Статьи  >>  Советское декоративное искусство
От: marina51


Опубликовано: Октябрь 28, 2010

Ленинградская керамика СССР 60-х -70-х годов 20 века (прод.)

Поиск уникальной формы служил созданию базы качественного стандарта. Об этой задаче декоративного искусства говорил А. Б. Салтыков (в то время секретарь Союза художников СССР) в статье «Массовость и уникальность». Он подчеркивал, что показ нового на выставках необходим, но это только начало большого и длинного пути к производству.

И в этой отрасли декоративного искусства основная роль принадлежит теперь художнику-творцу, экспериментатору. Советское ювелирное искусство идет к ясности и логичности форм независимо от того материала, из которого сделана вещь. Подлинным эстетическим критерием оценки произведения становится его высокая художественность, выражаемая в неподражаемом мастерстве человеческих рук.

Такой же точки зрения придерживался и В. Ф. Марков, один из ленинградских художников, взявшихся за возрождение «грубой» керамики. В. Ф. Марков являлся непосредственным учителем многих ленинградских керамистов. Его штофы из фаянсовой массы с черной поливой, отмеченные почетным дипломом в Праге в 1962 году, разошлись огромными тиражами по всей стране и служили своего рода первыми керамическими сувенирами. А его большая декоративная ваза с пластическими прилепами, созданная в 1958 году, вошла во многие общественные интерьеры Москвы, Ленинграда и других городов, предвосхищая пластические поиски керамистов 70-годов.

С 1955 года курс композиции в ЛВХПУ вел В. С. Васильковский, позднее сам начавший заниматься керамикой (вазы «Лето» конца 50-х гг.; «Стадо», 1960). В 1962 году на Международной выставке керамики в Праге за декоративную композицию «Табун» В. Васильковский был награжден золотой медалью «за необычность композиционного и цветового решения и разнообразного применения техник» (шамот, сграффито, эмали).

Ансамбль представляет собой вазы простой цилиндрической формы, покрытые белой пузырчатой эмалью. Композиционно с вазами сочетаются лаконичные фигурки красных коней, расставленные между ними в ритмическом порядке как между стволами берез. Ансамбль «Табун» несколько вырывался из представлений о современном стиле, в нем угадывался прообраз новой керамики и в то же время он сохранял еще черты старого: фигурки коней, как и фигурки оленей в вазе «Стадо», выполнены все тем же упрощенным графическим способом.

Значительных успехов в начале 60-х годов достигает ленинградский керамист В. Цыганков. Его панно «Строители» (1962), получившее в Праге серебряную медаль, и панно «Птица» (1965), посланное на выставку в Женеву, по композиции и по рисунку еще несколько подражательны (польский плакат и графика), но по фактуре и цвету уже оригинальны. Этими работами можно датировать завершение «современного стиля» в керамике. В работах В. Цыганкова всегда присутствовало непреходящее качество, которое он продолжает развивать и поныне. Он, как и Л. Солодков, отдает много сил изобретению различных полив и глазурей.

В начале 60-х годов в Москве насчитывалось уже около сорока керамистов, в Ленинграде (помимо работающих в фарфоре) - около пятнадцати. Постепенно в керамику вступают скульпторы Г. Блюм, С. Минеева, К. Чернышева, Т. Зубова, Е. Сапронова. Расширился также круг скульпторов и живописцев, постоянно обращавшихся к грубой керамике. К названным уя е мастерам следует прибавать С. Вайнштейн-Мишурину, М. Пермяк, М. Кожину, а также Н. Жилинскую (связанных в те годы с фарфоровыми и фаянсовыми заводами), Д. Митлянского, Н. Богушевскую, Н. Богданову, Л. Ряхову, Г. Левицкую, Ю. Орехова, Ю. Нероду, А. Белашова, перешедшего к выполнению крупных работ, Г. Куприянова, А. Пологову и М. Житкову.

С середины 60-х годов начинается новый этап развития не только в области керамики, но и всего декоративного искусства. Первые проблески начавшихся и лежащих на поверхности перемен проступили в 1964 году на второй выставке «Советская Россия». В. Ольшевский выставил здесь плотные, как тумбы, шамотные вазы с залитыми наглухо горлами. Вазы впечатляли только своими объемами и фактурой, выполняя чисто декоративную роль. Так первоначально выявлялась идея чистой пластики, но окончательно функция вазы еще не перечеркивалась. Это сделали вскоре уже с полной откровенностью Б. Смирнов и В. Космачев.

В 1965-1966 годах ленинградский художник Б. А. Смирнов последовательно создает в керамике и стекле композиции под названием «Пара чая». Идею этой работы, рассчитанной не столько на эмоциональное, сколько на интеллектуальное восприятие, он развил затем в многообразных вариантах своего «Праздничного стола», выполненного из стекла к юбилейной выставке 1967 года. В обоих случаях утилитарная посуда программно переводилась в формы скульптурных изображений. Отсюда можно было извлечь по крайней мере две мысли, характерные для новых тенденций.

Во-первых, вещь, порвавшая со своим прямым назначением, превращалась в чисто декоративный предмет. Во-вторых, изображение, как средство, оттесненное в 50-х годах на второй план, возвращалось в декоративное искусство, захватывая конструкцию предмета, а не только его поверхность, в чем и выявлялась его специфическая декоративная предметность. Художники-керамисты, такие, как В. Космачев, Д. Мухина в Москве или Л. Шульгайте в Вильнюсе, сумели раньше других уловить пульс времени.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Ленинградская керамика СССР 50-х - начале 60-х годов 20 векаПоложение народных художественных промыслов в СССР в 40- 50-е годы »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии