Опубликовано: Июль 15, 2011

Путь в неведомую страну

После присоединения к России Хакасско-Минусинская котловина была в территориальном отношении разделена на два уезда: Кузнецкий (куда входили зем­ли расселения северных алтайцев, шорцев, бельтир н еагайцев) и Красноярский (земли расселения качинцен, кызыльцев, чулымцев и койбалов). Томский уезд грани­чил с Кузнецким и был тесно связан с ним течением р. Томи.

Пробыв в Томске три месяца и покончив с изуче­нием этого уезда, Мессершмидт отправил особым рей­сом Табберта в Парым с тем, чтобы он, обследовав среднее течение Оби, догнал экспедицию уже в Аба­канском остроге. Сам доктор с остальными спутниками, погрузив все походное снаряжение, поплыл 5 июля 1721 г. на трех стругах вверх по течению Томи. Им были обследованы и зарисованы известные с середины XVTI в. наскальные рисунки на Томи, и вскоре после этого экспедиция прибыла в Кузнецкий острог.

Из Кузнецка предстоял наиболее трудный участок пути: переход через «Белые горы» - хребет Кузнецкий Алатау (через который ныне проходит железная дорога Новокузнецк - Абакан). Этот путь можно было пре­одолевать только по реке, а далее верхом на лошадях или на лыжах зимой. Вверх по р. Томи до устья р. Балыксу экспедиция поднималась на небольших шорских челноках.

Покупка 14 лошадей и упаковка снаряжения во вьюки заняли немного времени, и вскоре в сопровожде­нии проводников-шорцев, прекрасно знающих тайгу, путешественники    покинули    Балыксу    и  пробрались вверх по долине р. Теренсу, где перевалили высокий перевал и попали к истоку хакасской р. Уйбат. Далее путники спустились по ее долине в «Субурган-Уйбат-скую степь».

Хребет Кузнецкий Алатау, отходящий вместе с Аба­канским хребтом на север от Алтая, никогда не был непроходимой стеной, отделявшей Кузнецкую котлови­ну от Хакасско-Минусинской. С глубокой древности местные жители знали надежные и привычные конские тропы через горную тайгу. Обычно пользовались так называемой «Сагайской тропой», которая в верховьях Томи пересекает хребет Уленны-сын и ведет прямо из Аба-тура (хакасское название Кузнецка) к местам рас­селения сагайцев - от верховьев Томи до р. Уйбата.

Именно этим путем проехали Мессершмидт и его спутники в восточную половину тогдашнего Кузнецкого уезда, т. е. в западную часть современной Хакасии.

*   *   *

Пышное великолепие летней сибирской тайги пора­зило натуралиста, никогда не видевшего такого буйного цветения различных форм растительности, такой смены растительных и животных видов, обусловленной вер­тикальной зональностью высокогорного района.

Узкая тропа извивалась вдоль по берегу быстро те­кущей реки, сначала - между старыми высокими топо­лями, зарослями ивняка и ольхи, потом - сквозь бере­зовую рощу и мимо высоких осин; наконец, подымаясь все выше, пробиралась хвойным подлеском и постепен­но втягивалась в черную тайгу стеной высоких разла­пистых елей. Кое-где раскрывались елани - таежные поляны, покрытые высокой, скрывающей лошадей соч­ной травой, среди которой белыми шапками возвыша­лись зонтичные сложноцветные «пучки», горели круп­ные, омытые росой кувшинчики лесных пионов -«Марьиных кореньев», колокольчиков и «львиного зева». Отсюда бесшумно уходили в тайгу тонконогие стройные маралы. На опушках, расставив в стороны корявые толстые ветви и крепко упершись в землю узловатыми кручеными корнями, возвышались лиственницы-велика­ны. А дальше, за зарослями молодого сосняка, снова простиралась таежная глухомань: поросшие мхом полу­сгнившие стволы павших деревьев, резкое стрекотание

Мелькающих сквозь хвою пышнохвостых бурундуков, робкий свист рябчиков, мощное хлопание огромных крыльев взлетающих глухарей и тяжкий бег вспугнутой лосиной семьи.

Вверх и вверх поднималась трона между стволами гигантских кедров и покрытых золотистой корой кора­бельных сосен, под которыми все кусты были усыпаны спелой черникой и расстилались хрупкие с глянцевитыми листьями поросли брусничника. Тропа огибала по кар­низам отвесные утесы, а под ними кипели белые клубы разбивающихся водяных струй падающего водопада. Над речкой внизу, в ущелье переливалась разноцветная радуга, и солнечные лучи бликами скользили по мокрым полированным валунам.

Выше копыта коней застучали по осыпям, с метал­лическим перезвоном заскользили вниз сдвинутые с места плитки, взметнулось на скалы испуганное стадо горных баранов с круторогим вожаком впереди, и вскоре путешественники выбрались из тайги на высокогорный цветущий луг. Здесь, среди непривычных горных цветов, глаз человека с удивлением замечал белые звезды аль­пийских эдельвейсов и жаром горящие крупные болот­ные лютики, сплошь затопившие низину, где из недр горы выбивались фонтаном холодные чистые струи род­ника.

А по вершине хребта бескрайней цепью встали на пути синеющие гольцы-тасхылы, украшенные отвесными зубцами скал, за которые цеплялись пушистые белые облака, проливая дождевые капли на свисающие языки вечного льда, серебрящегося в ложбинах северных скло­нов. Вот они - «Белые горы»!

Перевал был затерянным среди гольцов заболочен­ным плоскогорьем, сплошь поросшим серым мхом, среди которого лишь кое-где белели карликовые березки мелкой, дрожащей на ветру, зябкой листвой. Среди кочек склонялись к земле хрупкие кустики клюквы и морошки. Это была высокогорная тундра - излюблен­ное пастбище боящихся таежного гнуса саянских север­ных оленей, по соседству с которыми только белые ку­ропатки стайками перепархивали между кустами мо­рошки.

Для того чтобы осмотреться, путешественникам пришлось взобраться на островерхую скалу, возвышаю­щуюся над перевалом.   Холодный   кристально-чистый воздух позволял видеть бескрайние дали по обе стороны хребта. Величественным темно-зеленым морем рассти­лалась внизу под строгими тасхылами тайга, тайга, тайга...

Узкими извилистыми полосками ослепительной бе­лизны сверкали далеко внизу то тут, то там неведомые реки и речушки, а какая из них Томь - пойди разбе­рись! И где-то там, на западе, затерялся крошечны!! Кузнецкий острог с его старыми бревенчатыми башнями и почерневшей крепостной стеной. А что дальше? Сколь­ко видит глаз, до горизонта растянулась тайга, сливаясь где-то далеко-далеко в синеющей дымке с огромным куполом синего неба. Дух захватывало от восторга, и, казалось, нет ничего более на свете, кроме матушки-тайги, этих суровых гольцов, блистающих кое-где лед­никами, да кучки людей, обдуваемых ветром!

А что же ждет их на востоке? Та же картина! И опять показалось невероятным, что где-то внизу, по рассказам, есть степи и широкой лентой рвется вперед гордый Енисей, прорезавший поперек страшный Саян­ский хребет. Люди спустились со скалы. Снова неболь­шие крепконогие лошадки привычно зашагали вперед. Начался спуск.



Раздел: Путешествие в древность
От: Noskov







Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться

« Прыгающая бомбаКлад генерала Ямаситы »

Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Че Гевара без бороды
Курящий солдат
Голод
Винтовки Первой мировой

Кто убил генерала Сикорского?



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне