Опубликовано: Апрель 10, 2011

Девять геоксюров

   Геоксюрская группа поселений - единственная, рас­положенная не в Прикопетдагской подгорной полосе, а в дельте относительно большой реки. В то время, когда существовали эти поселения, т. е. в IV - начале III ты­сячелетия до н. э., Теджен, несомненно, являлся намного более полноводной рекой, чем сейчас, так как его воды еще не разбирались в верховьях на орошение, а леса в горах и предгорьях не были уничтожены человеком. Вот на берегах непересыхающих протоков древней дель­ты Теджена и находились поселения Геоксюрского оази­са; Акча-депе располагалось, по предположению Г. Н. Лисицыной, скорее всего на острове, посреди пол­новодного западного рукава реки. Сама дельта находи­лась восточнее современной, а делиться на рукава река начинала южнее, чем сейчас.

Исследования, проведенные Г. Н. Лисицыной, позво­лили восстановить природную обстановку, в которой жи­ли обитатели Геоксюрского оазиса. Определение углей с геоксюрских поселений показало, что чаще других здесь встречался тополь, затем - в порядке убывания - карагач (вяз), тамарикс и клен. Сиорово-пыльцевой ана­лиз свидетельствует о том, что на берегах водоемов и протоков произрастали осоки, а на более сухих местах - злаки, полыни, представители семейства лебедовых и другие травянистые растения. Отпечатки тростниковых циновок на сырцовых кирпичах и полах, остатки трост­никовых корзин, найденные при раскопках, говорят о том, что тростник также был обычным растением в древ­ней дельте Теджена.

На основании всех этих данных мы можем сделать вывод, что вдоль протоков Теджена в энеолите про­израстали типичные тугайные леса, близкие по составу к современным, на старицах и пойменных озерах стеной поднимались тростники, тогда как более сухие участки Дельтовой равнины были заняты растительностью полу­пустыни.

Когда мы говорим о природных условиях в оазисах Средней Азии, нельзя забывать и о том, что летом в них на 2-3° прохладнее, чем в окружающей пустыне; влаж­ность утром и вечером выше на 16-23% (и даже днем - на 7_8%), а скорость ветра - на 30-40% меньше.

Как видите, в Геоксюрском оазисе условия для жизни человека были, несомненно, достаточно благоприят­ными.

Самое маленькое поселение, Дашлыджи, имело пло­щадь всего лишь 0,16 га, а высоту 2 м; самое большое, Геоксюр-1, этот своеобразный центр оазиса, раскинулось на площади около 12 га и на 10 м поднимается над ок­ружающей равниной. Остальные поселения по площади и толщине культурных слоев - занимали промежуточные положения между Дашлыджи и Геоксюром-1. Что касается размеров, то мы всегда должны учитывать, что на ряде поселений, в том числе и на Геоксюре-1, одновременно была обжита только часть холма, в то время как другая использовалась под кладбище.

Скорее всего, освоение древней дельты Теджена про­исходило в начале IV тысячелетия до н. э. пришельцами из центрального района подгорной полосы. Непрерывно растущему населению требовалось все больше и больше средств к существованию, площадь же, пригодная для посевов, была при том уровне техники - весьма ограниченной. Так в результате естественного прироста на­селения в Прикопетдагской подгорной полосе в пору Намазга I возник избыток населения. «Поскольку все пригодные для ведения земледельческого хозяйства мес­та были заняты, - пишет И. Н. Хлопин,- избыточной части населения нужно было искать новые районы для их освоения. Наиболее близким и подходящим местом была дельта Теджена, расположенная в 50 км восточнее подгорной полосы и, безусловно, известная тамошнему населению».

Исследования советских археологов показали, что • истории Геоксюрского оазиса может быть выделено три периода, которые были названы дашлыджинским, яламгачским и геоксюрским. Их соотношение с комплексами Намазги таково: И. Н. Хлопин в своей монографии «Геоксюрская груп­па поселений эпохи энеолита» дает такую схему истории поселений Геоксюрского оазиса. Освоение дельты Тедже­на началось с ее западной части; раньше всего возникли Дашлыджи, Акча-депе и Геоксюр-1, затем Ялангач, Дйна-депе и Геоксюр-7; в конце дашлыджинского пе­риода Дашлыджи-депе было заброшено.

В ялангачский период существовали: Геоксюр-1, Ялангач, Айна-депе (два последних заброшены в сере­дине этого периода); Акча-депе и Геоксюр-7 (оба пусте­ют в конце этого периода); Муллали, Геоксюр-9 и Чонг-депе (все основаны в середине этого периода).

В геоксюрский период существуют: Геоксюр-1, Мул­лали, Геоксюр-9 и Чонг-депе. Первыми, в самом начале этого периода, пустеют Муллали-депе и Геоксюр-9, за­тем забрасывается Геоксюр-1, а последним - Чонг-депе. Оазис существовал, видимо, в течение всего IV тысяче­летия до н. э. и покинут жителями на рубеже IV- III тысячелетий до и. э. или в первой четверти III тыся­челетия до н. э.

В дашлыджинский период геоксюрцы жили в одно­комнатных домах, в геоксюрский - в многокомнатных. Самое характерное для ялангачского периода, истории оазиса, полагает И. Н. Хлопин, - это наличие на поселе­ниях обводных стен с включенными в их периметр круг­лыми зданиями.

Но кроме зданий, встроенных в стены, имелись и другие круглые постройки (не связанные с линией укреп­лений). Такие здания (их наружный диаметр - 6-7 м) обнаружены на Ялангаче, Муллали, Акча-депе, Геоксюре-7. И. Н. Хлопин предполагает, что это были принад­лежащие всему поселку хозяйственные постройки, в ко­торых производился размол и хранение зерна.

Обводные стены были открыты в 1959 г. на Ялангаче, в I960 г.- На Муллали, в 1961 г. - на Айна-депе и Геоксюре-9, в 1963 г. - на Геоксюре-1. На Муллали вскрыто пять отрезков стены длиной 8, 5-10 м каждый при ширине 60 см; стена охватывает поселение с трех сторон и образует в плане неправильный многоугольник с выступающими по углам круглыми помещениями. Та­ких помещений, встроенных в стену (своего рода ба­шен), на Муллали раскопано пять, диаметром 3,1 - 3.8 м. На Ялангаче некоторые участки стены усилены изнутри контрфорсами. Изучение интерьера «башен» дает возможность предполагать, что они использовались как жилые помещения.

При взгляде на планы Ялангача и Муллали сразу же видишь, что круглые постройки сильно выступают за линию стен, напоминая этим крепостные башни будуще­го. И. Н. Хлопин, тщательно исследовавший оборони­тельные сооружения геоксюрских поселений, сделал по­пытку реконструкции раскопанных на них стен и башен. «Ограда,- пишет он,- была, по всей вероятности, та­кой высоты, которая при толщине в 50-60 см делала бы невозможной ее преодоление „сходу", то есть не ниже 2,5-3 м. „Башни" ни в коем случае не могли быть ниже стен; эти круглые помещения были, скорее всего, пере­крыты на высоте около 2 м, причем их крыши и исполь­зовались, надо полагать, как оборонительные площадки. На такой площадке для защиты обороняющихся людей возводился, очевидно, небольшой парапет, верхний край которого был на уровне верха стены».

Археологи полагают, что появление на поселениях геоксюрского оазиса круглых зданий - результат влия­ния убейдской культуры, существовавшей на юге Месо­потамии. Убейдцы были, видимо, шумерами или нрото-шумерами. Появление в Геоксюрском оазисе круглых зданий могло быть связано как с проникновением туда каких-то групп иноплеменного населения, так и просто с усилением контактов между племенами.

Для чего же, однако, жителям геоксюрских поселе­ний нужны были укрепления? Дело в том, что следов использования оборонительных сооружений по их пря­мому назначению нет. Поэтому приходится гадать, с ка­кой целью их соорудили. Если стены строились для защиты от животных, то зачем же тогда нужны башни? Если для защиты от людей, то почему стены ни на од­ном из поселений не имеют следов сражений, нападений, пожаров?

Интересно, что в круглой башне на Ялангаче найде­но около тридцати ядер из необожженной глины для пращи. «Сила удара такого ядра, выпущенного умелой рукой из пращи,- считает И. Н. Хлопин, - была доста­точной для нанесения тяжелого увечья». Возможно, это так, но все же, праща с ядрами из сырой глины представляется недостаточно надежным оружием и про­тив людей, и тем более против крупных хищников вро­де тигра или леопарда. В общем, цель возведения геоксюрцами стен с башнями до сих пор неясна.

Наибольшее число поселков, как уже говорилось, су­ществовало в ялангачский период; число их в геоксюрский уменьшилось с четырех до двух. Несомненно, одна­ко, что наивысшего взлета культура оазиса достигла именно в последний период своего существования. Вот как археологи характеризуют этот наиболее блестящий период истории Геоксюрского оазиса.

И. Н. Хлопни: «На смену ялангачской укреплен­ной деревне, состоявшей из однокомнатных домов, при­ходит поселок „протогородского типа - совокупность кварталов многокомнатных домов...».

В. И. Сарианиди: «Посуда украшается полихромными геометрическими орнаментами, в быту широко распространяются медные изделия. Наряду с одиночны­ми погребениями известны коллективные захоронения в специальных склепах - толосах. Усиливаются связи с областями Юго-Западного Ирана (в меньшей мере Месопотамии) вплоть до возможного проникновения от туда отдельных групп людей. Земледелие базируется на искусственном орошении (каналы)».

К оросительным каналам - величайшему достижению жителей Геоксюрского оазиса - мы еще вернемся, а по­ка остановимся на других сторонах хозяйства геоксюрцев. Его основой деятельностью было земледелие. На Муллали найдены зерна ячменя и пшеницы, причем первых в 30 раз боль­ше, чем вторых. Так как эти зерна неоднократно нахо­дили вместе, смешанными, это наводит на мысль, что древние земледельцы еще плохо отличали (или не отли­чали вообще) один злак от другого; возможно, и посевы у геоксюрцев были смешанными.

Поскольку кремневых вкладышей для составных сер­пов археологи находят немного, можно предположить, что их уже начинают вытеснять медные серпы. Много­численные находки утяжелителей для палок-копалок свидетельствуют об их повсеместном и активном приме­нении.

На территории Геоксюрского оазиса, полагает Г. Н. Лисицына, посев производился после спада павод­ковых вод. А так как паводок Теджена происходит в марте-апреле, то сеяли, скорее всего, в конце апреля - начале мая. Почва в это время сохраняет еще достаточ­но влаги, и разрыхлить ее палками-копалками не со­ставляет особого труда. В конце июня урожай уже поспевал. Если геоксюрцы додумались до того, что осенью можно вторично засевать свои ноля, то второй урожай они могли убирать в феврале - марте.

Зерно шло для приготовления каши и хлеба. Хлеб, видимо, выпекался в крупных кухонных очагах. Возмож­но, предполагает И. Н. Хлопин, из ячменя приготавли­вались слабоалкогольные напитки вроде пива или бузы.

Состав стада геоксюрцев ничем не отличался от состава стада на других древнеземледельческих посе­лениях. Так же как и в подгорной полосе, в нем преобладали овцы и козы. Определения костей, произведенные В. И. Цалкиным и А. И. Шевченко, показали, что у 7% особей - это мелкий рогатый скот, 14%-крупный рогатый скот, 5%-свиньи, 2%-собаки. Кроме того, Геоксюре-1 и Чонг-депе найдены кости верблюда.

 

Печь для обжига сосудов. Геоксюрский оазис. Энеолит

 Печь для обжига сосудов. Геоксюрский оазис. Энеолит

 

Нельзя не обратить внимания на следующее обстоятельство: если соотношение крупного и мелкого рогатого скота в дашлыджинский и ялангачский периоды колеб­лется от 1-3 до I-7, то в геоксюрский период разрыв увеличивается до 1-11. Это свидетельствует об иссуше­нии дельты Теджена и уменьшении запасов кормов. По­добные неблагоприятные изменения вынудили, видимо, геоксюрцев сократить количество крупного рогатого ско­та и отдать предпочтение овцам и козам, более приспо­собленным к условиям жизни в пустынном климате.

Домашние животные дают 80% костей, дикие - 20%. Среди добычи геоксюрских охотников преобладали джей­раны и куланы, но обнаружены также кости диких бара­нов и козлов (что, кстати говоря, свидетельствует об их более широком распространении в этих районах по срав­нению с настоящим временем). Из типичных обитателей тугаев геоксюрцы добывали оленей и кабанов; в незна­чительном количестве попадаются кости сайгаков, зайцев, лисиц и птиц.

Как и другие древние земледельцы Южного Туркменистана, геоксюрцы для изготовления орудий и оружий использовали кремень и другие породы камня, кость и медь. Возможно, что металлическое производство во все периоды существования оазиса было сосредоточено на Геоксюре-1, где найдены медные шлаки.

Геоксюрцы, видимо, изготовляли шерстяные ткани, которые в значительной мере вытеснили из обихода одежды из шкур. Правда, археологи не обнаружили ка­ких-либо частей от ткацкого станка, пусть даже самого примитивного, но это вовсе не отрицает его существова­ния: он мог быть целиком сделан из дерева, а деревян­ные предметы на юге Туркмении не сохраняются. Зато на Геоксюре-9 нашли нечто вроде современного вязаль­ного крючка.

Широко применялись в хозяйстве солома и тростник. Из соломы выделывались циновки; возможно, солому красили, а циновки украшали геометрическим орнамен­том, таким же, какой мы видим на сосудах. Тростник шел и на циновки, и на топливо, и на перекрытия по­мещений; молодые же побеги служили кормом для ско­та. Вполне возможно, что из тростника делались древки для стрел (такие стрелы известны, в частности, в Древ­нем Египте). В 1963 г. на Геоксюре-1 были обнаружены остатки корзины из тростника. Корзины могли служить и для хранения припасов, и для выноса земли при раз­личных работах, в том числе и при рытье каналов и арыков.

Не менее, а может быть, и более широко использо­валась в хозяйстве древесина. Из дерева делались пал­ки-копалки, ручки серпов, древки копий. Тополь шел преимущественно на перекрытия помещений, на топли­во; из него делались двери. Из вяза благодаря упру­гости его древесины могли изготавливаться луки и дере­вянные части повозок.

Любопытно, что угли тамарикса в значительном ко­личестве встречаются лишь в верхних слоях Чонг-депе, которые относятся к самому последнему периоду сущест­вования оазиса, когда уже явно ощущался острый недостаток воды. Видимо, пересыхание тедженской дельты повлекло за собой гибель тугаев. Дерева стало не хватать, и в дело пошел тамарикс, так как это засухоустойчивое растение может существовать в условиях, при которых другие виды деревьев погибают. Своего металла и камня в оазисе не было. Геоксюрцы получали и то и другое со стороны в обмен на товары, мраморовидный известняк и песчаник доставляли в Геоксюрский оазис, скорее всего, из подгорной полосы, полудрагоценные камни привозили, вероятно, из Хора­сана и Бадахшана, медь - из каких-то районов Север­ного Ирана. Но что геоксюрцы отдавали в обмен за медь и камень, мы не знаем.

Так жили и работали геоксюрцы. А когда они уми­рали, то их не хоронили просто так, под полом, как это мы видим на многих поселениях, а укладывали в спе­циальные погребальные камеры-толосы. Эти удивитель­ные сооружения, неизвестные дотоле на поселениях древ­них земледельцев Южного Туркменистана, открыл на Геоксюре-1 В. И. Сарианиди.



Раздел: История и археология Южной Туркмении


От: Noskov







Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы


----------------------------



« Вернуться

« Меч — душа самураяМеч Жуайёз: Священный клинок Франции »

Кубистическая композиция :: Суетин Николай
Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Художник над Витебском
Че Гевара без бороды
Москва: Девять веков войны

Великая Отечественная война. Жизнь и любовь Николая Васенина



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне