Опубликовано: Июль 29, 2011

Системный подход к изучению культуры Византии

Новые толкования

С выходом «Истории византийской живописи» обнаружилось, что искусствоведение дает ряду явлений культуры новые толкования, отличные от тех, что сложились в литературоведении или исторической науке. В некоторых случаях расхождения оказались велики и, поскольку они связаны с методами и установками, традиционно присущими данной дисциплине, устранение их представлялось делом трудным.

В пятидесятых - первой половине шестидесятых годов культуру в целом стали рассматривать как подобие некоей пространственной системы, элементы которой настолько самостоятельны, что их можно изучать отдельно друг от друга, и в то же время недостаточно самостоятельны, чтобы функционировать независимо друг от друга. Части этой системы расположены в зависимости от своего значения или назначения на разных уровнях, в ее центре или на периферии. Единицей измерения такой системы и одновременно ключом к законам ее функционирования оказался создатель и потребитель данной культуры - «исторический человек».

Современное искусствознание, признавая заслуги сравнительно-исторического метода, блестящим представителем которого был В. Н. Лазарев, тем не менее, считает, что сопоставление однородных явлений, лежащее в основе метода, нередко ведет к выделению не главных, а второстепенных элементов культуры.

Специфическими же и самобытными часто оказываются те признаки, которые не поддаются сравнению. Фигура «исторического византийца», раздвоенного между земным и небесным, духом и плотью, раем и адом, между всевластием и бесправием, роскошью и нищетой, столицей и провинцией, позволяет установить связь между явлениями культуры, которые прежде казались отстоящими далеко друг от друга.

Отношение к власти и представление о красоте, политические доктрины и система храмового убранства, смысл жизни и сочетание красок - трудносопоставимы. Тем не менее они связаны между собой. Отбрасывая отсвет друг на друга тогда, когда они оказываются в единой плоскости, просвечивая друг сквозь друга, в случаях, когда они лежат на разных уровнях, они выдвигают на первый план то главное, уникальное и неповторимое, что отличает империю ромеев, и только ее одну, от других великих культур прошлого.

Системный подход к изучению культуры, свойственный новому поколению ученых, открыл дорогу выводам, адресованным ко всем дисциплинам, разрабатывающим историю культуры в различных аспектах. Исторический человек - создатель и потребитель произведений живописи, поэзии, зодчества, и поэтому его фигура служит масштабом, позволяющим согласовать между собой выводы искусствознания, истории и филологии.

Живопись, поэзия, музыка, прикладное искусство, архитектура, изучаемые сегодня разными историческими дисциплинами, служили в свое время отражением цельной картины мира, которую рисовала себе эпоха. В этой картине человеку было отведено место иное, нежели то, которое отводится ему в нашем мире, и цель человеческой жизни соответственно была иной. Другими были и представления о времени, пространстве, движении.

Связь между искусством и культурой в целом была осознана еще Винкельманом, она была несомненна для романтиков. Рисовать процесс развития искусства на широком культурно-историческом фоне стало с конца XIX века правилом. Однако фон потому и называется фоном, что находится позади предмета, отделен от него определенной дистанцией. Системный же подход позволяет увидеть искусство не «в связи» и «не на фоне», а в самом механизме культуры, внутри его, во взаимодействии с другими, так сказать, шестеренками и коленчатыми валами.

Соотнесение картины мира, созданной той или иной культурой прошлого, с нашими представлениями меняет взаимоотношение так называемых смежных дисциплин, таких как искусствоведение, литературоведение, эстетика. Слово «смежный» означает «лежащий через межу», на соседнем поле, то есть на общей плоскости. В науке этот термин связан с убеждением в том, что разные виды искусств (или другой идеологической деятельности) равно значимы в каждую историческую эпоху. Между тем каждая эпоха создавала свою особую, лишь ей принадлежащую шкалу ценностей. Соответственно этой шкале архитектура, живопись или поэзия то поднимались на более высокий уровень, то опускались. Достаточно вспомнить скульптуру, игравшую в системе античного искусства ведущую роль, а в Византии допускавшуюся в качестве второстепенного декоративного элемента, чтобы убедиться в непреложности этого правила. Перемещение отдельного элемента единой структуры всегда свидетельствует о перестройке структуры в целом, взаимной перестановке и других ее частей. Это значит, что живопись, архитектура, скульптура в иерархии ценностей новой культуры заняли иные, отличные от прежних, места и что эти места присущи лишь одной определенной эпохе. Это, в свою очередь, определяет и иерархию научных дисциплин, изучающих разные отрасли культуры. Науки перестают быть «смежными», они составляют многоступенчатую лестницу, зависящую от особенностей изучаемой культуры.



Раздел: Жизнь в веках


От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
« Изучение византийской культуры Д.В. АйналовымОтдых в Юрмале »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Дровосек
Голова крестьянской девушки
история английского пистолета-пулемёта СТЭН

Лучшая школа по гимнастике в Филадельфии



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне