Опубликовано: Ноябрь 9, 2015

Бои за Ленинград. Подвиг сандружинницы

В 1941 году в боях за Ленинград в районе города Колпино ведись кровопролитные бои: немцы рвались к Ижорскому заводу, стратегически важному объекту. Колпинская блокада началась 29 августа. Хорошо подготовленные, имеющие большой опыт ведения боевых действий войска вермахта были остановлены за два километра от центра города добровольными формированиями из жителей Колпино и рабочих Ижорского завода. Ижорский завод под обстрелом и бомбёжками продолжал изготавливать для фронта оружие.

Целые семьи колпинцев пришли на передовую, в окопы, чтобы защищать свой город. Оружия не хватало, отец с сыном делили винтовку на двоих. Дочери, сёстры и жёны «ижорцев» становились медсёстрами, сандружинницами. Когда немцы узнали, что им противостоят рабочие и жители города, а не регулярные войска Красной армии, они вознегодовали. Фашисты постоянно взывали к сопротивляющимся, призывая сдаться и обещая сохранить им жизнь. А тех, кто будет упорствовать, немцы собирались повесить как партизан.

Девочка из Колпино

Женя Стасюк родилась в 1922 году в Колпино, на берегу реки Ижора. Маленькая хрупкая девушка с большими голубыми глазами и длинными тонкими ресницами — так писал о ней Николай Тихонов в рассказе «Мгновение». Женя училась в колпинской школе №402. На уроках военно-медицинской подготовки у неё лучше других получалось обрабатывать раны и накладывать бинты.

Вследствие серьёзной родовой травмы одна ножка у Жени стала развиваться медленнее и из-за этого была короче. Нередко ей приходилось слышать неприятную для девушки дразнилку «хромоножка». Женя подкладывала в ботинок толстую стельку, и её хромота была почти незаметной. Девушка очень стеснялась своего недуга, поэтому многие из развлечений, обычные для сверстниц, для неё были недоступны. А как ей хотелось со всеми ходить на танцы! Несмотря на силу духа, девушка росла слабенькой и по болезни осталась в 9-м классе на второй год. Поэтому школу Женя окончила в 18 лет и в 1940-м пошла работать на Ижорский завод.

«Эх, и маленькая же ты!»

12 августа 1941 года войска группы армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала фон Лееба с большими потерями прорвали Лужский рубеж и устремились к Ленинграду. 29 августа немцы были остановлены на подступах к Колпино добровольными отрядами «Ижорского батальона». Больших усилий стоило это «ижорцам». Почти двое суток длилась перестрелка, переходящая в ожесточённый рукопашный бой. Враг продолжал обстреливать город. Ижорский завод перешёл на казарменное положение, под бомбёжками снабжая фронт необходимым для борьбы с врагом.

Почти с самого начала войны Женя настойчиво обращалась в Колпинский районный комитет Российского общества Красного Креста с просьбой взять её на фронт, но каждый раз девушке отказывали, объясняя тем, что она непригодна к строевой службе ввиду своей инвалидности и не может бегать с носилками в звене. Днями Женя просиживала у дверей РОКК, и упорство взяло верх над строгостью. Её приняли на подготовительные курсы сандружинниц, выдали обмундирование и санитарную сумку. Вместе со всеми Женя прошла курс строевой подготовки и перевязки, получила значок ГСО («Готов к санитарной обороне»).

В своей школе, переоборудованной под госпиталь, Женя стала работать санитаркой. Нелегко было смотреть на истекающих кровью раненых: бывших школьников и рабочих Ижорского завода. Пальцы девушки совсем недавно были в чернилах, а теперь — в крови. Раненых поступало много, бойцы стонали и кричали от боли, медикаментов не хватало, обезболивающие кончились. Нередко Жене приходилось слышать от солдат слова: «Спасибо, родная!» или «Эх, и маленькая же ты!». Бойцы постарше называли её ласково сестричкой. В глубине души её радовали эти слова, но Женя рвалась на передовую.

Бой местного значения

В конце августа немцы возобновили наступление вдоль дороги Ленинград — Москва. 25 августа наши войска оставили станцию Любань. Шли тяжёлые, кровопролитные бои, 28 августа фашисты заняли населённые пункты Тосно, Саблино и Красный Бор.

На долю девушек-санитарок и санинструкторов в годы ВОВ пришлось 88% всех потерь медицинских сотрудников Красной армии. Немалый урон им наносили немецкие снайперы, специально охотившиеся на медиков.

В один из последних дней августа в райком колпинского Красного Креста обратился командир роты «ижорцев» Владимир Горбушин с просьбой подобрать ему замену получившей ранение санитарке. По счастливой случайности в этот момент из сандружинниц была только Женя, и руководитель райкома Е.Е. Смирнова предложила её кандидатуру.

Вот Стасюк, подойдёт? — Конечно, подойдёт, — ответил Горбушин.

Женю взяли на передовую линию санитаркой в помощь бойцам 289-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона. Конечно, девятнадцатилетней девушке, которая только год назад сидела за партой, было страшно на передовой. Вокруг гремели взрывы, от которых подкашивались колени и звенело в ушах, свистели пули, раненые солдаты стонали, истекая кровью, но она всем стремилась помочь. С её травмой Жене было непросто бегать по узким траншеям, и когда совсем не оставалось сил, девушка залезала в окоп, и подруги-сандружинницы притаскивали к ней раненых бойцов на перевязку.

Так было и в ночь с 3 на 4 сентября. Голодная, промокшая, в грязи от ползания по размокшим осенним лугам, Женя залезла в воронку и задремала от усталости на корточках, прислонившись головой к сырой земле воронки. Когда она проснулась, было уже темно. Находясь на дне воронки, девушка не могла видеть, что происходит наверху, но слышала странные звуки и тревожные разговоры затаившихся людей, из которых можно было понять, что немцы пошли в атаку и начался серьёзный бой.

Раненый солдат, которого санитарки притащили Жене на перевязку, сказал, что дела плохи: молодые необстрелянные бойцы под натиском врага отступают. Перевязав солдата, Женя взяла его автомат и высунула голову из воронки. Группа испуганных солдат бежала ей навстречу. Из их разговоров Женя поняла, что командир убит, немцев много и их не удержать. На мгновение в её голове пробежала мысль: «Как же так? Немцы беспрепятственно войдут в город, и все, что мне так дорого, будет уничтожено, раздавлено их грязными сапогами, убито».

Женя вылезла из окопа и неуверенно бросила вслед бегущим солдатам: — Что там такое? Куда же вы, товарищи? Охваченная восторгом отрешенности от всего земного, который возникает только в атаке, девушка закричала: — А ну давайте назад, мы же не можем пропустить этих гадов в наш город! Разворачивайся! — скомандовала она тонким, но сильным голосом, сама не понимая, что произносит. Испуганные солдаты с недоумением смотрели на эту маленькую, хромую девушку, которая с трудом стояла под тяжестью намокшей шинели, и, подчинившись её приказу, пошли за ней. Так Женя вернула всех поддавшихся панике бойцов на свои позиции.

В эту ночь создалась критическая ситуация, немцы могли перейти в наступление и занять наши позиции. Воинское соединение под командованием Жени Стасюк отбило несколько важных атак фашистов, благодаря чему положение на линии фронта под Красным Бором стабилизировалось. Наутро штаб по Жениному донесению прислал замену погибшему командиру.

Кто здесь командует? — спросил статный широкоплечий офицер, остановив взгляд на хрупкой бледной девушке.

Здесь командую я, — робко ответила Женя.

Утром 4 сентября немцы начали артобстрел. Под свист разрывающихся снарядов и осколков Женя ползала по раскисшим траншеям и воронкам, перевязывая бойцов, поднося патроны и ведя огонь. В тот день она погибла, заплатив своей жизнью за эту маленькую, но важную в обороне города победу.

Эпилог

У каждой колпинской сандружинницы была своя нелёгкая судьба, но Женя среди них стала легендой военного времени. На передовой Женя провела всего три дня. В один из этих дней она написала маме письмо: «…Сейчас находимся на передовой позиции… Мамочка, ты не расстраивайся, если же погибну, то погибну героем, ведь война без жертв не бывает. Постараюсь вернуться живой… Прощайте, мамочка!…». Это письмо мама Жени получила, когда дочери уже не было в живых.

Её короткая замечательная жизнь является историческим достоянием обороны Ленинграда времён Великой Отечественной войны. Многие сверстницы девушки в годы войны мечтали быть похожими на неё. Женя была не единственной, но первой.

В школе, где училась Женя, до войны находившейся в Высоком переулке, а позже на Стахановской, а сейчас находится дом творчества, есть мемориальная доска, информирующая нас о том, что во время Великой Отечественной здесь формировались отряды добровольцев «Ижорского батальона».

Прах большей части защитников Колпино покоится на территории Ижорского завода, у цеха №2. С февраля по май 1942 года погибших было так много, что не было возможности их хоронить. Трупы начинали разлагаться, возникла опасность эпидемии. Около 5,5 тысячи воинов и мирных жителей были кремированы в печах 6-го и 15-го цехов Ижорского завода.

Недалеко от Колпино, в, посёлке имени Тельмана, на Тверской улице у школы №2, есть братское захоронение воинов 55-й армии Ленинградского фронта, погибших в Великой Отечественной войне на ленинградской земле. Там среди многих фамилий героев на одной из мемориальных досок высечено имя Евгении Георгиевны Стасюк. Посмертно Женя была награждена орденом Ленина.

Журнал: Тайны 20-го века, №22 — июнь 2015 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Евгений Исакович

bagira.guru
категория: искусство войны


От: NevzlinaT







Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться

« Крымская война 1853-1856: Битва за проливыРазгром финской группировки в Карелии летом 1944г. »

Культуры раннего и развитого неолита на территории СССР
Че Гевара без бороды
Влюбленные у моста
Полотёр
Бои за Ленинград. Подвиг сандружинницы

Фламберг — пламенеющий клинок



Картины Малевича
Картины Шагала
Лучшие исторические фильмы

Топ 100 кино
Павел Филонов
Лучшие эротические триллеры
Топ 100 лучших комедий 21 века
 
 
 Лучшие фильмы о Великой Отечественной войне