Опубликовано: Март 1, 2016

Культура в Москве XVIII В.

Государственные преобразования начала века оказали огромное влияние на развитие системы образования как в России в целом, так и в Москве в частности. Существовавшие в России к началу реформ школы не могли удовлетворить потребности государства в грамотных исполнителях начинаний Петра. Школа Московского периода находилась в полной зависимости от церкви и носила общегуманитарный характер. Одной из ее важнейших задач было воспитание просвещенных православных подданных московского государя и защитников православия. Знаний, необходимых для государственной деятельности она почти не давала. Первые же шаги Петра, направленные на реформирование армии, государственного аппарата, создание флота развитие целого ряда отраслей промышленности выявили острую нехватку в специалистах в области горного дела, медицины, кораблестроения, навигации, фортификации и пр.

14 января 1701 г. был подписан указ о создании в Москве «Школы математицких и навигацких наук» (впоследствии она стала называться Навигацкой школой), которая разместилась в Сухаревской башне. Согласно указу, в школу должны были направляться дворянские недоросли. Школа просуществовала в Москве до 1715 г., после чего была переведена в Петербург, где на ее основе была создана Морская академия.

Вскоре после Навигацкой была открыта Артиллерийская (или «Пушкарская») школа для пушкарских детей. Располагалась она на Пушечном дворе. В школу принимались дети и «других чинов людей». В младших классах школы обучали основам грамоты, арифметики и геометрии, в старших инженерным наукам. Нехватка специалистах приводила к тому, что до старших классов доучивались немногие. Большая часть учеников через 12 года, после получения ими начальных знаний, забиралась на службу. Утилитарным задачам служила и открытая в то же время Инженерная школа, в которой преподавалась математика и фортификация.

Острая потребность русской армии в условиях Северной войны во врачах побудила правительство открыть в 1707 г. при Московском военном госпитале во главе с Николаем Бидлоо. Поскольку для обучения медицине требовалось знание латыни, в школу было переведено значительное число учащихся Славяно-Греко-Латинской (или Славяно-латинской) академии.

Активная внешняя политика русского государства, а также значительное расширение контактов с Западной Европой и нужды книгоиздания обусловили потребность в переводчиках. В 1703 г. лютеранский пастор Глюк открыл в Москве на Покровке школу для обучения русских юношей. Правительство решило использовать школу Глюка для обучения переводчиков. Первоначально планировалось, что в школе будет преподаваться общеобразовательный курс предметов, однако на практике дело свелось к обучению иностранным языкам, а также этикету, фехтованию, танцам и выездке лошадей. В 1710 г. школа Глюка была разделена на 4 школы немецкую, французскую, латинскую и шведскую. К 1715 г., ко времени, когда она была переведена в Петербург, продолжали работать только немецкая и французская школы. Однако сразу же после перевода в новую столицу и эти две школы были закрыты, а их преподаватели и ученики перешли в недавно открытую Морскую академию. В 171115 гг. школу возглавлял известный общественный деятель 8090-х гг. XVII в. справщик московского Печатного двора Федор Поликарпов.

В петровское время были предприняты первые шаги, направленные на организацию в России системы общедоступного начального образования. С 1714 г. правительство приступило к созданию так называемых цифирных школ, в которых могли обучаться выходцы из всех сословий, за исключением крестьян. В школах обучали началам грамоты и арифметики. Располагались они при крупных монастырях и архиерейских домах, за счет которых они и содержались. Попытка взвалить дело начального образования на плечи церкви привела к неудаче всего этого начинания. Церковь была менее всего заинтересована в этих школах, так как круг преподававшихся в них предметов не согласовывался с ее собственными нуждами. Кроме того, после обучения в цифирных школах дети духовенства забирались на службу солдатами, мастеровыми и т.п. и таким образом выходили из духовного сословия. Количество цифирных школ постоянно сокращалось и к середине 20-х гг. они исчезают. Взамен появляются сословные начальные школы: для детей духовенства семинарии, для солдатских детей гарнизонные и солдатские школы.

Созданная Петром система образования носила исключительно утилитарный характер. Программа школ того времени была направлена на быстрое обучение специалистов в тех областях, в которых наиболее остро нуждалось государство. Этим объясняется и относительная внесословность петровской школы. В созданных училищах могли учится дети различных сословных категорий. Тем не менее, к концу правления Петра заметны попытки придать школьной системе сословный характер. Так, в 1717 г. все ученики Инженерной школы из дворян были переведены вместе со школой в Петербург, а недворяне были отчислены и направлены служить в Инженерную роту.

Основной проблемой, с которой политика правительства в области просвещения столкнулась в 3040-х гг. было отсутствие в России общеобразовательных школ. Общеобразовательная школа была необходима, как фундамент всей системы образования. После учреждения в Петербурге в 1725 г. Академии наук встал вопрос о подготовке отечественных научных кадров. По сути, было необходимо выстроить с нуля основание пирамиды, вершиной которой являлась Академия. С этой целью в Петербурге были открыты академический университет и академическая гимназия, призванная готовить студентов для университета. В эти учебные заведения принимались как дворяне, так и разночинцы. Однако, гимназия не оправдала надежд, которые связывали с ней ее создатели. За первые 30 лет своего существования гимназия не подготовила для университета ни одного студента. Главной причиной этому явилось отсутствие в ней русской школы, которая могла бы дать учащимся начальные знания. Преподавание велось по-немецки с первого дня занятий, обучение родному языку в проекте гимназии даже не предполагалось. Неудивительно, что русские мальчики мало что понимали из преподаваемых им предметов. Ситуацию удалось выправить в конце 50-х гг., когда гимназию возглавили М.В.Ломоносов, С.П.Крашенинников и С.К.Котельников. По их инициативе в гимназии была создана начальная русская школа, что незамедлительно дало результаты. Однако, после смерти Ломоносова академическая гимназия подверглась настоящему разгрому со стороны реакционной части руководства Академии. К концу века ее роль сходит на нет.

Более успешными оказались шаги правительства, направленные на создание сословных общеобразовательных учреждений. Созданные в 30-е гг. закрытые дворянские учебные заведения Шляхетские корпуса, обеспечивали высокий по тем временам уровень общеобразовательной подготовки.

В Москве в 30-40-е гг. школ такого типа не было. В целом, в этот период в развитии школы в старой столице намечается застой. Созданные в это время Юнкерская при Сенатской конторе для дворянских детей и Архитектурная для детей разночинцев школы носили узко утилитарный характер. Первая из них была призвана подготовить молодого дворянина к государственной службе и обеспечить ему более быстрое продвижение по карьерной лестнице. Целью второй школы была подготовка квалифицированных специалистов, общеобразовательным предметам в ее программе уделялось мало внимания.

Возникновение в Москве полноценной и эффективной общеобразовательной школы относится к 50-м гг. XVIII в. и связано с деятельностью М.В.Ломоносова и созданием Московского университета. Ломоносов понимал, что без организации системы начального общего образования высшая школа и наука в России не сможет нормально развиваться. Он указывал на то, что университет без гимназии будет также бесполезен, как и «земля без семени». Для первоначальной подготовки будущих студентов, одновременно с Университетом в 1755 г. была открыта университетская гимназия.

Гимназия состояла из двух школ. В начальной русской школе преподавались основы грамоты, арифметики и геометрии. Далее для тех, кто хотел продолжить образование в Московском университете, следовала трехклассная латинская школа, где кроме латыни обучали стихосложению, основам логики и метафизики, арифметике и геометрии, истории, генеалогии и мифологии, «российскому стихосложению», а также начаткам греческого языка. Желающие могли также изучать французский или немецкий языки. Изучение латыни для будущих студентов было обязательным и необходимым, поскольку вплоть до начала XIX в. она сохраняла свое значение интернационального языка ученого мира. Те же, кто не хотел по окончании гимназии становится студентом, переводились в немецкую или французскую двуклассные школы, где помимо языков в полном объеме преподавались и общеобразовательные предметы. Гимназия была подчеркнуто светским учебным заведением. Закон Божий изучался только в младших классах, но и там ему отводилось незначительное количество часов. В целом, заложенная в ломоносовском «Регламенте московских гимназий» структура и программа общей начальной и средней школы органично вписывали ее в систему университетского образования и в значительной мере заполнила собой пробел в системе общего образования Москвы.

По первоначальным планам Ломоносова, гимназия при Московском университете должна была стать внесословным учебным заведением. Известно, что он настаивал на том, чтобы в гимназии было дозволено учиться даже детям крестьян, в том числе и крепостных. Однако в реальных условиях российской действительности того времени этот замысел был неосуществим. Под давлением правительства гимназия была разделена на два отделения: дворянскую и разночинную гимназии. Учебные программы той и другой гимназии были полностью идентичны. Различие было лишь в размере сумм, отпускаемых на их содержание.

Университетская гимназия быстро завоевала доверие москвичей. Уже через год после ее открытия число учащихся втрое превышало предполагавшееся первоначально. К концу столетия в ней обучалось свыше 1000 человек. В 1758 г. университет открыл аналогичную гимназию в Казани; среди ее учеников были выдающиеся литераторы, ученые и общественные деятели Г.Р.Державин, С.Т.Аксаков, И.И.Лобачевский.

Помимо университетских гимназий, дворянские дети получали общее образование в частных пансионах и у частных учителей. В 80-х гг. в Москве действовало 11 таких пансионов. Уровень образования в частных пансионах зачастую был крайне низок. В еще большей степени это относилось к домашнему обучению у гувернеров. В роли домашних учителей зачастую выступали проходимцы, как правило иностранцы, которые не могли, да и не хотели дать своим подопечным хотя бы самые элементарные знания. Яркие и злые образы подобных гувернеров широко представлены в русской литературе, достаточно вспомнить комедии Д.И.Фонвизина или «Капитанскую дочку» А.С.Пушкина. Положение усугублялось невысоким уровнем образованности родителей, которые были неразборчивы в выборе преподавателей для своих детей. В 70-е годы ходил анекдот про то, как один московский дворянин нанял для своих детей французского гувернера, а тот на поверку оказался чухонцем и научил своих учеников чухонскому вместо французского, причем наниматель ничего подозрительного не заметил. Домашнее образование у сомнительных учителей было одной из причин появления в России широкой прослойки полуобразованного дворянства, в существовании которой русские просветители видели одно из главных общественных зол. Для того, чтобы выправить ситуацию, правительство в 1787 г. ввело правило, по которому частным преподаванием могли заниматься только лица с университетским дипломом или прошедшие обязательную аттестацию комиссией, состоящей из преподавателей Московского университета (в Петербурге это были комиссии Академии наук и Главного училищного совета).

Центральным событием в истории развития просвещения в Москве в XVIII в., да и России в целом, было создание Московского университета. Главная заслуга в организации этого крупнейшего в России центра просвещения принадлежит М.В.Ломоносову. Как это уже упоминалось выше, академический университет в Петербурге не оправдал возложенных на него ожиданий. Он не смог в полной мере занять отведенное ему место центра подготовки русских научных кадров, что было связано прежде всего с отсутствием эффективной системы общего начального и среднего образования. Во второй половине 40-х гг. Ломоносов начал борьбу против немецкого засилия в Академии и за реорганизацию академических учебных заведений. Результатом этой борьбы стало принятие в 1747 г. нового устава Академии, который в значительной мере оздоровил ситуацию в главном научном центре России. Между тем, Ломоносов собирался пойти дальше. Он понимал, что нормальное развитие науки в России невозможно без создания самостоятельной и сильной высшей школы, открытой для широких слоев населения. Им было выдвинуто предложение о создании отдельного от Академии университета в Москве. Большую помощь в воплощении этой инициативы в жизнь оказал единомышленник и покровитель Ломоносова при дворе, один из фаворитов Елизаветы Петровны граф И.И.Шувалов, ставший впоследствии первым куратором Московского университета.

Ломоносовым был составлен «Проект Университета» в котором были основательно разработаны его организационная структура и программа. Университет был открыт в 1755 г. Первоначально он размещался у Воскресенских ворот, а впоследствии переехал в специально построенное для него по проекту Казакова здание на Моховой ул. Одним из важнейших отличий Московского университета от университета Академии было наличие в нем факультетов. Всего их было три философский, юридический и медицинский. Стоит отметить, что это был первый в Европе университет, в составе которого не было богословского факультета. Университет рассматривался, как исключительно светское учебное заведение.

Все без исключения студенты начинали учится на Философском факультете. Это было связано, с одной стороны, с относительно слабой дифференциацией наук в то время, а с другой в исключительно важной роли, которую играла философия в системе наук в докритическую эпоху. На Философском факультете читались курсы метафизики, логики, математики, механики, физики, экономики и «словесных наук». После 3-х лет обучения студенты могли продолжить обучение по одной из перечисленных специальностей, или же специализироваться по другим факультетам. Программа Юридического факультета в существенных чертах была схожа с современной. На Медицинском факультете, помимо собственно медицины, преподавали биологию и химию. При университете существовали обширная библиотека, лаборатории, обсерватория, анатомический театр, типография.

Поскольку университет являлся государственным учреждением, образование было бесплатным. 30 студентов находились на казенном содержании. Ломоносов при подготовке проекта университета особо подчеркивал, что он должен стать общедоступным внесословным центром просвещения. Университет должен был быть ориентирован прежде всего на средние слои общества, «разных чинов людей»; он мыслился прежде всего, как школа «для генерального обучения разночинцев». В то же время, Ломоносов предлагал разрешить доступ в университет представителям низших сословий, в том числе и крепостным крестьянам, однако в этом ему было решительно отказано. Тем не менее, несмотря на это, на протяжении всей второй половины XVIII в. университет оставался островком посреди абсолютистского феодально-бюрократического государства, где личные способности ценились подчас выше, нежели чины и сословная принадлежность. Показательно, что на протяжении первых 50 лет существования университета среди профессуры, костяк которой составляли его выпускники, было всего два потомственных дворянина (впрочем, следует отметить, что преподавательство не считалось престижным для дворянина занятием).

Среди первых выпускников и преподавателей университета было немало людей, составлявших лицо отечественной науки С.Е.Десницкий, И.А.Третьяков, Н.Н.Поповский, А.А.Борисов, Х.А.Чеботарев и др.

Университет оказал большое влияние на развитие низшего и среднего образования в Москве. Об университетских гимназиях в Москве и Казани мы уже упоминали. Поскольку Московский университет в первое время не пользовался большой популярностью у дворян, в 1776 г. по инициативе куратора университета поэта М.М.Хераскова был создан университетский Благородный пансион. Его учащиеся проходили гимназический и университетский курсы, но жили в закрытом пансионе за счет средств родителей. В 1783 г. Пансион был выделен из состава университета и получил административную и организационную самостоятельность. Среди выпускников Пансиона было немало выдающихся людей, оставивших яркий след в истории России В.А.Жуковский, А.С.Грибоедов, М.Ю.Лермонтов, декабристы М.П.Бестужев-Рюмин, П.Г.Каховский, Н.М.Муравьев, И.Д.Якушкин, кн. С.П.Трубецкой, Н.И.Тургенев, В.Ф.Раевский и многие другие.

Роль Московского университета в истории культурной жизни Москвы не исчерпывается его значением первого по значимости центра образования России. Вскоре после открытия университет занял место одного из важнейших центров общественной мысли и общественного просвещения. С ним так или иначе были связаны многие замечательные общественные деятели того времени, среди которых можно назвать С.Е.Десницкого, И.А.Третьякова, М.М.Хераскова, Н.И.Новикова и многих других. Университетская типография (первая светская типография в Москве), особенно в период ее аренды Н.И.Новиковым, существенно влияла на формирование вкусов и культурных запросов русского читающего общества. При университете издавалась самая популярная газета в России «Московские ведомости» (с 1757 г.). Университет сыграл большую роль в становлении профессионального театра в Москве, а также в развитии русской литературы.

В 80-х гг. правительство Екатерины II предпринимает серьезную попытку создания в России системы общедоступного начального образования. Разработанный Комиссией народных училищ во главе с сербским педагогом Ф.И.Янкович де Мереево Устав народных училищ (утвержден в 1786 г.) предусматривал создание в губернских городах Главных народных училищ, в уездных Малых училищ. Поскольку средств на проведение реформы было отпущено недостаточно, проект не был осуществлен полностью. Подавляющая часть открытых училищ находилась в столицах с губерниями. К началу XIX в. в Москве и Подмосковье было открыто в общей сложности 1 главное и 17 малых народных училищ. Несмотря на то, что правительство при создании училищ ориентировалось прежде всего на низшие слои купечества и мещан, в конце 80-х гг. подавляющее большинство учеников московских малых училищ составляли дворовые люди, что объясняется стремлением московских душевладельцев иметь при себе грамотную дворню. В 90-х гг., после того, как Павел начал «контрреформы» против начинаний Екатерины, училища потеряли даже то скудное содержание, которое им выделялось прежде. В этих условиях система начального образования, созданная Екатериной, начала быстро приходить в упадок.

Другим начинанием Екатерины в области просвещения было создание в 1764 г. в Москве и Петербурге Воспитательных домов для беспризорных сирот. Московский Воспитательный дом разместился на Солянке. Проект Воспитательных домов был составлен известным деятелем просвещения екатерининской эпохи И.И.Бецким. На разработанную им систему воспитания сильное влияние оказали педагогические идеи французских просветителей. Подопечные Воспитательного дома получали начальное образование, обучались ремеслу, а с 18 лет становились работными людьми московских мануфактур. Воспитанники Дома считались вольными людьми, они не могли перейти в крепостное состояние.

Во второй половине XVIII в. в Москве появляются не только дворянские, но и купеческие сословные учебные заведения. В 1779 г. было основано Коммерческое воспитательное училище для купеческих детей.
 
Ещё:
 

От: Фокин Андрей Константинович







Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться

« Исторические лицаРусские ученые и востоковеды »