Опубликовано: Ноябрь 24, 2015

Андрей Курбский, бросивший вызов самому Ивану Грозному

Князь Андрей Курбский давно уже считается родоначальником российского либерализма и основоположником движения диссидентов. Во всяком случае, «первым русским либералом» Курбского назвал ещё Добролюбов. Действительно, человек, бросивший вызов самому Ивану Грозному и дерзко клеймивший в своих посланиях венценосного тирана, не мог не вызвать уважение у наших «пламенных революционеров». Но был ли в действительности князь Курбский либералом и насколько он был последователен в своей борьбе с тиранией? Попробуем разобраться.

Предают самые близкие…


Фото: Андрей Курбский

Князь Андрей Михайлович Курбский родился в 1528 году. Он был Рюриковичем и происходил из рода удельных ярославских князей, которые владели селом Курба. Отсюда и их фамилия.

С Иваном Грозным Андрей Курбский был почти ровесником (царь был младше его всего на два года). С Грозным он был знаком с детства, вместе с Иваном Васильевичем Курбский ходил в поход на Казань, заседал в Избранной раде. Он пользовался полным доверием Ивана Грозного.

Поэтому для царя стало полной неожиданностью тайное бегство Курбского в 1564 году к польскому королю Сигизмунду II Августу (в то время Россия воевала с Речью Посполитой). Позднее выяснилось, что переговоры о переходе на сторону врага Курбский вёл с польским королём в течение полутора лет.

К королю Сигизмунду князь отправился не с пустыми руками — он прихватил дюжину сумок с деньгами и добром. Часть денег Курбский взял в долг незадолго до бегства у иноков Печёрского монастыря. Монастырь своих денег так и не дождался.

Кстати, не забыв взять с собой деньги и золото, Курбский оставил своё семейство — жену и единственного сына, хотя прекрасно знал, что Иван Грозный не помилует их. И действительно, царь отправил в заточение мать, супругу и сына Курбского.

А деньги, прихваченные с собой, у князя на границе отобрали ливонские немцы. Совсем как румынские пограничники, ограбившие Остапа Бендера при его попытке перебраться через Днестр. Потом Курбский жаловался на грабителей, но даже польский король не смог наказать ливонцев и вернуть отобранное у князя имущество.

Однако Курбский привёз в Польшу не только своё барахло. Он сдал полякам совершенно секретную информацию о ближайших политических и военных планах царя, а также всех тайных агентов русских из окружения польского царя. А знал Курбский немало — накануне своего бегства к врагу он был главнокомандующим русскими войсками в Ливонии.

Король Сигизмунд щедро наградил предателя. Ему были пожалованы сёла, поместья на Волыни и город Ковель с прилежащими территориями.

И вот бывший главнокомандующий русскими войсками на следующий год повёл 15-тысячный отряд поляков на Великие Луки. Возглавляемые им войска сожгли и разграбили не только русские сёла, но и несколько православных монастырей.

А после того как отгремели последние выстрелы Ливонской войны, Курбский отправился в пожалованные ему владения.

Перво-наперво он «наехал» на проживавших в пожалованных ему владениях евреев-ростовщиков: потребовал от них денег, а когда евреи отказались платить, Курбский приказал вырыть во дворе Ковельского замка яму. В неё посадили связанных ростовщиков, залили яму водой и выпустили туда корзину пиявок.

Евреи пожаловались на произвол «либерала» самому польскому королю. Князю-«рэкетиру» разъяснили, что так себя вести нельзя, и намекнули, что в случае повторения подобных поступков король может и забрать пожалованные Курбскому земли.

Впрочем, князь так и не унялся, о чём свидетельствуют польские архивные документы о постоянных стычках с соседями-панами, захвате силой их имений. Дело дошло до того, что в 1569 году на коронном сейме в Люблине обиженные Курбским волынские магнаты слёзно жаловались польскому королю Сигизмунду Августу на притеснения, которое они терпят от князя, и требовали, чтобы у него были конфискованы имения, ранее ему данные. Однако Сигизмунд Август отказался удовлетворить их жалобы.

Иван Грозный велел разобрать кремль города Мышкин и сплавить бревна по Волге. Там из них была собрана крепость, ставшая плацдармом для взятия Казани.

Князь же Курбский так говорит об этом: «ненавистные и лукавые суседи прекаждаху ми дело сие, лакомством и завистию движими, хотяще ми выдрати данное ми именье з ласки королевския на препитание, не только оьъяти и поперети хотяще многия ради зависти, но и крови моей насытися желающеы».

Почувствовав себя полным хозяином тамошних земель, Курбский, присвоивший себе титул «князя Ярославского», начал настоящую войну с соседями. Дело порой доходило до применения не только холодного оружия, но и пушек.

Так, в ноябре 1569 года вооружённые холопы Курбского сошлись в жестокой сечи с отрядом пана Матвея Рудомина. В бою было много убитых и раненых. В августе следующего года вспыхнула «малая война» Курбского с воеводой брацлавским, князем Вишневецким. Магнаты никак не могли определить границы своих владений. Дело опять дошло до стрельбы и кровопролития.

Дела семейные

Здесь же в Польше Курбский женился на богатой вдове Марии Юрьевне Козинской, урождённой княжне Гольшанской. Невесту князю сосватал сам король. В приданое Мария Козинская принесла Курбскому не только двоих сыновей и дочь от первого брака, но и многочисленные имения на Волыни.

Отношения между супругами, однако, не заладились. Вскоре супруга Курбского обратилась с жалобой к польскому королю на побои и даже на «посягательство на её жизнь». Дело в том, что князь захотел отобрать у жены её имущество, хотя в брачном контракте было записано, что каждый из супругов останется владельцем земель и ценностей, которые у них были до брака. После скандального бракоразводного судебного процесса в 1578 году Курбский развёлся со строптивой женой.

Затем князь вновь женился на небогатой волынской дворянке Александре Петровне Семашко. Похоже, что приключения и судебные тяжбы Курбскому уже изрядно поднадоели. Он жил с новой женой счастливо. От этого брака у него были дочь Марина и сын Дмитрий. Однако после смерти неугомонного «либерала» в 1583 году у его сына и вдовы отобрали имение, в том числе и город Ковель.

Голубая кровь Надежды Крупской

А теперь самое интересное. В польских документах князь значился под фамилией Крупский! Его сын Дмитрий принял католичество, и потомки князя-либерала служили в польской армии.

В 1656 году в бою под Великими Луками к русским попал в плен внук Андрея Курбского, шляхтич Каспар Крупский. В плену он перешёл в православие и остался на службе у царя Алексея Михайловича. Впрочем, буйный нрав деда прорезался и у его внука. Новообращённый потомок беглого князя спустя несколько лет убил жену, за что был сослан навечно в Сибирь. Там следы его затерялись.

На царскую службу позднее перешёл и его старший брат. Вот от него-то и ведёт свой род дворянская фамилия Крупских. Боевая подруга вождя пролетариата Надежда Крупская — одна из представительниц этой фамилии. Примечательно, что её отец, Константин Крупский, поручик царской армии, в своё время был членом Комитета русских офицеров, поддерживающих участников Польского восстания 1863 года. Как не поверить после этого в пословицу «Яблочко от яблоньки недалеко падает»?

Журнал: Тайны 20-го века, №13 — 25 ноября 2014 года
Рубрика: Необычный ракурс
Автор: Михаил Степанов

bagira.guru


От: NevzlinaT







Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться

« Архитектурные взглядыПшеница и ячмень в Триполье »

Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Че Гевара без бороды
Этажи
Натурщицы
Власть в будуаре - самые известные фавориты

Анастасия Скоропадская - Настя с булавой



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне