Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Че Гевара без бороды
Те, кому нечего терять
Гончарова, Наталья Сергеевна. Автопортрет с тигровыми лилиями
Исторические курьёзы артиллерии

Боевые слоны Юго - Восточной Азии ( Исторический очерк )



Опубликовано: Июнь 24, 2009

"Мир искусства" — между миром и искусством


   Говоря о "Мире искусства", мы имеем в виду не только созданное Сергеем Дягилевым и Александром Бенуа художественное общество, просуществовавшее с 1900 по 1924 год, организованные им выставки и одноименный журнал, печатавшийся с 1898 по 1904 год, но важнейшую и прекраснейшую страницу в истории русской культуры, ознаменовавшую рождение новой философии творчества.
 
Практический смысл возникновения этого Общества был очевиден: молодые художники, которым, по словам Бенуа, "некуда было деваться", которых "или вовсе не принимали на большие выставки — академическую, передвижную и акварельную, или принимали только с браковкой всего того, в чем сами художники видели наиболее явственное выражение своих исканий", решили объединиться на основе неприятия "всего затхлого, установившегося, омертвевшего" и напрямую обратиться к зрителю.
 
А.Н. Бенуа. Итальянская комедия. 1906.
А.Н. Бенуа. Итальянская комедия. 1906.
 
 Основатели "Мира искусства" — Александр Бенуа и Сергей Дягилев — понимали и истинный общекультурный смысл всего предприятия: "выхолить русскую живопись, вычистить ее и, главное, поднести ее Западу, возвеличить ее на Западе <...>, сказать новое слово в европейском искусстве". Что для этого нужно? "Таланты всех направлений, объединяйтесь",— призывает Бенуа. Дягилев конкретизирует: "Теперь проектирую этот журнал, в котором думаю объединить всю нашу художественную жизнь, то есть в иллюстрациях помещать истинную живопись, в статьях говорить откровенно, что думаю, затем от имени журнала устраивать серию ежегодных выставок, наконец, примкнуть к журналу новую развивающуюся в Москве и Финляндии отрасль художественной промышленности. Словом, я вижу будущее через увеличительное стекло".
 
Первый номер журнала вышел в ноябре 1898 года почти сразу после публикации трактата Льва Толстого "Что такое искусство?" Текст великого моралиста прозвучал как вызов на поединок всей современной культуры, обвиненной в измене единственной, по мнению писателя, задаче — "осуществлению братского единения",— в том, что "искусство стало не тем важным делом, которым оно и предназначено быть, а пустой забавой праздных людей". Искусство превращается в "разнузданную блудницу": "Оно так же всегда разукрашено, также всегда продажно, так же заманчиво губительно".
 
Вызов был принят. В программной статье "Сложные вопросы" Дягилев, вопреки толстовскому тезису: "Чем больше мы отдаемся красоте, тем больше мы удаляемся от добра",— провозглашает: "Творец должен любить лишь красоту и лишь с нею вести беседу во время нежного, таинственного проявления своей божественной природы". "Великая сила искусства заключается именно втом, что оно самоцельно, самополезно и, главное, свободно",— заявляет он от имени "жаждущего красоты поколения".
 
Дух свободы, витавший в мирискусническом пространстве, мог вселяться куда угодно: в реалистические портреты Валентина Серова и импрессионистические пейзажи Исаака Левитана, космологические фантазии Михаила Врубеля и ретроспективные мечтания Константина Сомова или Виктора Борисова-Мусатова, национальный романтизм Михаила Нестерова, Николая Рериха, Филиппа Малявина и европеизм Натана Альтмана или Кузьмы Петрова-Водкина, в поэтичный бытовизм Бориса Кустодиева и театральную стихию Льва Бакста, Александра Бенуа, Александра Головина.
 
Но это всегда свобода, отталкивавшая идеолога реалистов-передвижников Владимира Стасова — "оргия беспутства и безумия", "нищие духом", "подворье прокаженных" — и пьянившая тех. кто жил идеалами "искусства для искусства", для кого творчество было уникальным культурным жестом, ибо, как скажет Дягилев, "произведение искусства важно не само по себе, а лишь как выражение личности творца". Называя Левитана реалистом, Бенуа тут же уточняет: "Такие слова, как реализм, даже как-то оскорбляют, настолько далек был этот непосредственный живой поэт от всякой предвзятой теории, от зачисления в полк". Мирискусники ускользают от жанровых и стилевых определений, ставят рядом все "подлинное" — будь то картина или книжный знак, станковая иллюстрация или фарфоровая безделушка, пытаются вырваться из плена времени, утраченного, а тем более, сиюминутного.
 
"Нужны новые формы",— провозглашает Треплев — герой чеховской "Чайки", иронизируя над "жрецами святого искусства", изображающими, "как люди едят, пьют, любят, ходят, носят свои пиджаки, стараются выудить мораль — мораль маленькую, удобнопонятную, полезную в домашнем обиходе". Речь шла о новом, целостном взгляде на искусство, о новой связи прошлого и будущего, о единой эпохе подлинных вневременных ценностей. В "Мире искусства" — мире культуры, храме искусства встречались "старшие" и "младшие" мирискусники, основоположники и попутчики, еще не знающие, кем их наречет история, но ощущающие в себе пульсацию одной и той же творческой воли, черты художественной вечности.
 
Перед чарующими видениями Константина Сомова возникает то особое состояние, которое переживал Александр Блок: "Когда родное встречается в веках, рождается мистическое". Изнеженно-тонкий, болезненно-чуткий диссидент репинской мастерской, Сомов покидает ее не ради скучного соседства с предшествующим столетием. Его истоки — за гранью прошлых дней, гораздо глубже, затаеннее: Боттичелли, Ватто, Гофман.
 
Словно глядя на "Даму в голубом" (1897-1900), Федор Сологуб писал в предисловии к "Мелкому бесу": "Этот роман — зеркало, сделанное искусно. Я шлифовал его долго, работал над ним усердно. Ровна поверхность моего зеркала и чист его состав". Работая столь же усердно, подвижнически, Сомов заглядывает в Зазеркалье, отыскивает застывшее там отражение вечной женственности. Больше, чем своего учителя, он современник символистов: Михаила Врубеля и Александра Скрябина, Александра Блока и Андрея Белого, Вячеслава Иванова и Владимира Соловьева.
 
 
Константин Сомов, Дама в голубом 1897-1900, холст, масло, 103x103 cм, ГТГ, Москва
 
Константин Сомов, Дама в голубом 1897-1900, холст, масло, 103x103 cм, ГТГ, Москва 
 
Отстраняясь от прямого "символического символизма", апеллирующего к тому, что романтики называли "невыразимым", мирискусники еще дальше отстояли от прямого "стасовского" реализма, черствого, грубого, косного,— кактолько они его не называли. Им близок "опрозраченный реализм, непроизвольно сросшийся с символизмом", близки "неореалисты" — те, кто "и в обыденной жизни ищут красоту, и в видимом мире ищут ее невидимое мистическое начало".
 
Безусловно, символичен "Дмитрий-царевич убиенный" (1899) Михаила Нестерова (не случайно нестеровские образы цитировал Андрей Тарковский в "Солярисе" и "Зеркале"), но его поэзия сверхъестественного скрыта в завораживающей тональной мелодии до невозможности родного, словно из детства, пейзажного мотива. Еще более живописного происхождения реализм-символизм Исаака Левитана, самого драгоценного из неореалистов, умевшего наслаждаться кистью и краской, отождествлять свои переживания и дыхание природы. Может быть, в левитановскую "Золотую осень" (1895) вслушивались герои Владимира Набокова в их вечном сновиденческом возвращении на родину.
 
Валентин Серов, воспринятый поначалу наследником Репина, вводившим традиционный портрет в следующее столетие, очень скоро стал его новым знаком. От великолепного импрессионистического реализма "Девочки с персиками" он двинулся к изысканному стилизму в духе модерна, а затем к символизму. В "Портрете Феликса Юсупова" (1903) живописная энергия сменяется элегантной пластической рефлексией. Острая психологическая характеристика воплощается в великолепной оркестровке большой формы, пленявшей мирискусников в творчестве старых мастеров.
 
Бесплотная плоскостность "Иды Рубинштейн" (1910) и контур, замыкающий фигуру в гордом одиночестве, роскошь декоративных деталей и горечь общей интонации создают оксюморонный эффект, близкий ахматовским строкам: "Смотри, ей весело грустить такой нарядно обнаженной". Как у Чехова, у которого цветовая символика в "Трех сестрах" или замирающий печальный, "точно с неба, звук лопнувшей струны" в "Вишневом саде" имеют, прежде всего, нравственно-психологические мотивировки, так и у Серова ассоциативный слой прозрачен — сквозь него проступает драматический смысл.
 
"Мир искусства — это я",— с равным правом могли сказать и Бенуа, и Дягилев. Но то, что для "республиканца" Бенуа было целью — художническая личность, гармонизирующая реальный мир,— для "монархиста" Дягилева, диктаторски, с ницшеанской энергией, распоряжавшегося художниками "во имя общего строительства", являлось только средством. Цели же его были возвышенно-конкистадор-ские, авангардные: завоевать Дирекцию императорских театров в Петербурге, Москву и Париж. Балетоман, меломан, менеджер, он гениально почувствовал, что именно театр с уникальной синтетической суггестией всех видов искусства может воплотить его планы и мечты.
 
Подведя итоги своему мирискусническому периоду великолепной выставкой в Осеннем салоне 1906 года в Париже, где соединились древняя иконопись, портреты XVIII века и новая живопись вплоть до Михаила Ларионова, Дягилев начал путь от "Русских сезонов" к "Русским балетам", возглавил то, что, используя слова Андрея Битова о Владимире Набокове, можно назвать отсаженной ветвью русской культуры.
 
Общепризнанно, что блистательная "Шехеразада", "Петрушка", "Весна священная" — в такой же мере детище Льва Бакста, Александра Бенуа; Николая Рериха, как Николая Римского-Корсакова и Игоря Стравинского, Михаила Фокина и Вацлава Нижинского. Балет воспринимался как "живопись движений". Пластические вакханалии Бакста, утонченный стилизм Бенуа, пантеистический дух Рериха, аристократическое великолепие Головина становились стилеобразующими факторами спектаклей. Приходится согласиться с Дмитрием Философовым, полагавшим, что уже с начала 1910-х годов "Мир искусства" превратился в "мир театра". Но тогда возникает вопрос: что же мирискуснического осталось в России?
 
Николай Рерих, Эскиз декорации к балету И.Стравинского <Весна священная>, 1930
 
Николай Рерих, Эскиз декорации к балету И.Стравинского "Весна священная", 1930
 
Внешним ответом на этот вопрос стало второе рождение "Мира искусства" в 1910 году, когда бывшие реформаторы стали выглядеть ортодоксами в глазах нового поколения бунтарей. Стремясь смотреть вокруг максимально дифференцированно и доброжелательно, Бенуа отыскивал то искреннее, подлинное, что "роднит в раю самых героических подвижников с самыми смиренными и чистыми душами", смягчал отношение к новейшим течениям: «Хотя и злят "Бубновые валеты" и смущают "Ослиные хвосты", а приходится констатировать, что среди них масса высокодаровитых людей, ярких и сильных»11. На выставках "Мира искусства" экспонируются произведения Кузьмы Петрова-Водкина и Натана Альтмана, Бориса Григорьева и Михаила Ларионова, Натальи Гончаровой и Ильи Машкова.
 
По композиции: "села, словно фарфоровый идол, в позе, выбранной ею давно",— альтмановская "Ахматова" (1914) перекликается с галереей портретов-фигур XVIII века, тянущейся от "Смолянок" Дмитрия Левицкого, напоминая о знаменитой портретной выставке 1905 года в Таврическом дворце — чудесном деянии Дягилева-Бенуа. Трагический дух григорьевского "Мейерхольда" (1916) открывается сразу, без анализа — в нервных перебоях ритма и гротескных изломах, траурной гамме и конвульсивном жесте, в страшновато-нелепом абрисе фигуры. Очевидно, что это не просто изображение актера в роли, как в обычных театральных портретах, а нечто большее — это авто портретное самопознание художника, балансирующего на грани двоемирия, предчувствующего катастрофу.
 
    В "Мальчиках" (1911) Петрова-Водкина прощально и неумолимо смотрит сжимающий камень "сверхчеловек" на свою заветную жертву. Она еще на что-то надеется, вырывается, обреченно закрывает лицо воздетой к небу рукой. Это, как написал Борис Пастернак, "гибель всерьез". Это Каин и Авель — первое на земле убийство. В "Автопортретах" ("Арлекин и Пьеро") (1914) Василия Шухаева и Александра Яковлева лицо замещается маской, театрально-зловещая выразительность которой сродни той. что притягивает к витринным манекенам и прельстительно пугает зрителя в музее восковых фигур. Вечный "бродячий", по Михаилу Бахтину, сюжет — предстояние перед зеркалом — возвращает нас к автопортрету, мимикрирующему под портрет-картину.
 
К. Петров-Водкин
 
К. Петров-Водкин "Играющие мальчики", 1911, холст, масло, 123 х 157 см.
 
Драма "Мира искусства" заключалась в том, что выдвинутый призыв к объединению самых разновекторныхталантов после появления абстрактных композиций Василия Кандинского, супрематизма Казимира Малевича выглядел наивно и нелепо. С кем объединяться — с теми, кто провозгласил, что "музей русских уличных вывесок был бы стократ интереснее Эрмитажа", с "варварами", нашествие которых со стоической бравадой предсказывал Дягилев: "Мы осуждены умереть, чтобы дать воскреснуть новой культуре, которая нами возникнет, но и нас же отметет".
Уже не на журнальных страницах, а в жизненном пространстве столкнулись две правды — "аполлоническая" и "дионисийская". Как исследователь Бенуа понимал, что исторические варвары, разрушавшие античность, одновременно начинали прокладывать дорогу к храму, строить Шартрский собор, но как продолжатель гуманистической традиции, видевший в искусстве просветляющее разумное начало, укрощающее красотой и мерой неистовые языческие порывы, он, теряя художественную перспективу, не мог не выступить против опьяняющего мифотворчества современных "варваров" — авангардистов, против иррациональных комплексов, как он полагал, грозящих гибелью цветущему миру культуры.
 
Стремясь сохранить равновесие диких и очеловеченных сил, "Мир искусства" объединял вокруг себя одних талантливых людей, хранивших художественную память, пластическую родословную, и отталкивал других, для которых его эстетика была слишком герметичной, не допускавшей развития, отделявшей искусство-исполнительство, игру в бисер от творчества — композиторства, прорыва в неизвестное.
 
Много лет спустя, надеясь, что время смягчило прошлые раздоры, Кандинский обратился к Бенуа — именно от него, духовного отца "Мира искусства", хотел он услышать суждение о своей живописи. Бенуа, теоретически допуская, что эта живопись "настоящее искусство", "чистая музыка", что ее ждет "великое будущее", отказывает ему даже в отрицательной оценке — такое будущее его слишком глубоко печалило.
 
Диалога не получилось. Мечта о единстве обманула. Грубый кнут торопливой и жестокой жизни взметнулся над гуманистическим прекраснодушием "Мира искусства". Возникнув на перекрестке веков, в те краткие и счастливые мгновения, когда уже встретились и еще не распрощались передвижническая эпоха и Серебряный век, правдоискательство и искание красоты, этика и эстетика, когда, чуть смягчив контуры кастовой непримиримости, соприкоснулись и улыбнулись друг другу суровые реалисты и задумчиво-легкомысленные мечтатели, "Мир искусства" не мог существовать после художественных и реальных революций, после того как Россию покинули и мир, и искусство: лучшие представители живописи и литературы, музыки и философии.
 
Борис Кустодиев, Большевик, 1920, холст, масло
 
Борис Кустодиев, Большевик, 1920, холст, масло
 
Есть горькая трагическая ирония в том, что почти одновременно закончили свое существование "Товарищество передвижников" — в 1923 году и "Мир искусства" — в 1924, что авангард пал под ударами той самой революционной идеологии, утверждению которой способствовал. Но "Мир искусства" сохранил свое историко-художественное значение и постмодернистский современный смысл как грандиозная акция-проект синтетического "воображаемого музея". "Воображаемого" — ибо невозможно замкнуть в музейных стенах не только живопись и рисунок, скульптуру и прикладное искусство всех времен и народов, но и ампирный особняк, потрескавшийся, усталый и все равно бесконечно прекрасный, театральную постановку и искусствоведческий труд, а без этого искомая гармония рассыпается. "Музея" — ибо только музей, постоянно от чего-то отставая, что-то пропуская, тем не менее остается единственным местом в мире, где законы и пропорции искусства диктует само искусство и где могут, наконец, договориться Толстой и Дягилев, Бенуа и Кандинский, реализм и авангард, красота в правде и правда в красоте.
 

 
по материалам [ 2, 3 ] см. Список литературы

От: Бирюкова Ирина



Мегастрой - megatechstroj.com.ua стройматериалы высшего качества.





Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться


Последние статьи
Руководство по запуску qTranslate-X для сайта на WordPress

Правители земли Русской

Ручное оружие, статьи

Вредные вещества в косметике и бытовой химии

Прохоровка - битва на Курской дуге

Загрузка боеприпасов в самолёт Republic P-47 Thunderbolt

Mercedes-Benz 600 Pullman

Первые унитазы и современные - cмывайся кто может


Последние темы на кинофоруме
Фильм "Район 9", 2009, отзывы
без спойлеров

Posted by PeppyLotta
Ноябрь 22, 2017
Фильм "Кольцо нибелунгов",
2004, отзывы без спойлеров

Posted by PeppyLotta
Ноябрь 22, 2017
Сериал "Мастер и Маргарита",
Россия, 2005, отзывы без
спойлеров

Posted by PeppyLotta
Ноябрь 22, 2017
Фильм "Узник замка Иф", СССР,
Франция, 1988, отзывы без
спойлеров

Posted by PeppyLotta
Ноябрь 22, 2017
Фильм "Морской волк", СССР,
1990, отзывы без спойлеров

Posted by PeppyLotta
Ноябрь 22, 2017




Шерлок и Адлер
Шерлок и Адлер


Январь 29, 2010
Съёмки фильма "Кин-дза-дза",
1986 г.
Съёмки фильма "Кин-дза-дза",<br />1986 г.


Октябрь 26, 2016
Ева Мендес
Ева Мендес


Февраль 2, 2010
Горящий череп - Джонни Блейз с
цепью
Горящий череп - Джонни Блейз с<br />цепью


Февраль 2, 2010
Николас Кейдж и Питер Фонда
Николас Кейдж и Питер Фонда


Февраль 2, 2010

Статьи: Искусство, литература, наука
"Махабхарата"  наследие индийской литературы Мифология древнего Китая
"Дхаммапада"  Басни и сказки Индии Биографии художников начала 20 века
"Суттанипата"  Турсайты Джатака о Митравиндаке  
Драматургия древней Индии
  Декоративное искусство Текстиль и ковры
Северо-Восточный Китай
  Стекло Ювелирное искусство
Джатаки
  Оформительское искусство Архитектура и скульптура
Литература древнего Востока
  Декоративная пластика Костюм
"Типитака"  Литература Индии Интерьер декор
Теория индийской поэзии
  Философские школы Китая первые индивидуальные поэты Китая
Калидаса
  Филология и теория китайской поэзии Панчатантра
Самхит  Веды Сутта

Лучшее на форуме:

Топ 100 комедий 20 века

Топ 10 комедий 21 века

Лучшие фильмы о ВОВ

Топ 100 исторических фильмов

Топ 100 фильмов

Топ 10 рыцарских фильмов

Тёмный мир 3D отзывы

 

 

Карта сайта HTML/XML: