Опубликовано: Ноябрь 9, 2015

Крымская война 1853-1856: Битва за проливы

Формальным поводом к несчастливой для России Крымской войне послужила передача турками в декабре 1852 года ключей от церкви Рождества Христова в Вифлееме католикам-францисканцам…

Британия, развязав Крымскую войну, погубила свою экономику?

Фото: Крымская война 1853-1856 годов

Российская империя как покровительница православных в Османской империи сочла передачу ключей нарушением прежних договорённостей. Российский канцлер Нессельроде от лица императора Николая I заявил, что Россия «не потерпит полученного от Османской империи оскорбления… Si vis pacem, para bellum!» (лат. «Хочешь мира, готовься к войне!»).

21 июня 1853 года русские войска заняли подчинённые султану дунайские княжества Молдавию и Валахию «в залог, доколе Турция не удовлетворит справедливым требованиям России». Но Османская империя не подчинилась «справедливым требованиям», в результате чего разразилась война.

Оскал Туманного Альбиона

Конечно, это была только верхушка айсберга европейских противоречий, приведших к войне. Российская империя, раскинувшаяся от Варшавы до Аляски, будучи на взлёте своего могущества, неожиданно стала изгоем Европы. Даже те страны, которые до этого были дружественны к России (как Прусское королевство) или же были ей обязаны политически (как Австрийская империя), заняли позицию неблагожелательного нейтралитета, а то и вовсе грозили пойти на неё войной.

Безусловно, одну слабосильную Османскую империю Николай I одолел бы легко. Но после нескольких побед над турками Россия вдруг оказалась перед лицом объединённой османо-франко-британо-сардинской (?!) коалиции.

Душой коалиции была Британская империя. Нессельроде ещё в январе 1853 года предрёк, что «на удалённом театре боевых действий, не считая солдат, нужных для десанта, потребуются в основном силы флота для открытия проливов, после чего Объединённые флоты Британии, Франции и Турции быстро покончат с российским флотом на Чёрном море». Без английского флота эта коалиция была бы просто несостоятельна. Да и 50-тысячный ограниченный британский контингент, пусть и уступающий в численности военным контингентам турок и французов, был явно не лишним в этой борьбе.

Британцы также применили против россиян своё секретное оружие — дипломатию. Чтобы «дружить против России», они помирились со своими доселе заклятыми врагами — французами, что Николай I считал немыслимым. А обещая золотые горы, британцы втянули в войну даже далёкое Сардинское королевство. Но и этого бриттам показалось мало.

У министра внутренних дел Британии лорда Пальмер-стона были воистину наполеоновские планы: Аландские острова и Финляндия возвращаются Швеции; Прибалтийский край отходит к Пруссии; королевство Польское должно быть восстановлено; Молдавия, Валахия и устье Дуная отходят Австрии, а Ломбардия и Венеция от Австрии переходят к Сардинскому королевству; Крым и Кавказ отходят к Турции, причём на Кавказе Черкессия образует отдельное государство, вассальное Турции. Это нашло отражение в популярном тогда стихотворении поэта Алферьева:

Вот в воинственном азарте

Воевода Пальмерстон

Поражает Русь на карте

Указательным перстом…

Возникает вопрос: почему же Британская империя оказалась столь непримирима к России?

Просчёт императора

Император Николай I относился к европейской политической системе как к священной и незыблемой со времён победы над Наполеоном. А вот для британцев не было постоянных союзников — были лишь постоянные интересы Британской империи.

С момента выхода к Чёрному морю Россия начала вести свою морскую торговлю — прежде всего, со всё той же Османской империей. Поначалу основным экспортным товаром были меха, которые турки покупали очень охотно, в то время как в Европе мода на русских соболей уже прошла. От турок же поступали шёлк, вино, ладан и прочие восточные товары. Но с 1783 года, когда российские корабли получили право прохода через Босфор и Дарданеллы, первую строку российского экспорта заняли зерновые. Хлеб из Подолии, Волыни и Малороссии везли в Херсон или Одессу, где перегружали на баржи. Так Одесса (в 1794 году — ещё малёнький порт Хаджибей) превратилась в крупнейший торговый центр на Чёрном море. И если в конце 18-го века Россия экспортировала в среднем 0,84 млн. гектолитров зерна (и практически все шло на нужды Османской империи), то в 1816-1820 годах среднегодовой объём экспорта зерна достиг 5,8 млн. гектолитров (из которых треть уже шла в Южную Европу). И при этом цены на зерно также росли — ведь на континенте начался демографический бум.

А в 1840-х годах, когда в Северной Европе из-за эпидемии фитофтороза пропал урожай картофеля, экспортный объём продаж русского зерна увеличился вдвое. В 1847 году он достиг нового максимума — 12,4 млн. гектолитров. И цены на него также выросли! Британия пострадала от неурожая картофеля едва ли не больше всех, а потому отменила свои импортные ограничения на ввоз хлеба. И главным поставщиком хлеба в Британию стала именно Россия. Чтобы как-то диверсифицировать поставки хлеба, англичане начали активно покупать хлеб, выращенный в США, а также в османских провинциях — Молдавии и Валахии. Из последних на Туманный Альбион ежегодно отправлялось 1-2 млн. гектолитров пшеницы и кукурузы.

Карл Маркс верно заметил: «Англия не может допустить, чтобы Россия постепенно поглотила придунайские страны, значение которых как хлебной житницы все возрастает; она не может позволить, чтобы Россия закрыла судоходство по Дунаю. Русский хлеб и теперь составляет слишком важную статью в потреблении Англии; присоединение же к России этих производящих зерно пограничных с нею стран поставило бы Великобританию в полную зависимость от России и Соединённых Штатов и превратило бы эти две страны в регуляторов мирового хлебного рынка».

Но хлебный вопрос был только Сциллой. Харибдой стала трапезундская торговля. По Андрианопольскому мирному договору 1829 года, заключённому с Турцией после победоносной войны, Россия добилась права свободного, без турецкого досмотра, прохода торговых судов через проливы. А по Ункяр-Искелесийскому договору 1833 года с Турцией Россия вообще могла не допускать военные корабли других стран в Чёрное море.

Британия весьма болезненно отнеслась к этому договору. Горлышко от черноморской бутылки, как оказалось, может закрываться и с русской стороны! А ведь помимо того, что четверть импорта в Турцию составляли английские товары, так и вся английская торговля с Персией велась тогда через черноморский Трапезунд (Суэцкого канала ещё не было).

С большим трудом добившись отмены Ункяр-Искелесийского договора, Британия нарастила поставки своих товаров в Персию: если в 1842 году через Дарданеллы проследовало 250 английских судов, то в 1851 году их было уже 1741!

Время парадоксов

Парадокс, но в 1827-1853 годах именно Британия занимала первое место в российском импорте и экспорте! Как бы сейчас сказали: «Британская империя была для России стратегическим партнёром».

И всё же желание Британии минимизировать свои риски в Турции от возможного российского вмешательства пересилило чувство выгоды от торговли с Россией, которая, надо сказать, не была стратегическим партнёром для Британии.

Удивительно, но в 20-м веке этот «парадокс Российской империи» снова сработал: Россия вступила в войну с Германской империей, при том, что в 1913 году 52,7% импорта в Россию составляли немецкие товары, а 31,7% импорта Германии составляло российское сырьё.

Ещё один парадокс заключался в том, что в 1910 году Россия продала за рубеж 128 млн. гектолитров зерна, то есть в десять раз больше, чем в 1847 году. Однако это вовсе не привело к войне с Британией, потому что никак не затрагивало интересы Лондона. Наоборот, именно Британия стала союзником России против Германии.

Даже после сдачи Севастополя у России ещё оставались некоторые шансы выйти из войны с почётным миром. И османская армия, и французы с англичанами изрядно пообтрепались. Стороны вошли в клинч.

Но Англия опять склонила чашу весов в свою пользу, использовав дипломатию. Всю войну австрийская империя Габсбургов держала в напряжении западную границу Российской империи. Там постоянно под ружьём находилось до 300000 русских солдат, в то время как в Севастополе каждый батальон был на счёту. А в декабре 1855 года (с подачи англичан) австрийцы неожиданно предъявили России ультиматум, принуждая её к миру. Этот ультиматум поддержала также Пруссия. Новому русскому царю Александру II не оставалось ничего иного, как уступить.

Журнал: Загадки истории, №22 — июнь 2015 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Андрей Подволоцкий

bagira.guru
категория: искусство войны




От: NevzlinaT,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться

« Великая Отечественная война. Жизнь и любовь Николая ВасенинаБои за Ленинград. Подвиг сандружинницы »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
картина Рыбацкая шхуна :: Pavel Filonov
Карета в движении. Иллюстрация к книге "Трое"
Рок московского герба

Просмотр кино онлайн, фильмы Бобфильм



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне