Статьи  >>  Текстиль, ковры
От: marina51


Опубликовано: Октябрь 26, 2010

Работы крупнейшего эстонского мастера М. Адамсон

   В конце 50-х годов возникает машинное производство напольных ковров в литовском городке Лентварисе. Разрабатывая совместно с архитекторами узоры этих ковров, художники смогли существенно обогатить эстетическое звучание нового интерьера. Построенный на ритмах легкого незатейливого рисунка и выразительности чистых, локально окрашенных плоскостей, такой ковер становился важным элементом зональной организации внутреннего пространства. Примерно с тех лет уже можно говорить о разграничении функций и принципов декоративного решения напольных машинных ковров и настенных гобеленов ручной работы. В последних максимально подчеркиваются особенности индивидуальной манеры, своеобразие и богатство новых технических приемов.

Однако специфический язык жанра складывается постепенно, благодаря усилиям многих мастеров. Чтобы убедиться в этом, нужно проследить эволюцию гобелена, начиная с первых его шагов, относящихся к концу 50-х годов.

Работы крупнейшего эстонского мастера М. Адамсон «Таллинн» (варианты 1956 и 1958 гг.) и «Цветок папоротника» (1960) представляют собой первые страницы в новой истории советского гобелена и уже по одному этому имеют особую ценность. Отмеченные высоким профессиональным мастерством, оба варианта «Таллинна» воссоздают образ эстонской столицы тонко прорисованной графикой архитектурного ансамбля и гребнями морских волн, вниманием к отточенности деталей и целостности композиции, развернутой по вертикали. От традиционной ковровости осталась узенькая, слегка орнаментированная кайма-рамка. В то же время в приемах построения композиции есть много общего с европейским классическим гобеленом. «Цветок папоротника» - это уже новая декоративная форма, где основу художественного эффекта гобелена составляют особенности его факсовый гобелен привлекает прежде всего гармонией насыщенных цветовых сочетаний, сопоставлением волокон разной длины.

Первые прибалтийские гобелены

   В гобеленах Л. Эрм «Голуби» (1959) и «Лето» (1960), также созданных в новых техниках (непряденый пух, «рюу»), выявлена прежде всего специфика языка декоративного искусства: ритм узора, красота и цельность колорита, выразительность структуры и цвета пряжи.

Первые прибалтийские гобелены пробудили интерес к этому виду искусства и в других республиках. Они показали, насколько широки технические возможности, каким многообразным и оригинальным может быть эмоционально-образное содержание гобелена.

В первой половине 60-х годов появляется много работ экспериментального характера, своеобразных «проб», в которых видны поиски индивидуальной манеры отдельных мастеров. Но уже определяются основные тенденции развития. Многие художники отходят от бессюжетных орнаментальных гобеленов и переключаются на создание тематических работ большого общественного звучания. Сама тема в гобелене понимается теперь совсем иначе, чем в предшествующий период, да и средства ее раскрытия вырабатываются особые, соответствующие специфике этого жанра.

Наиболее последовательно и программно работают в гобелене мастера Прибалтики и РСФСР. Немалые достижения имеются и у художников Украины, Молдавии, Киргизии, Грузии.

На протяжении 60-х годов складываются определенные творческие направления, характеризующие прибалтийскую и русскую школы советского гобелена.

Для русских мастеров основным является общественная значимость содержания. Круг сюжетов прибалтийского гобелена, он включает в основном сказочно-поэтическую и темы, позволяющие углубиться в разработку специфического декоративного языка гобелена. К тому же художники Советской Прибалтики имели определенные традиции и навыки в этом жанре, в отличие от мастеров РСФСР, начинавших буквально на «пустом месте»? Все это сказалось на характере работ 60-х годов.

Плоскостное изображение музыкальных инструментов

   Эстонская художница Л. Эрм продолжала в своих гобеленах свойственную ее дарованию линию изысканно-тонких образных решений. В небольших по размерам вещах она варьирует тему весенней природы, поэтизируя и обогащая ее оригинальными композиционными и цветовыми находками, новыми техническими приемами. В структуру гобелена «Прогулка» (1967) она вводит металлические нити люрекса, делающие поверхность более нарядной. Но, пожалуй, наиболее цельным и совершенным по образному решению и богатству художественного языка был ее гобелен «Тишина» (1968), выполненный с большим артистизмом в традиционной технике плотного переплетения. Тонкие нити-струны, словно стекающие вниз, создают изысканно острую, рафинированную симфонию голубых, сиренево-фиолетовых и желтых тонов. Плоскостное изображение музыкальных инструментов и умелое распределение колористических пятен в гобелене способствуют связи со стеной.

Среди работ Э. Хансен в 60-е годы выделяется гобелен «Черные птицы» (1968). В декоративности орнаментально-условных и в то я е время реальных форм, в смелости контрастного сочетания черных силуэтов птиц и белого фона чувствуются народные истоки творчества этого крупного мастера. Излюбленная эстонскими мастерами техника «рюу» здесь удивительно точно выражает образный смысл гобелена: кажется, что птицы исполняют свой символический танец на белом пушистом снегу. Отталкиваясь от принципов народного искусства, Хансен приходит к современному стилю, в ее гобелене органично слиты новизна и традиция.

Много характерных черт, связанных с народными образами и традиционными приемами исполнения можно найти в полных изящества и тонкости композициях Э. Реэметс «Времена года» («Весна», «Лето», «Осень», «Зима», 1969- 1970, ткачество). Каждая из частей имеет свой особый образный и композиционный строй и одновременно учитывает характер всех четырех произведений.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Монументально-декоративный текстиль СССР (продолжение), ковры, гобеленыМногообразные возможности структурных разработок гобелена »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии