Опубликовано: Ноябрь 24, 2015

Новгородцы идут на восток (средневековая Русь)

Уникальное явление представляла собой в средневековой Руси Новгородская вечевая республика. Наряду с народным самоуправлением основой её процветания, как неоднократно отмечали иностранные купцы и путешественники, была развитая система предпринимательства. И именно благодаря усилиям новгородских купцов и ушкуйников (членов дружин, сформированных для захвата земель) земля Новгородская стремительно разрасталась и долгое время по своей территории превышала любое русское княжество.

«Иваново сто» и другие

Фото: Новгородская вечевая республика

Новгородские купцы вели торговлю и промысловую деятельность артелями, которые были на самом деле хорошо вооружёнными отрядами. Наиболее зажиточные и основательные из числа предпринимателей объединились в торгово-промышленную ассоциацию, именовавшуюся «Иваново сто» и имевшую свой центр около храма Иоанна Предтечи в Опоках. Там располагались общественный гостиный двор, где торговый люд складывал свои товары, а также большая палата для проведения деловых совещаний.

Купцы, входившие в «Иваново сто», обладали большими привилегиями. В случае финансовых затруднений коммерсантам предоставляли кредит или даже безвозмездную помощь. При проведении торговых операций, сопряжённых с повышенным риском, от «Иваново сто» можно было получить вооружённый отряд для охраны.

Городские артели создавались по специальностям — суконники, рыбники, хлебные. У купцов, имевших лавки на городском торгу, была своя самоуправляемая организация, члены которой называли себя рядовичами. Существовало и другое разделение предпринимателей — по районам торговли: купцы заморские, купцы низовские, то есть торговавшие с Поволжьем, и другие.

Гостей из Новгорода, обладающих трезвым, практическим умом и всевидящим глазом, обитателей «палат белокаменных», можно было встретить на улицах Владимира и Киева, Галича и Чернигова. Одни из них — штетинцы — торговали с польским Поморьем, другие — чудинцы — с Прибалтикой, третьи — обонежцы, югорщина — прокладывали путь на север и за Уральские горы — за Земной пояс, как тогда называли Урал. На западе купцы много торговали с немцами, шведами и датчанами.

У новгородцев имелся флот в несколько сот вымпелов, и суда их были ничуть не хуже европейских. В 12-м веке торговцы Новгорода основали колонию на шведском острове Готланд, в главном городе Висбю; там стояла новгородская церковь. Именно благодаря этим торговым людям в 1187 году император Священной Римской империи германской нации Фридрих II даровал равные права на торговлю в Любеке голландцам и русским.

Новгородцы так много плавали по морю, что даже царство мёртвых представляли себе на дне морском: мол, утонувшие общаются там с морским царём и прочими чудесными существами. Впрочем, мышление средневековых людей повсеместно было таковым, что они предполагали возможность попасть в рай или ад ещё при жизни.

Жители Великого Новгорода исключением в этом не стали. Даже новгородский архиепископ Василий Калика в своём послании тверскому епископу Феодору Доброму приводил примеры того, как новгородские мореплаватели попадали в ад или же, скитаясь по морям, вдруг приплывали к острову, который оказывался раем. Можно только догадываться, сколько подобных быличек ходило по городу, сколько их рассказывали на рынках, торжищах, в тени храмов, кабаках и при дружеских беседах в усадьбах.

За Железные ворота

Другие маршруты торговых людей Новгорода вели на восток. В летописях учёные нашли сообщение, что ещё в 1032 году отряд под предводительством выбранного на вече воеводы Улеба совершил поход за Железные ворота, то есть, судя по всему, за Урал. В столкновениях с «чудью заволоцкой» и другими неведомыми народами и племенами сложили буйные головы многие новгородские молодцы.

В дальнейшем определилось два основных маршрута продвижения на северо-восток европейской части России и в Зауралье.

Изначально гривнами назывались золотые и серебряные обручи, которые носили на шее в качестве украшений. Потом этим словом стали обозначать небольшие слитки определённого веса, используемые в качестве денег.

Северный шёл по Сухоне и Вычегде в бассейн Печоры, а из Печоры, по её притоку Усе, через северные отроги Уральского хребта — в Собь, приток Оби. Южная трасса вела из Новгорода по Мете и Тверце на Верхнюю Волгу, далее по Нерли, Клязьме и Оке — к волжским булгарам. Оттуда вверх по Каме или Вятке плыли к северу.

Под 1096 годом в «Повёсти временных лет» имеется занятный рассказ некоего Гюряты Роговича: «Послал я отрока своего в Печору, к людям, дающим дань Новгороду. И когда пришёл отрок мой к ним, то от них пошёл он в землю Югорскую. Югра же это люди, говорящие на непонятном языке, и соседят они с Самоядью в северных краях. Югра же сказала отроку моёму: «Дивное чудо мы нашли, о котором не слыхивали раньше, а идёт этому уже третий год; есть горы, упирающиеся в луку морскую, высотою как до неба, и в горах тех стоит крик великий и говор, и кто-то сечет гору, желая высечь из неё; и в горе той просечено оконце малое, и оттуда говорят, и не понять языка их, но показывают на железо и делают знаки руками, прося железа; и если кто даст им нож ли, или секиру, они в обмен дают меха».

Колонизация и конкуренция

Продвижение на восток, в Зауралье, начиналось с обычных торговых экспедиций, когда за три тысячи вёрст товары приходилось везти по рекам и тащить волоком. Но в 12-м столетии новгородцы приступили к созданию промежуточных опорных пунктов, то есть к колонизации восточных земель. Надо сказать, что колонизация эта шла в условиях жёсткой конкуренции с отрядами, направляемыми в те же земли суздальскими князьями и волжскими булгарами.

Так, в 12-м веке между Камою и её притоком Вяткой новгородцы основали новую колонию, сохранявшую независимость до середины 15-го столетия. В череде сражений они разгромили черемисов (марийцев), а затем проникли в страну вотяков (удмуртов). На правом берегу Вятки, на вершине горы, новгородцы заметили город, обнесённый стенами и окружённый рвом.

Набожные воины перед приступом держали многодневный пост, а потом, призвав на помощь святых Бориса и Глеба, овладели укреплением. После этого неподалёку, при впадении речки Хлыновицы в Вятку, основали город Хлынов, который позже стал называться Вяткой, а со времён советской власти носит имя Киров.

Любопытно, что арабские географы, со слов конкурировавших с новгородцами булгарских купцов, описывали Западную Сибирь как некий сказочный край. И если о торговле с «народом йура» (предки современных хантов и манси) они вещали вполне правдоподобно, то к северу от территорий йура, по их свидётельству, лежали безлюдные «мраки» — земли между устьями Печоры и Оби, полярный Урал и Ямал.

Побывавшие в тех местах рассказывали доверчивым слушателям: люди народа йура ходят туда с факелами, чтобы освещать дорогу в вечной тьме. Там растёт дерево, огромное, как селение; на нем обитает большое животное или птица. Севернее югорских земель нет поселений, но только большая башня, построенная Александром Македонским, возвышается, словно маяк, на границе обитаемого мира. Позади башни нет пути, а простираются только «мраки»: под суровым небом лежат горы и пустыни, «которых не покидают снег и мороз»; солнце не восходит над ними, растения там не растут, и нет никаких животных.

Основные посредники

Именно новгородцы стали основными посредниками в меховой торговле Западной Европы с племенами, жившими за Уралом, монополизировав вывоз пушнины на западные рынки. Около 1114 года ладожане и их посадник Павел поведали летописцу: «Ещё мужи стари ходили за Югру и Самоядь». Новгородские сборщики дани и воины-кмети (кметь — земский воин, ратник) нередко погибали вдали от родного города в вооружённых стычках с аборигенами.

Под 1187 годом Новгородская первая летопись бесстрастно констатирует: «Изъбиени быша Печерскыи и Югорьскыи даньници». В 1193 году в поход на Югру отправились отряды ушкуйников: «В то же лето идоша из Новагорода в Югру ратью с воеводою Ядреиком; и приидоша в Югру и взяша город, и приидоша к другому городу, и затворишася в граде, и стояша под городом пять недель; и посылаху из города к ним с льстивою речью, ркуще тако: яко «сбираем сребро, и соболе, и иная узорочиа, а вы не губите нас, своих смердов и своей дани…».

В Прикамье и за Уралом археологи находят новгородские денежные слитки — гривны. Близ города Берёзова на нижней Оби обнаружена византийская серебряная чаша с процарапанной русской надписью, похожей на надписи берестяных грамот. Вероятно, новгородские землепроходцы занесли в Прикамье и на нижнюю Обь серебряные сосуды 9-10 веков, изготовленные в областях Карпато-Дунайского бассейна и Балкан.

На Оби археологи нашли украшенную чернью чашу со сценами борьбы людей с крылатыми драконами — изделие ювелиров Лиможа в герцогстве Аквитания. Вероятно, серебром восточного происхождения и европейской утварью новгородские купцы расплачивались за меха.

В освоении Сибири Новгород стал проигрывать лишь после стремительного роста влияния княжества Московского, ставшего ядром формирования русской государственности в период монголо-татарского ига. Но ещё в 17-м веке для того, чтобы добраться до Оби, купцы из Московии порой пользовались Мангазейским морским ходом, который за несколько столетий до того осваивали поморы и новгородцы.

Журнал: Тайны 20-го века, №44 — ноябрь, 2011 год
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Андрей Чинаев

bagira.guru




От: NevzlinaT,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Воспитательное училище и организация АкадемииВоздействие архитектурной теории на художественную природу эпохи »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Художник над Витебском
Коровы над Витебском
Фронтовые корреспонденты и поэты Великой Отечественной войны

«Vauderie d’Arras» (аррасское вальденство) или нашествие ведьм на Аррас (Франция)



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне