Опубликовано: Ноябрь 7, 2015

Из лагеря — в штрафбат

Сегодня мы предлагаем вам одно из последних интервью с ушедшим от нас пять лет назад Владимиром Карповым. Фронтовик, разведчик, Герой Советского Союза, Владимир Васильевич был ещё и писателем. «Маршальский жезл», «Вечный бой», «Генералиссимус», «Полководец», трилогия «Маршал Жуков» и многие другие произведения принесли В.В. Карпову широкую известность.

79 языков

Фото: Владимир Карпов —писатель

Владимир Васильевич, тот факт, что вы захватили 79 немецких языков, некоторые СМИ подают как боевой рекорд советских разведчиков…

—В какой-то степени подобное прочтение имеет под собой основание. В октябре 1944 года вышел очередной плакат Главного политического управления — подобные плакаты о героях-фронтовиках, боевых делах, удачных операциях выпускались регулярно. На этот раз решили выделить передовиков по родам войск: лучший лётчик, артиллерист, танкист… Среди тех, кто сбил больше всех самолётов, оказался Покрышкин, лучшим снайпером стал Григорьев. Кто-то подбил наибольшее количество танков. Я же, как оказалось, привёл рекордное количество языков. Но формулировка «Карпов взял 79 языков» неправильна. Потому что в разведку по одному не ходят. Я всегда действовал в группе. Нас было пять-шесть человек — отборных ребят, хорошо знающих друг друга. Поэтому, конечно, правильнее было бы сказать, что я участвовал в захвате 79 языков.

Все это учитывалось и подсчитывалось в ГПУ. Но эти цифры, естественно, возникли не сразу. На момент моего первого представления к званию Героя Советского Союза на Калининском фронте в 1943 году в документе было написано, что я взял 36 языков. Но «Золотую Звезду» мне так и не дали. В вернувшейся резолюции были следующие слова: «Вы думайте, кого представляете. Год назад был врагом народа, а сегодня вы хотите сделать его героем». А командира полка отругали. Дело в том, что в феврале 1941 года я был осуждён по 58-й статье на 5 лет лагерей. Второй раз меня представили к высокому званию за 65 языков и прочие боевые заслуги, но опять его не присвоили.

И только с третьей попытки, которую предпринял командующий фронтом Иван Данилович Черняховский, представлению дали ход (тогда и возникла эта итоговая цифра — 79 языков). Это произошло после выполнения мною очень ответственного задания перед операцией «Багратион», когда я, тяжело раненный в голову и чудом оставшийся в живых, принёс из-за линии фронта чрезвычайно важные документы по личному заданию Черняховского.

Штрафники

— Как же вы из лагеря попали на фронт?

— Я писал письма Михаилу Ивановичу Калинину: просил отпустить меня на фронт защищать Родину. Я ведь почти командир, здоровый, спортивный, чемпион Средней Азии и Среднеазиатского военного округа по боксу. И вот в один из дней в конце 1942 года пришло освобождение с направлением в штрафную роту. К тому времени я отсидел почти два года.

Давно отгремела Московская битва, а Сталинградская была в самом разгаре, и потери в Красной армии были очень большими. А так как на фронт всех, кого могли, уже призвали, то и выбирали по лагерям ребят помоложе, поздоровее, не таких уж больших преступников (по делам это видно).

С нашего лагпункта отобрали человек десять, вызвали на вахту. Сидит там энкавэдэшник — амбал с во-от такой ряхой! Ему бы воевать, а он нас охраняет. Выписывает справки. Текст примерно такой: «Карпов Владимир Васильевич. Освободить из-под стражи с отправкой на фронт в составе штрафной роты. И если не оправдает себя в боях — досиживать оставшийся срок после окончания войны». А теперь скажите мне, видите ли вы какой-нибудь подтекст в этой формулировке (это только смысл, а сам текст очень и очень большой)?

— Перестраховка, нежелание брать на себя ответственность за заключённых…

— Ну, это первое впечатление. А если копнуть поглубже, документ означал следующее: ладно я — два года отсидел и три мог досиживать. Но у кого-то все 15 лет срока — 5 лет человек провёл в лагере и ещё на 10 должен потом вернуться за колючку (если выживет!). И зачем ему это нужно? Поэтому, как только прибыли на передовую, в первую же ночь все, кому терять было нечего, поползли через линию фронта. А справочка эта служила настоящим пропуском к немцам для перебежчиков, которые шли на пополнение власовской армии, немецких разведшкол и диверсионных групп.

Глупость, дурость и ничего более. Так вот, когда этот чин подписывал бумагу, то пробубнил себе под нос: «Напрасно таких отпускают — всё равно к немцам убегут». На стене перед ним висел плакат «Ордена и медали СССР». И я тогда сказал ему: «Вы, гражданин начальник, напрасно так плохо думаете о людях — я, может быть, ещё орден получу». В действительности же всё, что было изображено на этом плакате, и даже то, чего ещё не было, я в конце концов заслужил.

В атаку поднимало русское «надо»

— Композитор Михаил Танич, тоже фронтовик, рассказывал, что основными трудностями на войне были для него голод и постоянные земляные работы, так как каждый раз со сменой боевых позиций приходилось рыть траншеи и окапывать технику…

— Подобные трудности, конечно, были. Но не только это легло на нас грузом. Война — дело суровое: и друзей теряли много, а это очень непросто пережить. Но особенно тяжело было подниматься в атаку — преодолевать вот это земное притяжение и вставать под град пуль и осколков.

Ведь жизнь-то у каждого одна. И главная, я считаю, сила, которая поднимала нас в атаку, это извечное русское «надо»: если не я, то больше некому. Но и потери были большими: из нашей роты в 198 штрафников после первого же боя в строю осталось только 8!

— Сейчас очень много спорят о том, кричали бегущие в атаку бойцы «За Родину! За Сталина!» или нет…

— Кричали и «За Родину!», и «За Сталина!». Более того, коммунисты, которых так все ругают сегодня, действительно поднимались в атаку первыми.

— В одной из своих книг вы пишете о том, что в 1942 году мы вели переговоры с немцами о совместных боевых действиях против Англии и США…

— Эти переговоры начались ещё в 1939 году с визита в Москву Риббентропа, предложившего нам вступить в гитлеровский пакт «Берлин — Рим — Токио». В открытую сделать это нам, интернационалистам, было неприлично. Но Сталин, очень умный политик и дальновидный стратег, воспользовался таким предложением, как полагается дипломату, для выгоды государства. Потому что страна, как показала Финская кампания, была не готова к большой войне и обречена на поражение. Но подписан был, как мы помним, не этот пакт, а мирный договор о ненападении, по которому в зону нашего влияния отходили Эстония, Латвия и Литва. И это, по сути, предопределило исход войны ещё до её начала.

Ведь Сталин тем самым лишил Гитлера самого выгодного плацдарма для нападения на СССР. В противном случае (я не хочу кощунствовать, просто высказываюсь объективно) Ленинград немцы взяли бы уже в первую неделю, а через две вышли бы к Москве с тыла. И столицу, как это ни печально, мы бы не удержали, ведь вся наша армия была сосредоточена у западных границ. А там и до Сталинграда рукой подать. Так что, если бы не чрезвычайная прозорливость Сталина, боевые действия закончились бы уже через месяц нашим поражением.

Уже давно идёт третья мировая

— Писатель — человек, смотрящий вдаль, и он не может не понимать, к чему приведёт нас отсутствие патриотического воспитания…

— Писатель смотрит не только вдаль, но и назад, учитывая старый опыт, — причём должен делать это объективно. А почему у нас нет патриотического воспитания и духа, так это потому, что его разломали.

Сейчас заканчивается Третья мировая война, о которой ни россияне, ни жители Европы даже не подозревают. Это идеологическая война — без применения орудий и пороха. И суть её в так называемой доктрине Даллеса: навязать все моральные пороки нашим людям, особенно молодёжи. Сделать алчность, ложь, развращенность нормой жизни. И в конце концов развалить страну, что, собственно, и случилось. Так что наши противники празднуют победу. Но это только пока!

— Что же необходимо предпринять для исправления ситуации?

— Возрождать традиции патриотизма. Ведь у нас выросло поколение молодых людей, которые совершенно не представляют, что происходит с ними и страной. Есть очень влиятельные силы за рубежом и у нас, которые добиваются того, чтобы обесценить все наши победы, воспитать ненависть одного народа к другому. Но нам нельзя забывать своё героическое прошлое. Сохраняя и приумножая боевую славу наших отцов и дедов, мы создаем ту благоприятную почву, на которой и возродится наше великое государство.

Журнал: Тайны и загадки, №13 — 15 июня 2015 года
Рубрика: Судьба человека
Автор: Владимиром Карповым, беседовал Виталий Карюков

bagira.guru
категория: искусство войны




От: NevzlinaT,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Восток — Запад (Пражское восстание)Полтавская битва (И грянул бой…) »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Большой цирк
Гитара
Три Анны на Российском престоле - Петровна, Иоанновна, Леопольдовна

Почему сын Богдана Хмельницкого не хотел дружить с Россией? Гетман на распутье



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне