Опубликовано: Апрель 25, 2011

Под прямым углом

  Когда археологи начали исследования в Геоксюрском оазисе, перед ними сразу же встали два вопроса: откуда геоксюрцы брали воду и куда эта вода исчезла. Чтобы ответить на них (и тем самым установить причину за­пустения оазиса), необходимо было реконструировать природную среду IV—III тысячелетий до н. э. Но, такую работу мог выполнить лишь специалист, которого, в то время в XIV отряде ЮТАКЭ еще не было. Только в 1960 г. в отряде появился палеогеограф — Г. Н. Лисицы­на, о которой мы уже упоминали на страницах этой книги. Свою работу в Геоксюрском оазисе она начала с объезда всей его территории. О том, что геоксюрские поселения располагались в древней дельте Теджена, знали и раньше, но дело в том, что сухие русла Теджена, но, заполненные речными наносами, а сверху занесен­ные песками, были совершенно незаметны, за исключе­нием русла того протока, на котором стояло Акча-депе. Впрочем, нужно учитывать, что, когда мы пишем «но заметны», «виден» и прочее в том, же роде, имеется в виду состояние этой территории в конце 1950 — начале 1960 г., т. е. до проведения Каракумского капала и совре­менной распашки.

 Терракотовая статуэтка богини плодородия с календарем (?) на бедрах. Ялангач-депе. Энеолит

 Терракотовая статуэтка богини плодородия с календарем (?) на бедрах. Ялангач-депе. Энеолит

 

Так как наземные обследования результатов не дали, было решено осмотреть территорию Геоксюрского оазиса с воздуха. В том же, 1960 г. Г. Н. Лисицына и В. М. Массон совершили облет всего оазиса. С самолета сразу стали видны древние русла дельты Теджена, не­различимые с земли. Но они просматривались лишь на отдельных участках и не давали полного представления о древней гидрографической сети.

Только аэрофотосъемка, проведенная в 1961 г., позво­лила получить достаточно полное представление о древ­ней дельте Теджена. Река, как уже упоминалось, начи­нала ветвиться на протоки южнее, чем сейчас. Одни из этих дельтовых рукавов уходил на северо-восток; именно на нем располагались Чонг-депе, Муллали, Геоксюр-7, Ялангач. На центральном протоке стояли Геоксюр-9, Айна-депе, Геоксюр-1; на западном — Акча-депе.

Анализ снимков показал, что в эпоху существования Геоксюрского оазиса действовали сначала одни, затем — другие протоки. Это объясняется, в частности, тем, что протоки Теджена быстро заполняются осадками и река вынуждена пробивать себе новые русла. Вот так же «блуждали» и дельтовые протоки Теджена несколько ты­сяч лет назад.

На рубеже IV—III тысячелетий до н. э. большая часть рукавов дельты пересохла, зато начали действо­вать некоторые новые протоки, правда, менее мощные, чем существовавшие прежде. Вначале ученые решили, что именно возникновение новых русел и было той един­ственной причиной, которая позволила двум поселени­ям — Геоксюру-1 и Чонг-депе — продлить свое существо­вание. Но последующие исследования показали, что ар­хеологи недооценивали геоксюрцев.

Зимой 1961/62 г., рассматривая (в который раз!) аэрофотоснимки, Г. Н. Лисицына обратила внимание на белое пятно, расположенное близ западной окраины Миллали-депе. Что-то и в конфигурации, и в располо­жении этого пятна насторожило исследователя. В са­мом деле, почему форма округлая и почему какая-то бе­лая линия тянется от пятна к темной линии сухого русла Теджена? Белая линия выглядела подозрительно пря­мо...

Что же это такое?.. Поле? Но почему оно круглое?.. Нет, древняя пашня неотличима от окружающей мест­ности... Бархан? Форма не та... Странно, что это за ли­ния... Тянется к сухому руслу... Сухому?

И тут молнией блеснула мысль: так ведь тогда-то, пять тысяч лет назад, русло не было сухим! Значит, это канал! А круглое белое пятно — водоем, может быть, искусственный?!

Все как будто бы говорило о том, что на фотоснимке запечатлено искусственное сооружение. Но проверить это, находясь в Москве, было невозможно, пришлось на­браться терпения и ждать до мая 1962 г. И вот экспе­диция у Муллали-депе.

В том самом месте, где на снимке виднелось белое пятно, заложили раскоп. Он показал, что тут был ис­кусственный водоем — один из древнейших прудов на земном шаре. Открытие обрадовало и одновременно ошеломило ученых, так как ломало уже сложившиеся представления о развитии ирригации.

Площадь пруда, вызвавшего такое волнение, невели­ка — всего 1 тыс. кв. м; глубина — 3,5 м; первоначаль­ный объем водоема — более 2,6 тыс. куб. м. Арык, иду­щий от реки к пруду, был неглубок — всего лишь метр. Во время паводка вода самотеком шла из Теджена в водоем. Когда же уровень воды в реке понижался, то вода из пруда не уходила, так как глубина арыка была меньшей, чем водоема, да и перекрыть эту канаву ничего не стоило. Количество воды в пруду, видимо, несколько менялось год от года, в зависимости от уровня паводко­вых вод в Теджене. Фрагменты керамики, найденные в водоеме, относятся к геоксюрскому периоду, но возмож­но, пруд был выкопан уже в конце предыдущего, ялангачского.

Это сооружение — незначительное, с нашей точки зре­ния,— было крупным техническим достижением для геоксюрцев. Во время летних засух пруд служил источ­ником питьевой воды и для людей и для скота и потом играл огромную роль в жизни Муллали-депе.

В том же, 1962 г. у Геоксюра-1 заложили траншею, которая пересекла русло, существовавшее в геоксюрский период. Оказалось, что этот естественный проток, после того как он пересох, был превращен в арык и продол­жал действовать уже как искусственное сооружение.

Итак, геоксюрцы, теснимые пустыней, перешли от пассивного использования паводковых вод к актив­ному. Они выкопали пруд, провели к нему арык, начали использовать высохшее русло как канал. Неужели жите­ли оазиса не додумались до постройки настоящих ка­налов?

— Не верится что-то в это, толковые они были ребя­та,— не раз повторял мне В. М. Массон весной 1963 г.,— должны быть у геоксюрцев настоящие оросительные ка­налы. Надо искать...

А Г. Н. Лисицына снова и снова изучала листы аэро­фотосъемки. Те самые фотографии, которые она, каза­лось, знала уже наизусть. И вот на одном из снимков, у Геоксюра-1, она обратила внимание на какие-то почти невидимые линии, идущие параллельно друг другу. Ка­налы? Сомнительно... А вдруг? И хотя в то, что это ка­налы, никто не верил, летом 1963 г. на том месте, где аэрофотосъемка показала едва заметные линии, были заложены траншеи.

Оказалось, что это каналы! Маленькие, примитивные, но самые настоящие каналы — древнейшие на террито­рии СССР. В Месопотамии орошаемое земледелие воз­никло раньше, чем на юге Туркмении: в Чога-Мами вскрыто русло оросительного канала VI тысячелетия до н. э. Но там известен лишь разрез русла, ибо в Дву­речье, на тех же местах, орошаемое земледелие сущест­вовало и в последующие эпохи. Старые каналы забра­сывались, заиливались, исчезали; эти участки перепахи­вали, там снова строились каналы — и так много раз. В Геоксюрском же оазисе, заброшенном жителями в на­чале III тысячелетия до н. э., в последующие времена, как уже говорилось, никто не жил. Поэтому ирригацион­ная сеть геоксюрцев сохранилась в своем первозданном виде.

Открытие на территории Геоксюрского оазиса кана­лов эпохи энеолита — выдающееся достижение ученых, участвующих в изучении прошлого Туркмении, и прежде всего Г. Н. Лисицыной.

Эти древнейшие каналы (их было три) отведены от одного из русел Теджена почти под прямым углом. С со­временной точки зрения это явно нерационально, но ведь каналы у Геоксюра — самые первые, так что требовать от ирригаторов оазиса технического совершенства было бы смешно. Ширина каналов (между отвалами) —5; 3,5 и 2,5 м; глубина — в среднем 1,2 м; берега крутые; про­тяженность каналов — 3 км, не считая отходящих от них арыков, выводивших воду непосредственно на поля. Вдоль каналов хорошо прослеживаются выбросы: геок­сюрцы внимательно следили за столь важными для них сооружениями и регулярно чистили их.

Глубина каналов на разных участках трассы была разной, так что вода шла по ним самотеком. У выхода из русла Теджена каналы были широкие и мелкие; дальше от реки они становились более узкими и глубо­кими; таким образом, их пропускная способность была примерно одинаковой на всем протяжении.

Характерно, что, сделав столь существенный шаг в развитии своего хозяйства, гарантирующий им относи­тельно устойчивые урожаи, геоксюрцы на всякий случай не забывали и богиню плодородия: в одном из каналов найдена женская статуэтка. Мол, техника — техникой, а пренебрегать помощью великой богини все-таки не следует...

Первая ирригационная система древних земледельцев Южного Туркменистана была построена, скорее всего, в конце ялангачского периода и действовала до тех пор, пока не прекратил свое существование Геоксюрский оазис. С помощью каналов у Геоксюра-1 орошалось при­мерно 50 га. Урожай ячменя с этой площади, по расче­там Г. Н. Лисицыной, мог прокормить с учетом продук­тов животноводства и охоты 1 —1,2 тыс. человек.

Древние земледельцы, жившие некогда в дельте Тед­жена, показали себя людьми стойкими и способными. Они освоили девственные земли, построили поселения с ори­гинальными оборонительными сооружениями, создали оросительную систему. Но устоять против пустыни не смогли: даже изобретение каналов лишь отсрочило ги­бель оазиса, но не спасло его. Сброс вод Теджена в его древнюю дельту сокращался с каждым годом, рукава пересыхали, травы выгорали, сохли тугаи; наступил, наконец, момент, когда жителям оазиса просто неоткуда уже было выводить воду на поля.

Причина роковых для древних земледельцев измене­ний крылась в том, пишет Г. Н. Лисицына, что дельта Теджена в течение последних тысячелетий мигрировала на северо-запад. Существенную роль в этом, несомненно, сыграли новейшие тектонические движения предгорных районов Туранской низменности.

Ирригационная система геоксюрцев была открыта в 1963 г., итоговая монография Г. Н. Лисицыной «Оро­шаемое земледелие эпохи энеолита на юге Туркмении» опубликована в 1965 г. Какие же новые данные получе­ны в последующие годы? Когда работа над книгой под­ходила к концу, я задал этот вопрос Гориславе Нико­лаевне.

— Никаких. Да новых данных по каналам и быть не может: вся территория бывшего Геоксюрского оазиса распахана под хлопок. Так что,— засмеялась Горислава Николаевна,— мои данные — первые и последние, прове­рить их уже нельзя...

Впрочем, проверять их и не надо: работы Г. Н. Ли­сицыной отличаются скрупулезной точностью. А то, что территория Геоксюрского оазиса вновь используется че­ловеком, совсем неплохо: земли здесь богатые, дают вы­сокие урожаи; почему они должны пустовать? А вот Геоксюр-1 надо бы сохранить как замечательный памят­ник культуры, может быть, превратить его в музей.

Итак, никакие усилия людей не могли спасти пере­сыхающий оазис. «На обреченные рощи и поля,— с не­свойственным ему пафосом пишет И. Н. Хлопин,— неумо­лимо надвигалась пустыня; все предвещало скорую и неизбежную гибель оазиса. Во имя продолжения своей жизни люди уходили, проклиная своих богов за отсут­ствие помощи от них и разбивая их изображения; ухо­дили, покидая столетиями обжитые места». Куда же ушли геоксюрцы?



Раздел: История и археология Южной Туркмении


От: Noskov







Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы


----------------------------



« Вернуться

« Броня для крылатой пехоты (ВДВ)Воины прошлого и рогатые шлемы »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Натюрморт
Бульвар
Двухстворчатая наружная дверь для виллы

Компас викингов



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне