральное право забрать у сестры трон.

Женщина, на которой мужчина вынужден жениться, редко становится любимой. Не стала исключением и Евдокия. Она рассчитывала, что рождение сына переломит ситуацию — напрасно. Пётр, хоть и был рад первенцу, любовью к жене так и не воспылал. Гораздо больше его увлекали потешные полки, походы и поездки за границу.

Воспитанием Алёши занимались мать и бабушка. Именно последняя не давала Петру разорвать отношения с супругой. Но после кончины матери Пётр перестал писать Евдокии письма, а когда Алёше исполнилось 8 лет, насильно сослал её в монастырь. Мальчика отправили в Преображенский дворец под надзор тётки — Натальи Алексеевны. Спустя год царь вспомнил о сыне, решив приучать его к образованию и труду, а главное — к радению за Отчизну. Для «наставления в науках» к мальчику приставили немца Нейгебауэра. Однако он не сумел привязать к себе воспитанника, да ещё и перессорился с вельможами. Следующим наставником Алексея стал барон Гюйссен. Ему удалось заставить отрока учить языки, математику и историю.

Об успехах сына царь судил не только по депешам, но и лично. Ещё мальчиком брал Алёшу то в Архангельск, где строились первые российские корабли, то в военные кампании, а то и на заседания Совета. Но годы шли, а интереса к делам, которые в будущем Пётр планировал передать в его распоряжение, Алексей не проявлял. Император отправлял сына обратно в Преображенское, надеясь, что просто ещё не пришло время.

Обида на отца

В 15 лет царевич опять остался без воспитателя, а его окружение составляли люди из клана Нарышкиных и Колычевых. Они не принимали реформы Петра и внушали Алексею, что когда тот получит трон, должен не только возвратить из монастыря мать, но и возродить прежнюю Русь.

Постоянное обсуждение «нерусской» политики Петра, а более — несправедливость в отношении матери, привели к тому, что Алексей стал отдаляться от отца. Самого же императора занимали другие дела. Так продолжалось до тех пор, пока он не решил женить сына политически выгодным браком. В невесты 17-летнему Алексею выбрали принцессу Шарлотту Брауншвейг-Вольфенбюттельскую, сестру императрицы Австрии.

Спустя два года Алексей в компании графа Головкина и князя Трубецкого отправился в Дрезден для изучения языков и других наук. Однако корпеть над книгами он не спешил, а вырвавшись на волю, вкусил вольной и беззаботной жизни. Так, при польском дворе он отметился грандиозными попойками. Впрочем, приставники следили за ним, строго исполняя наказ императора. Они же и привезли его в Шлакенверт, где Алексей впервые увидел Шарлотту. Спустя год в Торгау в присутствии отца 21-летний царевич сочетался с ней браком.

Алексей и Шарлотта не любили друг друга, и это давало царевичу шанс понять отца. Но не случилось. Пока Шарлотта вынашивала его детей, он проводил время в компании друзей либо с любовницей Ефросиньей, крепостной своего наставника Вяземского. Смерть Шарлотты после четырёх лет брака и вовсе развязала царевичу руки. Двоих его отпрысков передали на воспитание нянькам, а все мысли Алексея отныне были связаны с возможностью венчания с Ефросиньей. О том, что любовницу завербовал князь Меншиков, он не знал.

Огромным ударом по самолюбию 25-летнего Алексея стало рождение у Петра от Екатерины его брата — Петра Петровича. Этого ребёнка царь изначально поставил выше первого сына.

Многочисленные обиды Алексея на отца не развеял и тяжёлый разговор, в ходе которого Пётр обвинил сына в лености и нежелании служить на благо страны. Он прямо сказал, что не видит Алексея на российском троне. В ответ царевич попросил государя о монашеском постриге, но тот отказал, заподозрив очередную уловку.

Вскоре Петра свалила тяжёлая болезнь, придворные уже готовились к худшему. Император написал сыну письмо, в котором предлагал выбор: либо немедленно принять постриг, либо готовиться к царствованию. Алексей, не доверяя родителю, ответил, что для него предпочтительнее первое. В ответ Пётр потребовал явиться к нему и лично подтвердить свой выбор.

Казнить нельзя помиловать

Опасаясь крутого нрава отца, царевич решил не ехать в Петербург, а бежать за границу. Под именем шляхтича Коханского он прибыл в Вену, где просил защиты у императора Карла VI. Тот оказался перед дилеммой: рассориться с Петром или упустить возможность использовать наследника в интригах против России, тем паче что слабовольный Алексей был идеальной марионеткой. Карл спрятал его в пригороде Вены — Вейербурге, а затем переправил в крепость Эренберг. Вот только сыскные псы Петра напали на след Алексея, и тому пришлось бежать в Неаполь. Нашли его и там благодаря смекалке матёрого дипломата графа Петра Толстого.

Сначала Толстой решил действовать уговорами. В письме Петра, которое он передал Алексею, было обещание не наказывать его, если он вернётся добровольно. Но страх Алексея оказался настолько велик, что он отказался. Тогда Толстой прибегнул к хитрости: подкупил австрийского вельможу, и тот сказал Алексею, что вопрос с его выдачей — дело решенное. Напуганный последствиями царевич согласился вернуться. Правда, напоследок написал королю Швеции, прося убежище в обмен на будущие преференции. Король согласился, однако ответ пришёл слишком поздно… А в Петербурге уже шло следствие по выявлению причастных к побегу царевича. Для большинства наказание было одно — казнь. Сам Алексей по дороге написал отцу покаянное письмо.

Наконец, 3 февраля 1718 года Пётр увидел сына. Алексей слушал упрёки молча, иногда падая на колени и вымаливая прощение. И Пётр вроде бы простил, подписав в тот же день манифест об отстранении Алексея от престола в пользу его 3-летнего брата. Но спустя несколько недель в Россию вернулась Ефросинья, поведавшая тайной канцелярии, что Алексей планировал при помощи австрийских войск устроить в России мятеж с целью захватить трон. Это известие шокировало Петра. Допрос Алексея в Петропавловской крепости показал, что Ефросинья говорит правду. Царевич ещё надеялся ограничиться ссылкой в монастырь, однако Пётр предпочёл предать сына суду.

Летом 1718 года Алексея признали виновным в измене и приговорили к смерти. Но казнить лиц царской крови означало преступить табу, а потому спустя два дня объявили, что Алексей скончался от апоплексического удара. Историки полагают, что он был убит. Избавление от неблагодарного сына не принесло Петру облегчения. Через год скончался его наследник, а больше сыновей у императора так и не родилось.

Журнал: Дарья Биография, №1 — январь 2016 года
Рубрика: Отцы и дети
Автор: Егор Маровский

bagira.guru




От: NevzlinaT,  








Скрыть комментарии (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« ОТКРЫТИЕ ДРЕВНЕГО НОВГОРОДАСегодняшний Новгород »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
картина Лирическая
Французский петух (Галльский петух)
Королева снайперов (Людмила Павличенко)

Боннар, Пьер (Bonnard, Rierre)



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне