Опубликовано: Апрель 9, 2011

Археологический заповедник

В Южной Туркмении, между городами Теджен и Ма­ры, есть железнодорожная станция Геоксюр. Сама по себе она ничем не примечательна: несколько домиков в пустыне, а вокруг - такыры, невысокие барханы, чах­лая растительность и поразительные по реальности ми­ражи.

...Вот цепочка телеграфных столбов, висящая в воз­духе. Вдоль них - тоже по воздуху - движется ка­кая-то длинная черная змея: идет поезд. То тут, то там перед вашим взором вдруг возникают озера с лесисты­ми берегами. Когда начинаешь приближаться к ним, озера исчезают, как будто сменяется кадр в кинофиль­ме. Если вы посмотрите на юго-восток от станции, то можете увидеть странное и красивое зрелище: вдали, в воздухе, на небольшой высоте над землей висит ка­кая-то продолговатая, китообразная громадина.

Если вы любопытны и захотите узнать, что же это такое, можете сходить к висящему в воздухе «киту». Результат окажется неожиданным: при вашем прибли­жении плавающая над землей громадина опустится, вы поймете, что это не мираж, а огромный холм, одино­ко возвышающийся над пустынной равниной. Когда по­дойдете к нему, то сразу же заметите валяющиеся че­репки с красивым геометрическим орнаментом, и вам станет ясно, что этот холм представляет собой оплыв­шие руины древнего поселения.

Так выглядели окрестности станции Геоксюр и холм, давший ей свое имя, в 1959 г., когда мне пришлось по­бывать в этих местах в составе XIV отряда Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции


(ЮТАКЭ). Сейчас там все иначе: к югу от железной дороги прошел Каракумский канал, и ныне на месте пустыни раскинулись хлопковые поля.

Пять тысяч лет прошло с тех пор, как древние зем­ледельцы покинули Геоксюр и другие существовавшие здесь поселения. За прошедшие века нашествия и по­жары, фанатизм и беспощадное время уничтожили на нашей планете ценнейшие памятники культуры. Немно­гое дошло до нас нетронутым, и среди этого немного­го - Геоксюрский оазис (так назвали эту группу посе­лений археологи). Это уникальный археологический за­поведник: ведь после того как жители ушли из его по­селений, ничья рука не касалась покинутых жилищ, не чей плуг не перепахивал заброшенные поля.

Как называли древние земледельцы свои поселения, мы не знаем. Археологи же пронумеровали их и назвали геоксюрамн - по имени того огромного холма, ко­торый расположен у станции Геоксюр (кстати, «геок­сюр» в переводе на русский язык означает «зеленый длинный»). У некоторых памятников оказались и собственные имена, данные им местными жителями: Акча-депе, Ялангач-депе и др. Всего было обнаружено девять поселений, разбросанных на площади примерно 400 кв. км. Чтобы не путаться в этой системе двойных названий, приводим полный список поселений Геоксюр­ского оазиса.

 Схема расположения поселений в так называемом Геоксюрском оазисе

  Схема расположения поселений в так называемом Геоксюрском оазисе

На самом деле поселений было не девять, а гораздо больше, о чем свидетельствуют находки черепков со­судов на такырах, раскинувшихся к западу от Дашлыджи-депе. Там, прямо на серой такырной корке то и дело встречаются (во всяком случае, встречались еще до недавнего времени) скопления фрагментов керамики времени Намазга I. «По всей видимости - полагает И. Н. Хлопин, - это остатки отдельных домов, которые существовали недолго и в связи с этим не послужили ос­новой для искусственного холма - депе. Их присутствие свидетельствует, что в низовьях одного из рукавов тедженской дельты находилось несколько населенных пунк­тов...» Видимо, все они располагались на небольших островах среди водоемов, окруженных тростниками и тугаями. «Эти места и явились местом первоначального оседания пришельцев из подгорной полосы».

Из девяти геоксюров до войны были известны три, 1956-1959 гг. сотрудники XIV отряда ЮТАКЭ обна­ружили еще шесть депе. В исследованиях оазиса прини­мало участие немало ученых. Так, на Геоксюре-1 еще . 1939 г. побывал А. А. Марущенко, в 1950 г.-С. А. Ершов, в 1952 г.-Б. А. Куфтин. В 1956 г. XIV отряд ЮТАКЭ произвел детальное маршрутное обследование Геоксюрского оазиса. Небольшие раскопки на его по­селениях производили А. Аскаров, Ф. Ганялин, Д. Д. Дурдыев, А. А. .Марущенко. основные же работы проведены В. М. Массоном, В. И. Сарнаниди, И. Н. Хлопиным; палеогеографию оазиса тщательно исследовала Г. Н. Лисицына.

Степень изученности тех или иных памятников раз­лична. Так, Дашлыджн-депе раскопано И. Н. Хлопиным полностью, вскрыты все три строительных горизонта. Большие раскопки проводились на Ялангаче, Муллали, Акча-депе, Геоксюре-1; на других памятниках работы проведены в меньших масштабах.

На раскопках поселений древних земледельцев от ар­хеологов требовались огромное упорство, терпение, раз­носторонние знания, применение виртуозной техники и большая физическая выносливость. Прежде всего, не­сколько слов о технике раскопок.

Известно, что все постройки возводились древними земледельцами из необожженного кирпича. Когда дом приходил в негодность, его, как уже говорилось, раз­рушали, засыпали глиной, площадку выравнивали и ут­рамбовывали, после чего на этом месте строили новый дом. За прошедшие тысячелетия разрушенные, полураз­рушенные и заброшенные постройки, перемешанные с разным мусором, обломками изделий, черепками, золой, углем, костями Людей и животных, образовали настолько плотный слой, что его иногда невозможно копать лопа­той и приходится пускать в ход кирку. На первый взгляд весь этот культурный слой представляет однообразную, серую массу.

Меня заинтересовало, каким же образом в однооб­разных утрамбованных завалах можно определить, где стены домов и хозяйственных построек, а где уплотнен­ная масса мусора или просто глина?

Эта работа (ее долго не могли освоить археологи, некоторые так и не освоили) называется «искать стенки». Очень интересно было наблюдать, как В. М. Массон и И. Н. Хлопин обычными, кухонными ножами с деревянными рукоятками сантиметр за сантиметром расчищали стены построек. Там, где сохранились остатки штукатурки, отделять стены от завалов было легче. Таи же, где штукатурки не было, никак не удавалось уловить какие-либо различия между стеной и завалом. Как-то я даже усомнился:

Слушайте, друзья, а не сами ли вы выдумываете планировку? Режете глину в нужном направлении - вот и получается стена!

-Во-первых, не режем, а во-вторых, попробуй сам. Смотри, вот так! - и Игорь Николаевич, показав, как надо действовать, передал мне нож. Только ударяй вежливо, легонько...

Я стал осторожно бить по глине и сразу же почувст­вовал, где завал, а где стена. Вскоре, однако, я потерял ее. От напряжения заломило в голове - сказались не­опытность, отсутствие тренировки...

-А ты что думал,- с удовлетворением проговорил И. Н. Хлопин, забирая у меня нож,- лопатой, что ли, копают? Нет, дорогой, копать надо головой - иначе или стенку запорешь, или статуэтку разрежешь, как вот эту.

И он передал мне небольшого бычка из необожжен­ной глины, надвое рассеченного лопатой рабочего, копав­шего шурф. Надо же было геоксюрцам выделывать статуэтки из необожженной глины! Они явно «не учли» того, что их изделиями будут интересоваться четыре-пять тысяч лет спустя...

Постепенно, метр за метром, из-под завалов появ­лялись дома и улочки, очаги и дворики, возникала пла­нировка древнего поселения. Все было буднично, просто - и все-таки походило на чудо.

Сидя в уютной московской квартире, легко писать о том, как надо «искать стенки» и как перед взорами уче­ных «возникает планировка». Производить же раскопки в пустыне при тридцати пяти и сорокаградусной жаре - работа тяжелая, изнурительная, доводящая до полного изнеможения.

 

Когда из-за жары становится невмоготу, залезаешь под машину, в тень, и там отлеживаешься. Минут через десять-пятнадцать придешь в себя, выберешься из-под ма­шины - и тут тебя обдает таким зноем, что так и хо­чется вернуться обратно в тень. Однако дисциплина в отряде строгая, времени в обрез, а планы обширные. Деваться некуда: вылезай и иди в раскоп. В 11 -11.30 делали перерыв, пили зеленый чай, без которого трудно себе представить работу в пустыне, и снова брались за дело.

Приехав с раскопок, мылись теплой водой (хорошо, что была хоть такая), обедали, отдыхали; затем черти­ли, рисовали, писали, мыли керамику, фотографировали, упаковывали коллекции. Вечером ужинали и ложились спать. И хотя спали на открытом воздухе, сон был тя­желым, беспокойным: сказывалось переутомление. Ут­ром вставали вялые, разбитые, и все начиналось сна­чала...

Так шла работа на стационаре, но не легче прихо­дилось и в маршрутах. Хорошо запомнилось мне 30 мая 1959 г. В этот день В. М. Массон, шофер Ораз и я должны были отправиться в маршрут через весь оазис и еще раз осмотреть поселение Хапуз, которое открыли два года назад В. М. Массон и В. И. Сарнаниди. Оно еще не было даже по-настоящему обследовано.

Выйдя после обеда из школы, где мы размещались (дело происходило на 58-м разъезде Ашхабадской же­лезной дороги, расположенном недалеко от станции Геоксюр), я сразу же понял, что поездка наша, конечно, откладывается: песчаная буря разыгралась не на шутку.

Сильный северо-западный ветер нес из Каракумов тучи песка и пыли, совершенно скрывшие солнце. Пе­сок - везде. Им был насыщен воздух, он проникал под одежду, струйками бежал по земле, удивительно напо­миная поземку во время метели. Тесно прижавшись друг к другу, лежали верблюды. Овцы и козы жались к сте­нам домов. Согнувшись, с трудом брели люди. Все во­круг освещалось каким-то странным, желтоватым све­том; видимость не превышала ста метров. Казалось, и Речи не могло быть об отправлении в маршрут.

В дверях школы я столкнулся с выходившим оттуда М. Массоном. Равнодушно взглянув на свирепствующую бурю, он, как мне тогда показалось, ужасно легкомысленным тоном спросил:

-   Ты готов, можем ехать?

Мое лицо, видимо, достаточно ясно выразило всю гамму подобающих моменту чувств.

-  А чего время терять,- улыбнулось начальство,- садись в кабину, сейчас тронемся.

Так и не осознав до конца происходившего, я влез в просторную кабину ГАЗ-63 - и вот уже мы мчимся по такырам на юг сквозь тучи песка, под дикий аккомпа­немент ветра.

Вскоре я почувствовал даже некоторое удоволь­ствие от такой, как мне казалось, наглости: гнать по пустыне во время песчаной бури. И все же это скорее развлечение, чем работа, а вот нивелирование депе - об этом лучше и не вспоминать...

Как уже говорилось, юг Туркмении богат историче­скими памятниками. Действительно, минувшие столетия оставили их в таком изобилии, что каждый маршрут увеличивает список дотоле неизвестных древностей. Но, найдя памятник - его, как минимум, надо осмотреть, со­брать все, что лежит на поверхности («подъемку»), на­нести на карту и измерить.

Длина рейки - два метра. Чтобы измерить неболь­шой холмик, скажем метров 100x80, нужно нагнуться и распрямиться девяносто раз; при этом необходимо сле­дить за уровнем и записывать цифры в блокнот. Если нивелируешь одно депе - это небольшая, но полезная раз­минка; два - скучное занятие; три - тяжелая работа. После измерения четвертого перестаешь что-либо сооб­ражать, а после пятого - близок к потере сознания в прямом смысле слова.

Так вот, 4 июня 1959 г. мы пронивелировали пять депе. Работать начали утром при температуре примерно 20°, а закончили днем при 40^ жары. Да что я - наш шофер, туркмен Ораз, человек закаленный, выносливый, выдержанный, и тот едва держался на ногах. Настал, наконец, момент, когда силы покинули и неутомимого В. М. Массона...

Вот в таких условиях и работали археологи в Геок­сюрском оазисе. Но их силы, энергия, время были потра­чены не зря - результаты исследований оказались бле­стящими.
 
 
далее: 


Раздел: История и археология Южной Туркмении



От: Noskov,  








Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы



    « Вернуться

    « Такая простая булаваМеч — душа самурая »

    Кубистическая композиция :: Суетин Николай
    Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
    Купание красного коня
    Зима. Из цикла 'Времена года'
    Дед советского спецназа (Илья Старинов)

    Меч для героя (магия этого оружия)



    Картины Малевича
    Картины Шагала
    Лучшие исторические фильмы

    Топ 100 кино
    Павел Филонов
    Лучшие эротические триллеры
    Топ 100 лучших комедий 21 века
     
     
     Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне