Опубликовано: Ноябрь 9, 2015

Побег из ада

8 февраля 1945 года со строго охраняемого ракетного полигона вермахта в Пенемюнде группа из десяти советских военнопленных во главе с лётчиком Михаилом Девятаевым вырвалась из плена на немецком бомбардировщике.

Угнать самолёт с военного аэродрома — дело непростое. Если это и случалось, то, как правило, угонщиками оказывались свои же лётчики. Угнать же чужой тяжёлый бомбардировщик, да ещё не откуда-нибудь, а с полигона в Пенемюнде, ракетного центра Третьего рейха, — это фантастика!

Фронтовые дороги Девятаева

Родившийся в Мордовии в простой крестьянской семье, Михаил с детства мечтал о небе. Пройдя первичную подготовку в Казанском аэроклубе, закончил Оренбургское лётное училище. Войну Михаил встретил в составе истребительного полка Западного военного округа. В первый свой бой вступил 23 июня 1941 года, а на следующий день в небе над Минском сбил немецкий бомбардировщик. Затем защищал небо Москвы. В одном из воздушных боёв под Тулой его Як получил повреждения. Михаил Девятаев совершил вынужденную посадку, сам оказался в госпитале. Не долечившись, сбежал в свой полк.

23 сентября 1941 года при возвращении с задания Михаил был атакован «мессершмиттами». Один самолёт советский лётчик сбил, но сам получил ранение. После госпиталя врачебная комиссия определила, что к службе в истребительной авиации Михаил не годен. Его отправили в полк ночных бомбардировщиков, затем в санитарную авиацию. И только после встречи в мае 1944 года с командиром гвардейского истребительного полка дважды (в будущем — трижды) Героем Советского Союза Александром Покрышкиным он вновь оказался в кабине истребителя.

За время войны гвардии старший лейтенант Девятаев сбил девять вражеских самолётов. Вечером 13 июля 1944 года он вылетел на очередное задание. В воздушном бою в районе Львова Девятаев был ранен в ногу, его самолёт загорелся. В последний момент Девятаев выпрыгнул из кабины с парашютом, но, приземлившись на территории противника, попал в плен.

Под чужим именем

Михаил оказался в лагере для военнопленных лётчиков — так называемый лагерь Геринга, что в польской Лодзи. Оттуда его переправили в общий лагерь под Кёнигсбергом.

Здесь он, сколотив группу надёжных товарищей, сразу же начал готовить побег. Ночами с помощью мисок и ложек они рыли подкоп под проволочное ограждение лагеря. Землю разбрасывали под полом барака. Когда до воли оставалось всего несколько метров, их выдал предатель.

После допросов и пыток беглецов отправили в лагерь смерти Заксенхаузен.

И тут Девятаеву сказочно повезло: парикмахер заменил на его робе бирку смертника на бирку погибшего в лагере Григория Никитенко, под именем которого теперь выступал Девятаев. Из барака смертников его перевели в общий, а вскоре в составе группы рабочих из 1500 человек отправили в Пенемюнде.

Местечко с этим названием располагается на северной оконечности острова Узедом. Сегодня этот солнечный остров, поделенный между Германией и Польшей, стал популярным курортом на Балтике, а в годы войны отсюда уходили в небо опытные образцы ракет, в том числе первая в мире боевая баллистическая ракета Фау-2. Здесь же размещалась самая большая в Европе аэродинамическая труба, а также крупнейший завод по производству жидкого кислорода. Численность основного персонала Пенемюнде в 1943 году составляла более 15000 человек. Но с учётом масштаба всего комплекса этого было недостаточно. Для работ на строительстве объектов полигона и их обслуживания сюда доставляли тысячи военнопленных и рабочих, угнанных из оккупированных фашистами стран. Если принять во внимание сверхсекретный характер зоны, в которой они оказались, было ясно, что никто из них не сможет выйти отсюда живым.

Однако в начале 1945-го фронт уже стремительно приближался к логову ракетчиков. 31 января из Берлина поступил приказ об эвакуации полигона. Оставшиеся ракеты, приборы и оборудование в спешке грузились на машины, баржи, поезда и отправлялись на запад. Для Девятаева и его группы наступил решающий момент — откладывать давно задуманный побег было смерти подобно.

Русские не сдаются

Девятаев выполнял на аэродроме различные работы. Как только Михаил оказался поблизости от самолётов, возникла дерзкая мысль о побеге на одном из них. Но сначала следовало изучить управление немецкими машинами.

Работая на аэродроме, Девятаев и его товарищи незаметно снимали таблички приборов с повреждённых самолётов. В бараках их переводили и изучали. Между участниками побега роли были чётко поделены: один должен снимать струбцины с рулей высоты и поворота, другим следовало убрать колодки от колёс шасси, кому-то — подкатить тележку с аккумуляторами и так далее. Немцы и не подозревали, что Никитенко-Девятаев является первоклассным лётчиком, потому особого надзора за ним не было.

Действовать решили 8 февраля. По пути на аэродром беглецы ударом припасённого ломика убили конвоира. Один из беглецов надел его шинель, забрал винтовку и стал изображать охранника, ведущего на работу группу пленных. Когда немецкие техники, обслуживающие самолёты, отправились на обед, группа подобралась вплотную к бомбардировщику He-111. Забравшись на крыло, Девятаев сбил закрывающий самолёт замок и проник в пилотскую кабину. Тем временем другие расчехлили моторы, которые Михаил тут же попытался завести. Но тщётно: на самолёте отсутствовали аккумуляторы. Остававшиеся пока на земле товарищи быстро отыскали и подкатили к самолёту аккумуляторную тележку.

Взревели моторы, Девятаев приказал всем забираться в самолёт и, когда вся группа разместилась в нём, вывел машину на взлётную полосу. Самолёт резво набирал скорость, но взлетать не хотел. Докатившись до конца полосы, Девятаев развернул машину. Он понял, что взлететь мешают триммеры руля высоты, установленные в посадочный режим. Тем временем на полосе собрались немецкие солдаты, не понимающие, что происходит. Девятаев решил предпринять вторую попытку взлёта и направил самолёт прямо на них. Те мигом разбежались. При второй попытке взлёта Девятаеву с помощью товарищей удалось силой оттянуть штурвал, после чего машина оторвалась от земли. Часы, снятые с убитого конвоира, показывали 12:15. После взлёта самолёт стал резко набирать высоту, теряя при этом скорость, но Девятаеву удалось найти на незнакомом самолёте штурвал триммера высоты и стабилизировать полёт.

Неуловимые

Тем временем штаб ПВО был оповещён об угоне. Объявили тревогу, зенитчики и лётчики получили приказ во что бы то ни стало сбить захваченный самолёт. К «хейнкелю» приблизился возвращавшийся с боевого вылета истребитель, но, к счастью, у него уже был израсходован боезапас, заканчивалось горючее. Девятаев направил самолёт в облака и оторвался от преследования. Ориентируясь по солнцу, самолёт шёл на север, в сторону Скандинавии. Убедившись, что в баке достаточный запас бензина, задумали повернуть на восток и лететь над морем, к Ленинграду. Однако, рассудив, что лететь на самолёте с немецкой символикой над советской территорией рискованно, решили повернуть на юг и сесть сразу же за линией фронта. Самолёт приблизился к береговой линии примерно в 350 км от Пенемюнде и сразу же был обстрелян советскими зенитками. Зенитчики оказались на высоте — машина загорелась. Девятаеву удалось сбить пламя, бросив самолёт вниз со скольжением. В результате жёсткой посадки часть беглецов были ранены. Приземление произошло примерно в восьми километрах за линией фронта. Вскоре прибывшие красноармейцы (поначалу принявшие их за немцев) доставили беглецов в расположение части, откуда они были переправлены в госпиталь. Так закончился этот уникальный полёт.

В марте 1945 года в Пенемюнде вошли советские войска. Вскоре туда для ознакомления с немецкой ракетной техникой прибыла группа специалистов. Был в её составе и Сергей Павлович Королёв (под псевдонимом Сергеев). Уже после завершения войны он вызвал в Пенемюнде Девятаева, чтобы тот помог разобраться со структурой «немецкого космодрома» советским специалистам. На самом Михаиле ещё долго висело несмываемое клеймо военнопленного, не позволяющее ему занять достойное место в послевоенной жизни. Всё изменилось после того, как по представлению уже достигшего высот на ракетно-космическом поприще С.П. Королёва 15 августа 1957 года Девятаеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Журнал: Тайны и загадки, №10 — 4 мая 2015 года
Рубрика: Совершенно секретно
Автор: Анатолий Буровцев, Константин Ришес

bagira.guru
категория: искусство войны




От: NevzlinaT,  








Скрыть комментарии (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



    « Вернуться
    « Война войне рознь?Великая Отечественная война. Жизнь и любовь Николая Васенина »

    Кубистическая композиция :: Суетин Николай
    Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
    Чашки "Супрематизм"
    Зима. Из цикла 'Времена года'
    Фламберг — пламенеющий клинок

    Наградное оружие: Шпага вместо ордена



    Картины Малевича
    Картины Шагала
    Лучшие исторические фильмы

    Топ 100 кино
    Павел Филонов
    Лучшие эротические триллеры
    Топ 100 лучших комедий 21 века
     
     
     Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне