Опубликовано: Ноябрь 30, 2015

Винтовки Первой мировой

В годы Первой мировой войны винтовки с ручным заряжанием были главным оружием пехоты. Именно от их качества и надёжности зависели как объёмы производства этого оружия, так и потери, наносимые им пехоте противника.

Бравый солдат Швейк

Фото: винтовка Мосина

Солдаты Австро-Венгрии — главного союзника Германии в Первой мировой войне — «имели на вооружении винтовку конструкции Фердинанда фон Манлихера образца 1895 года калибра 8 миллиметров. От всех других её отличал скользящий затвор, который при закрывании двигался прямо. Это повышало её скорострельность, но такой затвор был чувствительным к загрязнению. Заряжалась винтовка пачкой на пять патронов, которая вставлялась в коробчатый магазин сверху и выпадала оттуда после отстрела. По скорострельности она опережала многие другие винтовки «Великой войны», а её пуля обладала хорошим останавливающим действием. Не слишком длинная и не очень короткая, она была самой лёгкой среди всех прочих и меньше утомляла стрелка. Её приняли на вооружение Болгария, Греция и Югославия. Даже армия империи Цин имела на вооружении винтовки Манлихера, правда, более раннего образца, 1886 года, под патроны с дымным порохом! Ими же вооружался и чехословацкий корпус из военнопленных, который сражался в составе нашей армии против австрийских и германских войск.

Главное, за что эту винтовку ругали военные специалисты российской армии, — большое окно в ствольной коробке магазина, через которое в него могла набиваться пыль. На деле оказалось, что благодаря этому отверстию мусор и грязь, попавшие внутрь магазина, легко из него выпадали. В годы Второй мировой войны в битве под Москвой она использовалась обеими воюющими сторонами: и войсками вермахта, и частями ополчения, вооружёнными устаревшим оружием иностранных марок.

На 1000 ярдов!

Армия Великобритании имела на вооружении магазинную винтовку системы шотландца Джеймса Ли, которую делали на заводе в городе Энфилд, из-за чего её назвали «Ли-Энфилд», или SMLE — «короткая магазинная винтовка Ли-Энфилд». Действительно, она была короче всех других винтовок стран — участниц Первой мировой войны. Цевье и ствольная накладка закрывали у неё ствол до самого дульного среза. Затвор открывался поворотом рукоятки в его задней части, что было очень удобно для стрелка.

Тренированные солдаты делали из неё до 30 выстрелов в минуту, хотя нормой считалось 15. Приставной магазин на 10 патронов, в два раза больше, чем у других винтовок и карабинов, также прибавлял британским «томми» уверенности. Ведь можно было иметь несколько магазинов и быстро их менять! Неудивительно, что эта винтовка с успехом прошла две мировые войны и выпускалась в Австралии до 1955 года. Удивительно, но почему-то она была особенно меткой на расстоянии в 1000 ярдов (914,4 метра), хотя специально конструкторы к этому не стремились. Выпустили их в количестве 17 миллионов экземпляров, и эта цифра говорит о многом.

Любимая винтовка Луи Буссенара

Как известно, французский писатель Луи Буссенар самой лучшей винтовкой начала века считал германский маузер и написал об этом в своей книге «Капитан Сорви-голова». И действительно, винтовка, с которой пошли в бой германские солдаты в 1914 году, была удобной и надёжной. Она имела пистолетную шейку приклада, удобную для меткой стрельбы, магазин на пять патронов, не выступавший за габариты ложи, и затвор с рукояткой в задней части, что позволяло перезаряжать винтовку, не отрывая от плеча.

Выражение «Хочешь мира — готовься к войне» по-латыни звучит как Si vis pacem, para bellum. Два последних слова были выбраны Георгом Люгером в качестве названия своего пистолета, известного нам как парабеллум.

Винтовку отличали надёжность, неприхотливость и меткая стрельба. Из-за этого её приняли на вооружение армии многих стран мира, а в Испании выпускали серийно. Объёмы производства маузеров оказались настолько велики, что они распространилась по всему свету, в том числе в Китай и Коста-Рику.

Шесть патронов

Основным образцом стрелкового оружия итальянской пехоты времён Первой мировой войны стала винтовка Манлихе-ра — Каркано калибра 6,5 миллиметра, выпущенная одновременно с русской трёхлинейной винтовкой, в 1891 году. Правильнее было бы называть её винтовкой Паравиччини — Каркано, так как разработал её инженер Каркано, а приняла на вооружение комиссия под руководством генерала Паравиччини. Неотъемный коробчатый магазин вмещал шесть патронов в пачке, которая оставалась в магазине до израсходования всех патронов.

Итальянцы провоевали с ней обе мировые войны, точно так же, как и мы со своей трёхлинейкой. Более того, именно из этой винтовки — во всяком случае, так считается официально, — Ли Харви Освальд застрелил президента Кеннеди! Калибр у неё был меньше, чем у других винтовок, поэтому солдат мог взять с собой больше патронов. Шесть патронов в магазине также давали некоторое преимущество итальянским стрелкам. Однако эксперты сходятся во мнении, что итальянский 6,5-миллиметровый патрон был маломощным, а винтовка — сложной и недостаточно эффективной. В целом её относят к разряду посредственных, а вот итальянцам она почему-то нравилась.

Три линии — русский калибр Что касается русской трёхлинейной винтовки, то калибр в ней измерялся в старинной системе мер, в которой одна линия равнялась одной десятой дюйма — 2,54 миллиметра. Для новой винтовки было решено взять ствол от французской винтовки Лебеля, а калибр уменьшить с 8 до 7,62 миллиметра. Затем в октябре 1889 года в Россию был доставлен образец винтовки бельгийского фабриканта Леона Нагана.

Что касается капитана Мосина, то в декабре того же года он получил задание, звучавшее так: «Руководствуясь ружьём Нагана, проектировать ружьё пачечной системы (т.е. заряжавшееся патронами из «пачки» — обоймы) на 5 патронов, но применить в этом ружьё затвор своей системы». А дальше оба конструктора совершенствовали свои разработки, но винтовка капитана Мосина оказалась дешевле. А назвать её решили нейтрально: русская трёхлинейная винтовка образца 1891 года, ведь там были и русские, и французские, и бельгийские детали.

Эксперты отмечали, что наша винтовка 1891 года была чрезвычайно неприхотливым оружием, способным выдержать любые испытания, и не требовала особого ухода. Главных недостатка у неё было два. Первый — рукоятка затвора располагалась на ней посредине, из-за чего передёрнуть его, не отрывая от плеча, было невозможно. Второй — винтовку пристреливали вместе с игольчатым штыком, надетым на ствол. То есть штык на ней, чтобы метко стрелять, требовалось носить постоянно. Это утяжеляло оружие и мешало использовать винтовку в траншеях.

Из США России поставлялись винтовки Винчестера 1895 года под русский патрон, но они имели затвор, управлявшийся рычагом, которым пехотинцу пользоваться было очень неудобно. Зато у них был хороший клинковой штык!

Целься в грудь, маленький зуав, кричи «ура»!

Франция была первой страной мира, принявшей на вооружение винтовку Лебеля образца 1886 года калибра 8 миллиметров под патрон с бездымным порохом. Полковник Николя Лебель, начальник французской стрелковой школы, придумал к ней только пулю, но новая винтовка получила его имя, поскольку он руководил её войсковыми испытаниями. Особенностью этой винтовки стал подствольный трубчатый магазин на восемь патронов. Но заряжать приходилось по одному патрону, из-за чего скорострельность винтовки была ниже, чем других.

Винтовка была очень длинной, и потому дальнобойной, и имела очень длинный штык с Т-образным сечением клинка, поэтому была неудобной в окопах. Пришлось заменить её винтовкой Бертье образца 1907-1915 годов, но у неё был всего трехзарядный магазин, чего было явно недостаточно. Французскую пехоту долгое время готовили к штыковым атакам и так же, как и русскую, учили беречь патроны. Зуавы с криками «Ура!» бросались на германские пулемёты, причём одеты они были вплоть до 1915 года в синие мундиры и красные кепи и штаны.

Для армии микадо

В Японии использовали винтовку Арисаки образца 1905 года, или «тип 38». По сути это был гибрид винтовок Маузера и Манлихера под патрон калибра 6,5 миллиметра. Отдача этой винтовки была невелика, что облегчало её использование низкорослыми японскими солдатами. С клинковым штыком она весила примерно столько же, сколько и трёхлинейка. Но от клинкового штыка было больше вреда, чем от игольчатого штыка, хотя колотые раны и опаснее. Зато без штыка японская винтовка весила всего 3,5 килограмма. Центр тяжести японской пули был смещён к торцу, поэтому при попадании в живую ткань она крутилась и наносила рваные раны.

Все винтовки Первой мировой войны, таким образом, можно условно разделить на две группы: для штыкового удара — французский «Лебель» и русская трёхлинейка и для огневого боя — винтовки немцев, австрийцев, англичан и японцев, имевшие полупистолетную форму шейки приклада и рукоятку перезаряжания у затвора сзади. Поэтому они имели преимущество в скорострельности и выпускали больше пуль в минуту, чем их противники, и в итоге наносили им больший вред.

Журнал: Тайны 20-го века, №37 — сентябрь 2014 года
Рубрика: Оружейная лавка
Автор: Вячеслав Шпаковский

bagira.guru


От: NevzlinaT







Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться

« ГОРОДСКАЯ СТЕНА, ВОРОТА И БАШНЯ ( Развалины Неаполя-Скифского )Общественные сооружения и жилища »

Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Че Гевара без бороды
Сергей Дягилев и Леонид Мясин за столом
Поля.
Mercedes-Benz 600 Pullman

Орден Святой Анны



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне