Опубликовано: Ноябрь 5, 2015

10 золотых выстрелов

Все, конечно же, помнят библейскую историю о Давиде, который победил внушающего ужас великана Голиафа одним-единственным камнем, точно пущенным из пращи. Или средневековые баллады о легендарном стрелке Робин Гуде, чьи стрелы летели, не зная промаха. Между тем и в реальной истории не раз случалось так, что исход сражения или даже целой войны решал один-единственный выстрел. Иногда это было заслугой умелого стрелка, в совершенстве владевшего своим оружием. А иногда — просто удачным стечением обстоятельств. Так или иначе, такие судьбоносные выстрелы принято называть «золотыми». О самых интересных из них — в нашей подборке.

Роковая стрела

Фото: самые известные выстрелы в истории

В октябре 1066 года неподалёку от небольшого городка Гастингс сразились армии англо-саксонского короля Гарольда II и нормандского герцога Вильгельма. В этой битве решалось, кто будет править Туманным Альбионом — сакс Гарольд или потомок викингов Вильгельм. Нормандцы были лучше организованы и вооружены. К тому же воинам Гарольда пришлось вступать в бой прямо с марша. У саксов, в отличие от нормандцев, практически не было лучников. Казалось, все располагало к быстрой победе Вильгельма.

Но не тут-то было. Саксы плотно сомкнули строй щитов, и атаки одна за другой разбивались об эту стену. Даже тяжёлая конница не смогла разметать саксонских воинов. А те своими тяжёлыми топорами разили без устали, разрубая одним ударом и всадника, и коня. Складывалось впечатление, что чаша весов склоняется на сторону Гарольда.

Однако в этот момент нормандская стрела угодила точно в глаз саксонскому королю! По одной из версий, он упал на месте замертво. По другой — вырвал стрелу и продолжал сражаться, пока не пал под одновременно нанесёнными четырьмя ударами. Так или иначе, но саксы, лишившиеся своего короля, не смогли продолжать так же стойко держать оборону. Вскоре их строй был сломан, и победа при Гастингсе досталась завоевателям. Имя нормандского лучника, пустившего ту самую стрелу, осталось неизвестным. А ведь этот человек коренным образом изменил историю Англии, да и всей средневековой Северной Европы.

Осада замка Шалю-Шаброль

Этот эпизод англо-французской войны конца 12-го века так бы и остался мало кому известным, если бы среди погибших не оказалось такого известного персонажа, как английский король Ричард I Львиное Сердце. Строго говоря, Ричард воевал не с французами. Виконт Лиможский, на землях которого стоял замок Шалю-Шаброль, являлся на тот момент вассалом английского короля. Однако периодически проявлял непокорность.

Ричард прибыл к замку лично и 26 марта 1199 года отправился осматривать позиции. Сил у обороняющихся было очень мало. Замок держала горстка пехоты, возглавляемая двумя рыцарями. Поэтому англичане держались довольно беспечно. Закалённый в крестовом походе Ричард даже поленился надеть полные доспехи, ограничившись шлемом. За что и поплатился.

Один из французских рыцарей, командовавших обороной, по имени Пьер Базиль, увидев приближающийся отряд англичан, выстрелил со стены из арбалета. Трудно сказать, насколько тщательно он при этом целился. Но пущенный им арбалетный болт попал Ричарду Львиное Сердце точно в шею, чуть выше левого плеча. Рана не была смертельной. Однако король получил заражение крови и 6 апреля скончался. Перед смертью, верный своим рыцарским привычкам, он велел помиловать своего убийцу и даже выплатить ему 100 шиллингов. Соратники погибшего короля к его пожеланию отнеслись без всякого почтения: после того как Шалю-Шаброль был взят, с несчастного Пьера Базиля живьём содрали кожу.

Борьба за независимость

Швейцарии Имя Вильгельма Телля стоит в одном ряду с легендарным Робин Гудом. И в реальности его существования некоторые историки крепко сомневаются. Однако швейцарцы уверены, что борец за независимость кантонов и необыкновенно ловкий стрелок из арбалета действительно жил в конце 13-го — начале 14-го веков. В историю он вошёл благодаря двум «золотым» выстрелам. Первый из них никого не убил — Вильгельм Телль стрелял в яблоко, установленное на голове его маленького сына. Такое наказание молодому стрелку придумал Альбрехт Гесслер — наместник императора Священной Римской империи. Телль провинился тем, что отказывался кланяться выставленной на городской площади шляпе австрийской герцога.

Рука стрелка не дрогнула, и стрела благополучно пробила яблоко, не причинив вреда ребёнку. Правда, сам Вильгельм Телль позднее говорил, что не был до конца уверен в себе. А потому готовился в случае неудачи сразу же пустить вторую стрелу — в наблюдавшего за представлением Гесслера. Несмотря на то, что он выполнил условие, Телль по приказу наместника был брошен в тюрьму. Оттуда он сбежал, а затем подстерёг Гесслера на горной дороге и сделал второй «золотой» выстрел, оборвав жизнь ставленника императора. Считается, что это произошло в 1307 году, и именно с этого времени швейцарские кантоны стали освобождаться от зависимости от империи.

Нашествие Тохтамыша на Москву

Хранят память о «золотых» выстрелах и русские летописи. «Повесть о нашествии Тохтамыша» описывает жестокий набег, учинённый ханом Золотой Орды спустя всего два года после победы князя Дмитрия Донского на Куликовом поле. В 1382 году к стенам Москвы подступило огромное войско. Тохтамыш требовал, чтобы русские выплатили ему дань за период с 1374 года. Объединить силы князей, чтобы дать врагам достойный отпор, на этот раз Дмитрию Донскому не удалось. Поэтому москвичам пришлось защищаться своими силами. На стены были подняты тяжёлые камни, заготовлены дёготь и кипящая смола. Штурмующих постоянно обстреливали из луков, самострелов и примитивных пушек.

«Среди горожан был некий москвич, суконник, по имени Адам, с ворот Фроловских приметивший и облюбовавший одного татарина, знатного и известного, который был сыном некоего князя ордынского; натянул он самострел и пустил неожиданно стрелу, которой и пронзил его сердце жестокое, и скорую смерть ему принёс», — говорится в древнерусском тексте.

Убитый мурза, похоже, был одним из тех, кто непосредственно командовал штурмом, и его потеря поставила под угрозу успех всего набега. Об убитом горевал сам Тохтамыш. Примечательно, что стрела была пущена не профессиональным воином, а «сукон-ником», то есть ополченцем. Увы, это не спасло Москву от разграбления (город в итоге взяли обманом), но штурм после выстрела Адама затих на целых три дня.

Последний бой Льва Севера

Король Густав II Адольф по праву заслужил своё прозвище Лев Севера. При нем Швеция расцвела и стала одной из самой могущественных европейских стран. А в военном деле Густав Адольф произвёл настоящую революцию. Шведская армия под его началом не знала поражений. Швеция фактически выиграла главный военный конфликт 17-го века — Тридцатилетнюю войну. Но пуля оборвала жизнь блестящего монарха и сместила баланс в европейской политике.

В битве при Лютцене 16 ноября 1632 года Густав Адольф лично повёл в атаку правый фланг кавалерии. Всё складывалось успешно, но получив донесение, что левый фланг проваливается, король поскакал туда, забыл про свиту. Здесь его и настигла гибель. По одним описаниям, выстрелов было два, после чего король рухнул с лошади уже мёртвым.

Если же верить другим очевидцам, то анонимный стрелок произвёл не «золотой», а «бриллиантовый» выстрел, так как одной пулей он умудрился ранить и коня, и Густава Адольфа. Получив ранение в руку, король был вынужден остановиться. В этот момент вокруг него было всего 7-8 человек. Налетевшие из тумана немецкие кирасиры просто смели их. Король получил ещё одну пулю из пистолета, а затем был заколот шпагами.

Шокированные моментально распространившимися слухами о гибели монарха шведы не смогли достойно завершить успешно начатое сражение. О своей победе в дальнейшем заявляли обе стороны, хотя поле боя всё же осталось за шведами.

Выстрел с колокольни

По мере совершенствования огнестрельного оружия росло и мастерство стрелков. Человеком, претендующим на звание первого снайпера в истории, стал английский солдат Джон Дайот. Во время Гражданской войны 1642-1648 годов в Британии он одним выстрелом оставил без командира армию парламента, воевавшую в Уорикшире и Стаффордшире. Из своего длинного гладкоствольного охотничьего мушкета Джон застрелил Роберта Гревилла, барона Брука, во время осады города Личфилда в марте 1643 года. Гревилл высунулся из укрытия, чтобы осмотреть позиции, и был уверен, что находится в полной безопасности. Однако пуля Дайота, стрелявшего с крыши кафедрального собора, вошла ему точно в левый глаз. По тем временам это был не просто выдающийся, а исключительный выстрел.

Особенно впечатляет тот факт, что Джон Дайот стрелял с дистанции 150 ярдов (примерно 137 метров), хотя для мушкетов того времени предельной дистанцией прицельной стрельбы считалась 80 ярдов (73 метра). Говорят, что его необыкновенный талант к стрельбе объяснялся тем, что Джон был абсолютно глухим. А значит мог полностью сосредоточиться на подготовке к выстрелу, не отвлекаясь ни на один посторонний звук. «Ушами» Джона был его брат Ричард, вместе с которым они и заняли позицию на крыше собора. На стене собора в Личфилде сейчас размещена мемориальная доска, рассказывающая о выстреле Дайота.

Гибель генерала Кольбера

Ирландец Томас Планкетт считается одним из лучших стрелков всех времён и народов. В британской армии времён Наполеоновских войн он командовал отрядом «застрельщиков», то есть своеобразного спецназа, специализирующегося на меткой стрельбе. 3 января 1809 года в бою у испанского муниципалитета Ка-кабелос он сделал поистине уникальный выстрел. Жертвой стал французский генерал Огюст Кольбер-Шабане, считавшийся одним из лучших кавалерийских военачальников наполеоновской эпохи.

Планкетт стрелял из винтовки системы Бейкера и попал Кольберу точно в лоб с расстояния около 600 метров. Большинство британских стрелков, вооружённых устаревшими мушкетами Brown Bess, уверенно поражали цели на дистанции до 50 метров. Поэтому ничего удивительного, что Кольбер считал себя в полной безопасности на таком удалении.

Сохранилось описание того, как снайпер сделал свой легендарный выстрел: «Когда расстояние для стрельбы стало приемлемым, Планкетт бросился на спину, скрестил ноги и с такого положения выстрелил в цель». Такая странная, на первый взгляд, позиция объяснялась особенностями ещё довольно неуклюжего ручного огнестрельного оружия начала 19-го века. Так стрелок мог точнее контролировать положение винтовки целиться, перезаряжать и одновременно оставаться малозаметным.

Кстати, вторым выстрелом из той же позиции Планкетт убил адъютанта бросившегося на помощь Кольберу. Тем самым он доказал, что ему не просто повезло.

Оборона Севастополя

Во время Крымской войны в 1854-1855 годах, после триумфальной победы в Синопской битве, адмирал Павел Нахимов числился командиром порта и флота в Севастополе. Город выдерживал одну за другой бомбардировки и яростные атаки неприятеля, так что Павлу Степановичу приходилось заниматься не только сугубо флотскими делами.

По назначению главнокомандующего русскими войсками князя Александра Меншикова он руководил обороной южной стороны города. Понимая, что удерживать позиции невероятно трудно, Нахимов уделял особое внимание психологическому состоянию солдат и поддержке их боевого духа. Поэтому он очень много времени проводил непосредственно на передовых позициях. Там он осматривал укрепления, отдавал распоряжения и беседовал с солдатами, называвшими его «отцом-благодетелем».

Очевидно, Нахимов быстро примелькался на передовой, так что у снайперов противника развернулось негласное (а может быть, и открытое, но история не сохранила сведений об этом) соревнование «кто подстрелит русского адмирала». Имени победителя мы не знаем.

Но, так или иначе, 28 июня (по старому стилю) 1855 года на Малаховом кургане Павел Нахимов был смертельно ранен в голову ружейной пулей. Крайне сомнительно, что она была шальной. Скорее всего, английский или французский снайпер успешно выполнил свою боевую задачу.

Суворов против Жубера

Меткий выстрел снайпера помог фельдмаршалу Александру Суворову выиграть битву при Нови во время его знаменитого Итальянского похода. 4 августа 1799 года русско-австрийское войско под командованием Суворова сошлось с французскими силами, во главе которых стоял молодой и талантливый генерал Бартелеми Жубер. Силы сторон были практически равны, так что всё зависело от правильного выбора тактики.

Сражение началось с осторожных действий обеих сторон. Австрийцы смогли немного продавить левый фланг французов, но Жубер быстрой контратакой восстановил позиции. После этого он планировал перейти в наступление, чтобы разбить австрийскую колонну отдельно, до подхода русских. Но именно в этот момент был сражён пулей, выпущенной из ружья тирольского стрелка австрийской армии.

Последними словами Жубера были: «Наступайте, всегда наступайте!». Его смерть скрывали от солдат до самого конца сражения. Но это уже ничему не помогло. Принявший командование генерал Жан Моро был слишком осторожен и ушёл в глухую оборону. Но тактически переиграть Суворова не удалось.

Битва при Нови стала одной из самых затяжных в карьере Суворова. Она длилась 15 часов и закончилась победой русского фельдмаршала. Переборщивший с осторожностью Моро добился уникального результата, когда возглавляемая им армия, занимавшая удобную оборонительную позицию, не только проиграла сражение, но и потеряла почти в 10 раз больше людей! Горячности и натиска Жубера ему явно не хватило.

Самоуверенный генерал Седжвик

Вплоть до середины 19-го века значение снайперов серьёзно недооценивали. Эти недооценка и самоуверенность стоили жизни американскому генералу Джону Седжвику. Во время Гражданской войны воевавший за «северян» Седжвик не раз отличился, зарекомендовав себя как отчаянно храбрый солдат. Он не боялся лично вести в солдат в атаку и совершенно не щадил себя, будучи неоднократно ранен. Эта храбрость его и погубила.

9 мая 1864 года во время сражения при Спотсильнейне (штат Вирджиния) генерал Сэджвик командовал артиллерией юнионистов. Его штаб находился на линии огня. Со стороны конфедератов открыли плотный ружейный огонь, и офицеры попадали на землю. Седжвик с негодованием заметил, что противник стреляет с расстояния около километра. «Разве мужчины кланяются пулям? Что же вы будете делать, когда они откроют огонь по всей линии? Мне стыдно за вас» — эмоционально продолжил говорить он.

Именно в этот момент сержант 4-й пехотной дивизии Джорджии по фамилии Грейс наконец взял точный прицел и попал генералу точно под левый глаз. Пуля пробила его голову навылет. Джон Седжвик умер мгновенно, став самым высокопоставленным офицером «северян», погибшим за всю Гражданскую войну. Генерал и будущий президент США Грант, когда ему доложили о случившемся, несколько раз повторил, не веря своим ушам: «Неужели он действительно мёртв?».

Журнал: Военная история, №8 — август 2015 года
Рубрика: Самые, самые…
Автор: Редакторский текст

bagira.guru
категория: искусство войны




От: NevzlinaT,  








Скрыть комментарии (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



    « Вернуться
    « Чудо под ДюнкеркомТурсайты июль 2010 »

    Кубистическая композиция :: Суетин Николай
    Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
    Натюрморт
    Мюрнау. Сад 1
    Литераторы и поэты в годы Великой Отечественной войны

    Роттердам: «Сильнее через сражение»



    Картины Малевича
    Картины Шагала
    Лучшие исторические фильмы

    Топ 100 кино
    Павел Филонов
    Лучшие эротические триллеры
    Топ 100 лучших комедий 21 века
     
     
     Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне