Опубликовано: Июль 12, 2011

Дворец Диваштича

  В 1949 году экспедиция начала раскопки на большом бугре, лежащем на восточной стороне площади шахристана, напротив зданий I и II. За два летних раскопочных сезона в 1949 и 1950 годах на бугре этом, почти наполовину раскрыто огромное здание, которое по плану и по своему назначению резко отличается от зданий I и П. По всем признакам здание это светское, дворцового типа. Сложено оно из характерного для древнего Пянджикента сырцового кирпича размером 48X24X Х12 сантиметров или 50Х25Х'2 сантиметров. Здание это мы обозначили III. Руководил его раскопками в 1949 году М. М. Дьяконов, а в 1950 году сначала М. М. Дьяконов, а затем А. М. Беленицкий. В настоящее время в здании III вскрыто уже 26 помещений, или комнат. Раскопки в основном направлялись с севера на юг - бугор вытянут именно в этом направлении. Фасад у здания глядит на восток, хотя первоначально мы предполагали, что он должен быть повернут в сторону площади на запад. Несмотря на то, что вскрыто уже 26 комнат, мы, как сказано выше, не выявили даже половины здания. Пока мы раскопали только южную половину здания, да и то не полностью, так как помещения, примыкающие непосредственно к фасаду, еще не тронуты. Как мы увидим ниже, в здании III в противоположность зданию I очень мало деревянных частей; преобладающим перекрытием являются коробовые своды из обычного пянджикентского кирпича размером 48X24X12 сантиметров или 50X25X2 сантиметров. Характерно, что подавляющая часть помещений была двухэтажная, а там, где имели место одноэтажные помещения, были возведены высокие стены в уровень с двухэтажными частями здания. Раскопанные помещения получили наименования по номерам, причем номера идут не подряд, а с некоторым перебоем, что обусловлено порядком раскопок. Первым вскрыто было помещение, которое получило номер первый (№ I); оно оказалось продолговатой комнатой, которая была перекрыта коробовым сводом, выложенным из упомянутого сырцового кирпича. В восточной стене комнаты свод перекрытия сохранился, но ввиду того, что он грозил полным обвалом, его пришлось убрать. Характерно, что его контуры прекрасно отпечатались на западной стене, что дает возможность полностью получить его очертания. Между прочим, по этой стене мы можем хорошо восстановить высоту первого этажа, так как высота западной стены около 5 метров. В восточной части комнаты можно хорошо проследить начало второго этажа, пол которого покоился на коробовом своде первого этажа. Как выше было упомянуто, раскопочные работы на бугре III двигались от помещения № 1 по направлению на юг. Здесь первым был раскрыт небольшой, связанный между собой комплекс комнат. Длинное коридорного типа помещение № 2, вытянутое с севера на юг, объединяет остальные. По восточной стене этого коридора шириной 1,8 метра имеются входные проемы в узкие сводчатые комнаты, тянущиеся по оси с запада на восток. Вход в них идет пандусом, т. е. спускающейся вниз дорожкой в ширину пола. Комнаты эти почти полностью сохранили свои своды. Их было жаль разрушать, вследствие чего раскопки здесь временно были прекращены.

  Вернемся к коридору. Он имеет высокие стены, выше 5 метров, прекрасно оштукатуренные, со следами сплошной красочной росписи. Коридор этот, упираясь в глухую стену, под прямым углом поворачивает на запад и выходит на упомянутую выше площадь. Весь этот небольшой комплекс производит монументальное впечатление. Можно только пожалеть, что навсегда утеряна имевшая здесь место богатая стенная живопись, следы которой видны, особенно в местах около прямого угла стен, где сходятся два коридора: один по оси СВ, другой - ВЗ.

  Большой интерес в здании III представляет помещение № 7. Квадратное в плане, оно по сторонам имеет 9X9=81 квадратный метр. Высота его стен в сохранившейся их части 6 метров. Выложено помещение из сырцового кирпича, обычного для древнего Пянджикента размера. Внутри помещения по четырем сторонам находятся суфы шириной 1XIэ 15 метра. Вход в помещение в южной стене, что видно по забитому в настоящее время завалом полукруглом арочном входе. Северная стена помещения была по всей вероятности парадной частью здания. В экспедиции помещение № 7 получило даже наименование «тронного зала Диваштича», а само здание III -«дворца Диваштича», что не лишено, как увидим ниже, некоторого основания. Высокие стены зала хорошо оштукатурены. Северная стена помещения № 7 была вся покрыта красочной росписью, от которой до нас дошло несколько крупных кусков, представляющих огромную научную и художественную ценность. О живописи этой мы подробно скажем в конце раздела, посвященного зданию III. Как же было перекрыто это большое помещение? Не имеется никаких следов деревянного перекрытия, подобного тому, какое было у центрального четырехколонного зала в здании I. В помещении № 7 нет никаких следов от баз для колонн, а без последних невозможно и деревянное плоское перекрытие. Квадратное в плане огромное помещение не могло иметь коробового свода. Нет никаких следов и купола из сырцового кирпича; таких размеров купола и такого кирпича не знала Средняя Азия VII и начала VIII века. Не исключена возможность, что зал этот не имел даже полного перекрытия, а по четырем сторонам от стен у него нависали козырьки (узкие навесы), которые упирались на выведенные из стен внутрь балки. Таким образом, в центре «перекрытия» был широкий, ничем не закрытый выход наружу. Характерно, что в центре зала пол выглядит иначе, чем по сторонам, что является результатом проникновения на этот участок дождя и снега. Через этот проем в «крыше» и проходил свет в зал, иначе трудно представить, как можно было рассматривать росписи на северной стене парадного зала.

  К залу с запада примыкает помещение № 13, представляющее собой, как с архитектурной, так и с историко-культурной точек зрения большой интерес. Попасть в это помещение можно только с юга, из помещения № 19, а в это последнее - из помещения № 8, которое поставлено к нему перпендикулярно. На этих трех помещениях мы и остановимся.

  Комната NIII 13, сложенная, как и подавляющее большинство помещений в здании III, из упомянутого выше сырцового кирпича, вытянута с востока на запад, площадь ее 6X4 метра, высота около 3 метров. Привлекает, прежде всего, внимание южная стена и юго-восточный угол помещения. В углу выстроена небольшая камера с арочным входом с западной стороны; вход и выход в помещения возможен был только через эту камеру. По южной стене, если смотреть от камеры вправо, помещается арочная ниша, по форме своей близкая к тому, что мы видели к зданиях I и II, но значительно меньшего размера.

  Еще правее, в центре южной стены, находится своеобразное, наполовину рухнувшее сооружение, напоминающее мусульманский михраб, в виде рельефной полукруглой арки, в технике налепа, заканчивающейся в основании маленькой площадкой для огня, типа очага. Слева от этого «сооружения» была расчищена поставленная впритык к стене колонка из необожженной глины с капителью в виде раструба. Характерна, что колонка оказалась полая внутри. Когда колонка была расчищена в нижней части, то у нее оказалось яблокообразное основание. С правой стороны «сооружения» стояла такая же колонка, но от нее остались только следы на стене. Что же это за помещение? Для ответа на этот вопрос надо учесть не только все, что находится на южной стене, но и, то обстоятельство, что все стены помещений сильно почернели от копоти.

  Нам представляется, что помещение № 13 было местом, где горел священный огонь. Сюда был один только вход, и помещение это посещалось для поддержания огня и поклонения ему. Нечего и говорить, что комната эта играла во дворце большую роль. Помещение № 13 интересно и с точки зрения своей, так сказать, «двухэтажноеTM». Когда в нем, в его западной части, был вскрыт угол, то под ним оказалась комната первого этажа. В настоящей статье нет места для описания всех раскопанных помещений. Выше указывалось, что попасть в помещение № 13 можно было лишь с юга, со стороны помещения № 19 с высокими, хорошо оштукатуренными стенами. Пол этого помещения лежит ниже пола в помещении № 13, вследствие чего в него можно попасть, спускаясь по хорошо сохранившимся ступенькам. К помещению № 19 под прямым углом примыкает помещение № 8, которое вплотную примыкает к южной стене «тронного зала Диваштича» (помещение № 7). Здесь и находится вход в него.

  Всего за два года раскопочных работ в здании III вскрыто 26 помещений. Несмотря на такое, казалось бы, большое число комнат, мы все еще далеки от конца раскопок. Перенося подробное описание всех помещений в специальное издание, нам хотелось бы остановиться только на тех комнатах, которые помогут охарактеризовать здание в общих чертах, конечно, в пределах того, что уже раскопано.

  Остановимся сначала на некоторых особенностях его архитектуры. Здание не имеет пахсовых стен или даже пахсовых частей стен. Выложено оно целиком из сырцового кирпича размером 48X24X12 или 50Х25Х Х12 сантиметров, имеет небольшое количество дерева, служащего для покрытия полов в помещениях второго этажа. В подавляющей своей части здание было, как выше сказано, двухэтажным. Характерно, что, за исключением парадного зала с живописью на северной стене («тронный зал Диваштича», или помещение № 7), квадратного в плане, все остальные комнаты вытянуты с севера на юг или с востока на запад в целях возможности их перекрытия коробовыми сводами. Кирпич для сводов употреблен тот же, что и для кладки стен. Искусство кладки сводчатых перекрытий из сырца доведено было согдийцами (древними таджиками) до большой высоты, что видно из самого факта их сохранения до нашего времени, хотя бы и в засыпанном завалами состоянии.

  Нельзя пройти мимо одного примечательного архитектурного приема согдийских зодчих в древнем Пянджикенте в VI-VIII веках. Мы имеем в виду конструкцию пандусов (бесступенчатых спускных и подъемных дорожек). Небольшая, квадратная в плане, комната имеет в центре четырехсторонний, точнее квадратный (в среднем 1,5X1,5 метра) столб, на который с трех или четырех сторон упираются пяты коробовых сводов, • протянутых со стен. Вокруг этого столба и тянется вниз пандус из второго этажа в первый.

  Из числа 26 раскопанных комнат две являются помещениями, в центре которых находятся спускные (они же подъемные) дорожки, т. е. пандусы.

  Характерно также, что строители в древнем Пянджикенте хорошо знали обожженный кирпич. Помещение № 24 в этом отношении особенно интересно: оно небольшое по размерам, вытянутое с востока на запад, и все четыре стены его обложены обожженными квадратными плитками.

  Помещение № 24 было по всей вероятности какой-то особо важной кладовой, к сожалению, в ней ничего не было найдено. В помещении №18 пол также был вымощен обожженным кирпичом. Здание III с точки зрения истории среднеазиатской и, в частности, таджикской монументальной архитектуры представляет исключительный материал и будет предметом специального исследования. Здание III находится еще в стадии раскопочного изучения; до сих пор мы не можем представить его плана в целом, не можем даже сказать, как выглядел его фасад, который был обращен на восток, как и у зданий I и II.

  Перейдем теперь к красочной росписи на северной, стене помещения № 7. Сохранившаяся роспись, хотя и занимает несколько квадратных метров и имеет бесценные куски, однако представляет лишь очень небольшую часть большой композиции. В уцелевшем куске стенная роспись делится проведенной полоской по горизонтали на верхнюю и нижнюю части. В верхнем ряду главное внимание привлекает большая круглая плотная ткань в виде ковра или паласа: на красном фоне «ковра» вытканы четырехлепестковые синие цветы, образующие узорчатую сетку, и белые четырехлепестковые розетки. Ткань по кругу имеет сравнительно широкий бордюр с вписанными в него полукругами, заполненными перлами; внутренность полукругов заполнена коричневатым фоном, а промежутки между ними синим цветом. В центре этого паласа, или ковра, на красочном фоне выступает ступня ноги крупной мужской несохранившейся фигуры.

  Налево от красочного ковра стоит золотой жертвенник, подобный тому, что изображен в сцене с жертвоприношением на северной стене помещения № 10 в здании I. У жертвенника не сохранилось только самой верхней части, где помещена чаша с пламенем. Перед жертвенником на коленях на ковре стоит мужская фигура в праздничном кафтане из узорчатой шелковой ткани. Ковер белый с синей каймой и золотистыми цветами. Голова и шея у фигуры, стоящей на коленях, не сохранились, в левой руке у нее золотая чаша. Поражает тонкость художественного изображения пальцев, поддерживающих чашу. Перед жертвенником справа нарисовано огромное солнце, перед которым, по-видимому, и горело пламя ароматических смол в чаше жертвенника. Вся сохранившаяся во фрагментах сцена-ковер, солнце (?), жертвенник и коленопреклоненная фигура с золотой чашей в руке - все дано на синем фоне, который в начале раскрытия в процессе раскопок был ярко-синим, а через некоторое время приобрел небесно-голубой цвет.

  В нижнем ряду изображены сцены иного характера, по-видимому, не связанные с культом и носящие светский характер. Сцены эти исполнены в более Мелком масштабе; здесь нарисовано немало фигур, причем некоторые из них, как мы увидим ниже, сохранились полностью, включая и лица. К сожалению, не все в этих сценах ясно. В левом участке нижнего ряда, отделенном от остальных изображений вертикальной полоской, нарисована лежащая на ложе молодая женщина, манящая к себе кого-то рукой; голова у женщины не сохранилась. У другого конца ложа виднеется бегущий юноша, который резким поворотом опрокинул высокий светильник. М. М. Дьяконов, руководивший раскопками в здании III, высказал предположение, что здесь дана сцена соблазнения молодого Сиявуша его мачехой Судабэ, женой Кей-Кавуса. Направо от этой сцены изображен оседланный конь с двумя сидящими на нем фигурами, одна из которых мужская, а другая, по-видимому, женская. Конь напоминает коня под согдийским всадником, изображенного на деревянном щите из замка на горе Муг. Дальше направо можно увидеть ряд сидящих мужских фигур. Первая из них сидит, поджав под себя ноги; стройная фигура в кафтане перетянута поясом; у фигуры не сохранилось головы и даже части правого плеча, обращена она лицом влево от смотрящего. Судя по всему, она держала в руках какой-то предмет.

  Еще далее направо в таких же позах виднеется несколько сильно фрагментированных фигур, только лицом повернутых вправо. Наиболее ценным и интересным ввиду своей большей сохранности является участок росписи в правой части сохранившейся композиции. Здесь, прежде всего, останавливает внимание следующая небольшая сцена. В головном уборе типа короны сидит какой-то мелкий владетель-дехкан, справа от него перед ним стоит почтительно на коленях фигура в головном уборе, напоминающем колпак, в простом одеянии и держит в руках высокий кувшин из обожженной глины. Кафтан, скорее халат, у лица, несущего какие-то дары, подпоясан длинным кушаком со спускающимися вниз концами; лицо неплохо сохранилось. Слева к тому же дехкану обращена еще одна фигура, также держащая в руках кувшин с дарами. Далее в композиции пропуск, так как роспись почти совсем разрушена, и, наконец, - последний фрагмент. Изображены в движении две мужские фигуры, обе они идут влево. Их одеяния и головные уборы весьма близки к тому, что мы описали выше. Сохранились и их лица. Характерно, что в руках у второй фигуры птица, быть может, хищник, которую он несет «в дар». Справа на уровне головы второй фигуры нарисована утка. Что это за люди? Ясно, что это не представители землевладельческой знати, а люди, по костюму своему значительно более простые. Не земледельцы ли это соседних сельских общин? Что они несут в руках в виде даров? Не подати ли эти, которые они в форме «даров» приносят своим дехканам? He надо забывать, что VI-VIII века - время, переходное от рабовладельческого общества к феодальному, и земледельцы, если и не были еще крепостными, однако несли некоторые подати дехканам.

Таковы росписи на северной стене «зала Диваштича» в здании III

  Описанная выше живопись древнего Пянджикента является крупным вкладом в историю среднеазиатской живописи.

  Автор настоящих строк в своей работе «Живопись древнего Пянджикента» коснулся вопроса истории открытий древней живописи в Средней Азии, Первые серьезные находки в этой области связаны с раскопками В. А. Шишкина в Варахше (развалины дворца бухар-худатов V-VIII веков) в 1938-1939 и 1947-1950 годах. Затем памятники живописи найдены были при расчистке завалов во дворце хорезмшахов в Топрак-Кала (III век) в 1945-1950 годах. Вся эта живопись может быть объединена одним внешним признаком. Во всех трех случаях мы имеем дело со стенными росписями. По существу же живопись эта очень различна. Прежде всего, она относится к разным временам, а, следовательно, и к разным уровням общественного развития.

  Живопись из Топрак-Кала в Хорезме есть живопись III века-периода расцвета рабовладельческого общества. Стенные росписи в Варахше, относящиеся преимущественно к V-VI векам, являются искусством периода кризиса рабовладельческого общества. Что же касается пянджикентской живописи VII-VIII веков, то она является продуктом дофеодального общества, о характерных признаках которого мы говорили в начале настоящей работы. Живопись первых двух периодов, т. е. живопись Топрак-Кала, которая сохранилась пока лишь в небольших фрагментах, и живопись Варахши, может быть охарактеризована одной общей чертой - наличием у ее творцов-художников реалистического восприятия окружающей действительности.

  Искусство этих мастеров жизнерадостное, уверенное в рисунке и яркое по краскам. Это бросается в глаза при рассмотрении фрагмента с изображением арфистки из Топрак-Кала. Характерно, что даже в Варахше, где в стенных росписях преобладают сцены мифологического характера с участием фантастических существ, изображение слонов и людей проникнуто чертами отмеченного выше реалистического восприятия. Если же мы теперь перейдем к пянджикентской живописи, то она не представляет в этом отношении единства. Если мы возьмем такие сюжеты, как «сцена оплакивания», «согдийские богини» в здании II или из помещения № 5 в здании I «три согдийские головки», то мы и здесь найдем наличие черт реалистического изображения.

  В меньшей мере можно говорить об этих чертах в изображениях дехкан с золотыми чашами в руках на стенных росписях помещения № 10 в здании I, хотя рисунок танцовщика в помещении № 10а выполнен явно реалистически. Иное впечатление производит живописная композиция на северной стене помещения № 7 в здании 11L Обратим внимание на нижний ряд, где даны фигуры сидящих мужчин. Здесь нельзя не усмотреть элементов условности и стилизации, которые получили такое широкое распространение в Иране и Средней Азии в произведениях таджикской и персидской миниатюры в эпоху феодализма. Характерно, что в культовых сценах, где каноничность изображений является обязательной, реалистические черты держатся дольше, даже в то время, как художник уже по-новому начинает изображать светские сцены.

  Известно, что искусство, в" частности живопись, является надстройкой, следовательно, с переменами в базисе и прежде всего в производственных отношениях должны произойти изменения и в идеологии, в сознании людей, правда, не сразу и не без борьбы. Вместе с падением рабовладельческого общества изменяется и соответствующее всему строю этого общества мировоззрение. Черты реалистического восприятия жизни были характерны для античности, в том числе и для среднеазиатской античности.

  При феодализме сознание людей резко меняется, реализм восприятия окружающего мира сменяется восприятием весьма ограниченным, резко определенным на Западе догмами христианства, на Востоке - ислама. Мир, природа, человек уходят из поля зрения, само стремление к знанию страшно ослабляется, богословская догматика вытесняет научное мышление, и место реальной природы, подлинного человека занимает их тень, их условный знак. Вот почему и в изобразительном искусстве расцветает такой стиль изображения, который окружающую действительность (людей, животных, птиц и т. д.) передает в условном, искаженном виде. Конечно, весь этот процесс изменений в самом характере изображений у художников происходит медленно, так же как иногда очень медленно происходит и переход от одного общественного строя к другому, например от рабовладельческого к феодальному. Переход этот тянется иногда несколько столетий. Пянджикент VII-VIII веков как раз и переживал это переходное время.

  Естественно, что в сознании людей не все, чем жило старое рабовладельческое общество, ушло, так же как и новые черты феодального мировоззрения не везде и не во всем победили. Это переходное состояние сказалось и на пянджикентской живописи, в частности на светских сценах нижнего ряда в росписях на северной стене помещения № 7 в здании III. Здесь, конечно, мы не встретим ярко выраженной стилизации 4 и условности в изображении окружающего мира, как в таджикской или персидской миниатюре XIV-XVII веков.

  Однако элементы этой условности в стилизации бросаются в глаза в изображении позы, поворота тела, движения, жеста сидящих и стоящих фигур нижнего ряда на северной стене помещения № 7. Вглядываясь в эти фигуры, нельзя не вспомнить средневековой «персидской» миниатюры, так как трудно отрешиться от впечатления, что в пянджикентских стенных росписях на светские темы мы имеем истоки этой миниатюры.

Эти пянджикентские росписи VII-VIII веков и «персидская» миниатюра XIV-XVII веков по сути дела представляют разные звенья одной и той же линии развития. Корней «персидской» миниатюры незачем искать в Иране, в изобразительном искусстве персов, когда факты указывают с предельной ясностью, что происхождение ее связано со Средней Азией и, в частности, с Согдом - родиной таджикского и узбекского народов.

  В течение долгого времени буржуазная наука Запада и Америки отстаивала, да и сейчас отстаивает, тезис, горячо поддерживаемый националистическими кругами Ирана и Афганистана, что архитектура и изобразительное искусство Средней Азии в лучших своих произведениях есть искусство завозное. Они утверждают, что архитектурные памятники Самарканда, Бухары, Ургенча, Шахрисябза и других городов созданы мастерами, вывезенными по преимуществу из Ирана, и что сами народы Средней Азии - таджики и узбеки - ничего, кроме подражания, в культуру Востока не внесли.

  Это утверждение является не чем иным, как вопиющей исторической неправдой, клеветой на богатое прошлое народов Средней Азии, в частности таджиков. Чем больше работают советские археологи над изучением памятников прошлого, чем больше раскапывают они развалины давно погибших поселений и городов Средней Азии, тем большой попадает в их руки документов, говорящих о высокой и самобытной культуре ее народов. Теперь нельзя уже так беззастенчиво уверять, что в Средней Азии нет своей самобытной культуры: факты не только опровергают это, но в некоторых случаях переворачивают вопрос о приоритете в пользу среднеазиатских народов.

  Памятниками живописи античной и дофеодальной эпохи оказался богат не Иран, а Средняя Азия. Естественно, что и при решении вопроса о происхождении «персидской» миниатюры все аргументы складываются в пользу Средней Азии, как ее родины. В свете этих фактов нельзя не пересмотреть и самого термина «персидская» миниатюра. Нисколько не умаляя дарований и достижений персидского народа, мы все же должны говорить не только о персидской миниатюре, но и о таджикской и частично - узбекской. Так как огромное количество памятников миниатюры XV-XVII веков явно среднеазиатского происхождения.

  Так же, как с живописью, стоит вопрос и с домусульманской архитектурой в Средней Азии. Сейчас благодаря раскопкам в Пянджикенте мы имеем новые, не известные до сего времени архитектурные памятники из сырцового кирпича, созданные руками древне-таджикских мастеров. Пянджикентская архитектура VII-VIII веков носит монументальный характер, и если ее можно считать еще несколько примитивной с точки зрения техники, то с точки зрения художественных форм ее нужно признать проявлением высокого мастерства. По своим конструкциям, плану и формам она, не только не подражание, а весьма самобытное явление, причем, явление, заключающее в себе не только общие среднеазиатские черты, но и местные особенности.



Раздел: Древний Пянджикент

От: Noskov







Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться

« 10 легендарных пушекМетательное оружие чакра: Смерть на пальце »

Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Че Гевара без бороды
Городской пейзаж (Город)
Карета в движении. Иллюстрация к книге "Трое"
Дитя двух Наганов

Падение империи Наполеона III (Битва при Седане)



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне