Статьи  >>  Турсайты и полезности  >>  Северо-Восточный Китай
От: MilanaK


Опубликовано: Сентябрь 23, 2011

Маньчжурская равнина

Земледельческий пейзаж в долине реки Ляохе, ( Анучин 1948 )

Земледельческий пейзаж в долине реки Ляохе, ( Анучин 1948 )

Маньчжурская равнина - район, четко выраженный в рельефе. Его почти со всех сторон окружают горы. И сама равнина является областью погружения, с древнейших времен отличающейся платформенным режимом. В течение длительного периода эта область была местом, куда сносились громадные массы аллювия, что привело к нивелированию древней поверхности и образованию выравненного рельефа, где часто уклоны незаметны на глаз. На территории района встречаются мелкосопочники, увалистые формы рельефа, часты выходы молодых вулканических пород, главным образом базальтов.

В географической литературе обычно выделяют Центрально-Маньчжурскую и Южно-Маньчжурскую равнины. В таком выделении есть свой смысл. Первая из них дренируется р. Сунгари (с ее притоками) и принадлежит к бассейну Амура и Охотского моря, тогда как Южно-Маньчжурская равнина орошается р. Ляохэ, впадающей в Желтое море. Водораздел здесь приурочен к пологому и широкому валу, почти не выраженному в рельефе. Геоморфологически, да и геологически Маньчжурская равнина представляет один район, о чем и было в общих чертах сказано выше, в разделе «Основные черты устройства поверхности».

На поверхности Центрально-Маньчжурской равнины, по р. Тор между р. Нонни и Большим Хинганом, выделяются обширные солончаковые понижения; здесь обычны также значительные скопления песков, роль которых увеличивается к югу. Немалые площади заняты солончаками между Цицикаром и Харбином. Южнее преобладают содовые солончаки.

Ближе к горам - увалы, покрытые галькой сопки, среди которых широкими, плоскими днищами выделяются долины рек, берущих начало в горах, окружающих Центрально-Маньчжурскую равнину. Характерный участок для несколько пересеченного рельефа района представляет водораздельная перемычка между бассейнами Ляохэ и Сунгари, где пологие холмы и низкие увалы являются преобладающими элементами поверхности. В долинах многих рек, протекающих по Центрально-Маньчжурской равнине, обнажаются мощные скопления лёссовидных отложений, которые легко размываются, превращая реки в мутные потоки с громадным количеством взвешенных минеральных частиц.

Климат Центрально-Маньчжурской равнины характеризуется сухой, ветреной и морозной зимой и влажным, теплым и дождливым летом. Весна сухая и ветреная, осень же - сравнительно тихое время года с умеренными температурами и осадками, с обилием солнца и ясным небом. Впрочем, ясное небо и обилие солнца еше в большей мере характеризуют зимний сезон. Зима длится 4 месяца (с ноября по март), а вегетационный период продолжается с мая по сентябрь, когда настолько тепло, что вызревают, помимо обычных зерновых хлебов, такие теплолюбивые культуры, как кукуруза. Летом очень велика облачность, что при высоких температурах делает летние погоды трудно переносимыми для человека, не привыкшего к климату Восточной Азии.

Главнейшей рекой Центрально-Маньчжурской равнины является Сунгари. Начинается она на хр. Чанбайшань двумя истоками - Эрдаоцзян и Тоудаоцзян. Первый из них берет начало в кратерном озере Тяньчи главного вулкана Байтоушань. Длина Сунгари 1870 км, площадь бассейна 526 тыс. км2. Экономическое значение этой реки очень велико. Следует отметить, что оно усилилось после победы китайской революции, когда хозяйственные связи между Китаем и СССР сделались прочными и широкими. Сунгари связывает центральную часть северо-восточного Китая с бассейном Амура, т. е. с советским Дальним Востоком. Сунгари пользуется среди населения особою любовью и почитанием, с этой рекой связано много легенд и сказаний.

Картина оз. Тяньчи и кратера поразила Н. Г. Гарина, который пишет: «Картина, развернувшаяся перед нами, была поразительная, захватывающая, ошеломляющая. Там, внизу, на отвесной глубине полутора тысячи футов сверкало зеленое, версты на две, озеро... Как самый лучший изумруд, сверкало это зеленое прозрачное чудное озеро, все окруженное черными иззубренными замками или развалинами этих замков. Темные, закоптелые стены снизу поднимались отвесно вверх и причудливыми громадными иззубринами окружали кратер.

С этой высоты видно все, как на ладони. Здесь водораздел всех этих трех рек: к западу Амнока, к востоку Тумаиганга, к северу и северо-востоку Сунгари. Мне видны все овраги Амнока. Я уже видел их снизу, и все они сухие. Такие же овраги идут по направлению и к Тумангангу - тоже сухие.

Таким образом, вне сомнения, что истоки Туманганга и Амнока не имеют непосредственного сообщения с озером. Остается дело за истоками Сунгари» (1949, стр. 173-176). До г. Гирина Сунгари - горная река, пересекающая поперек многочисленные хребты Восточно-Маньчжурской горной системы. Она течет, образуя водопады, пороги, прорезает молодые базальтовые покровы и создает ущелья. У Гирина река выходит на Центрально-Маньчжурскую равнину, где скорость течения падает, река течет здесь в извилистом русле, подмывая рыхлые берега, дробясь на рукава, окаймляющие низменные заливные острова.

В среднем течении в Сунгари слева впадает многоводная Нонни, по длине превышающая Сунгари. Хотя Сунгари доступна для больших судов уже начиная с Гирина, все же действительно полноводной река становится только после впадения Нонни, когда глубины ее местами достигают 12 м.

Нонни берет начало в горах Большого Хингана и Ильхури-Алиня. Это большая и многоводная река, судоходство по которой начинается от г. Мэргень, а ниже Цицикара она уже доступна для больших сунгарийских пароходов. Выйдя из гор, Нонни течет по широкой межгорной долине, все расширяющейся к югу. Ниже Цицикара река имеет извилистое русло и обширную пойму, по обеим сторонам которой простираются опесчаненные и сложенные лёссовидными породами равнины. Русло Нонни в нижнем течении сопровождается цепью небольших озер, питаемых грунтовыми водами и разливами реки.

Южно-Маньчжурская равнина, орошаемая р. Ляохэ и ее многочисленными притоками, по гипсометрическому положению представляет собой низменность, незначительно поднятую над уровнем океана. По своему происхождению Южно-Маньчжурская равнина является аллювиальной, сложенной речными отложениями: песками, суглинистыми и лёссовидными осадками, имеющими широкое распространение. Равнина густо заселена, ее просторы почти сплошь заняты обработанными полями. У берегов же р. Ляохэ, затопляемых во время разливов, за полосой прибрежной растительности располагаются участками болота, солончаки и неудоби.

Климат Южно-Маньчжурской равнины в общих чертах сходен с климатом Центрально-Маньчжурской равнины, отличия же сводятся к следующему.

Зима на Южно-Маньчжурской равнине более мягкая, но все же холодная. Лето несколько более теплое. Так, в Харбине средняя января -20°, в Мукдене -13°, наименьшие из наблюдаемых температур в Харбине-41°, в Мукдене-33°. Средняя июльская в Мукдене почти на 2° выше, чем в Харбине, зато абсолютный максимум в Харбине выше (41°), чем в Мукдене (39°).

Осадков на Южно-Маньчжурской равнине выпадает несколько больше (на 100-120 мм в год), чем на Центрально-Маньчжурской равнине. Максимум осадков и в Харбине и в Мукдене приходится на лето (самый дождливый месяц и там и тут - июль), однако в Мукдене август и сентябрь в среднем значительно более дождливы, чем в Харбине, где удельный вес летних осадков в целом несколько выше, чем в Мукдене.

Весь сток Южно-Маньчжурской равнины направлен в Желтое море, главным образом через р. Ляохэ. Длина Ляохэ достигает 1350 км, а бассейн равен 255 тыс. км2. Истоки Ляохэ лежат в провинции Жэхэ и во Внутренней Монголии на Большом Хингане и нагорье Жэхэ. Здесь река начинается двумя крупными истоками: северный - Шара-Мурэн и южный - Ляохахэ. После их слияния, выше г. Кайлу, река получает название Силяохэ или Даляохэ, т. е. Великая Ляохэ.

Оба истока Ляохэ - реки Шара-Мурэн и Ляохахэ--выработали глубокие и узкие долины. Шара-Мурэн пропилила горы Большого Хингана, поэтому ее истоки лежат уже почти на краю Гобийского плоскогорья. Выше слияния, на склонах гор, обращенных к Центрально-Маньчжурской равнине, и на подгорных равнинах образовались громадные скопления песков, среди которых в широких долинах текут реки. У г. Шуан-ляо, лежащего при впадении в Ляохэ р. Синьляохэ (Синьхэ), начинается судоходный участок реки, которая становится многоводной.

Основная водная артерия - р. Ляохэ - течет в своих верховьях в низких, но хорошо очерченных берегах и имеет ширину до 200 м. В летние паводки ширина реки увеличивается до 300-400 м и вся пойма заливается водой. Уже в пределах Внутренней Монголии река несет мутную воду, насыщенную песком и илом, который в изобилии откладывается на берегах. На север от Ляохэ протекает Синьляохэ, по среднему и нижнему течению которой распространены значительные заболоченные площади. У подножья Хингана протянулась цепь котловинообразных понижений, куда с гор сносятся воды; здесь они застаиваются, образуя временные мелкие озерки и солончаки. На солончаках и озерах добывают соду.

Для равнины верхней Ляохэ характерны реки со слепым окончанием. Таковы Хорэн-Гол, Хобурин-Ара и др., которые в четвертичном прошлом были, конечно, притоками Ляохэ и Синьляохэ, но теперь потеряли с ними непосредственную гидрографическую связь, хотя гидрогеологически эта связь, возможно, сохранилась.

С севера район окаймляется водораздельной возвышенностью, по обе стороны которой расположены бассейны Нонни (р. Тор) и Ляохэ (р. Синьляохэ). На этой возвышенности видны мертвые долины, спускающиеся к Синьляохэ и четко выделяющиеся в рельефе. Дно их часто заболочено и покрыто лугами.

В. А. Анучин (1948) указывает, что в среднем течении, у г. Телин, средняя ширина р. Ляохэ 180-250 м, наибольшая- 400 м; глубины в меженное время достигают 1,5-2 м; средняя скорость 0,3-0,5 м/сек. В низовьях, у г. Инкоу, Ляохэ очень большая река; глубины здесь во время морского отлива 4,5-5 м, а во время прилива 12-13 м, ширина же достигает 2,5 км. В низовьях Ляохэ ограждается дамбами от затопления ее устьевой части, где от реки выведены каналы для орошения плантаций риса.

Судоходство по Ляохэ затрудняется из-за частых перекатов, мелей, резкой извилистости, перемены фарватера. Выносы Ляохэ, содержащие громадное количество минеральных частиц, создали бар у входа в реку со стороны моря и подводную дельту. Поэтому морские пароходы и теплоходы проходят здесь обычно в приливную воду до Инкоу, выше этого порта плавают плоскодонные речные суда. Верхняя пристань Чжэнцзянтунь (г. Шуанляо), куда доходят джонки, находится на расстоянии 828 км от Инкоу. Слева в Ляохэ в пределах Ляосийской равнины впадают реки Синьляохэ, Дунляохэ, Коцэхэ, Цинхэ и Хуньхэ (Лиляохэ), в долине которой расположены города Фушунь и Мукден. Справа в Ляохэ впадает Маланьхэ, Сяохэ, Синькайхэ.

В южной части Южно-Маньчжурской равнины, на запад от Ляохэ, с гор Жэхэ течет много рек, которые часто не доходят до Ляохэ и, растекаясь по равнине, вызывают заболачивание плоских долин, порою лишенных дренажа, где местами возникают неглубокие пресные озера.

Морфология южной части равнины говорит о блуждании нижнего отрезка Ляохэ, которая в прошлом, вероятно, зпа-дала в длинный залив, далеко вдающийся в сушу. Ныне в него несет воду только большая дельтовая протока Ляохэ - Цзяньхэ. В этот же залив впадают с запада Далинхэ и с севера Дунцзятай.

Об изменении низовьев Ляохэ можно судить по следующим фактам. Еще 200 лет назад г. Нючжуан лежал в устье Ляохэ, теперь он находится на расстоянии 40 км от берега моря и даже не на р. Ляохэ, которая протекает в 10 км западнее его. Затем устьевым городом оказался Тяньчжуантай. Но и он теперь удален па 10-12 км от моря и на 20 км от Инкоу. Это говорит о масштабах перемещения русла реки, гигантском нарастании дельты и сокращении моря, которое, судя по положению подводных наносов, будет отступать и в дальнейшем.

Ландшафт маньчжурских равнин кажется однообразным. Ровный горизонт почти не прерывается горами, только местами далекой синевой возникающими перед глазами путешественника. Всюду видны поля и небольшие китайские деревни, хутора, заимки. Но в действительности ландшафты равнин не однообразны и при внимательном их изучении легко выделить микроландшафтные участки, весьма оминающиеся друг от друга. В пойме Ляохэ, особенно в ее низовьях, большие площади заняты болотами, частично заросшими тростниками. На более высоких местах пашни и огороды кажутся нескончаемыми. Где-то далеко равнины окаймляются холмами, грядами или мелкосопочниками, сложенными коренными породами. Нередки песчаные массивы, они местами покрыты соснами, но местами оголены и тогда перевеваются ветрами. Пески угрожают деревням и полям, они есть и в окрестностях Мукдена. Китайцы в последние годы успешно борются с песками, засаживая их кустарниками и деревьями.

Севернее Харбина население более редкое, деревни попадаются реже и пашни не образуют сплошных массивов, как в долине Ляохэ. Зато обширные плодородные степи простираются на десятки километров и переходят на склоны гор, мягкие очертания которых видны на горизонте. На равнине блестят озерки, болотца. Местность становится все ниже и ниже и переходит в Нижне-Сунгарийскую равнину.

Там, где сохранились целинные участки, которых особенно много по окраинам равнин и по поймам больших рек, можно наблюдать дикорастущую растительность. По своему облику она сходна с даурскими степными формациями. Однако по мере движения на юг к северным видам прибавляются южные, свойственные северному Китаю.

На юг от Цицикара, на сухих солончаковых и песчаных урочищах можно видеть типичную растительность сухих степей - полыни, астрагалы и характерный монгольский злак - чий (дэрис), переносящий значительное засоление. Среди таких унылых ландшафтов на холмах и отрогах Большого Хингана наблюдаются заросли кустарников и деревьев лиственных пород - дуба, вяза, березы. Вдоль рек и озер видны заросли ив, особенно монгольской, вейника Лангсдорфа, тростника и камыша.

Повсеместно, где сохранились целинные пространства, на равнинах решительно господствует степная растительность, которая разнообразится сосновыми рощами на боровых песках или березовыми зарослями у населенных пунктов, где деревья охраняются жителями.

В степях Маньчжурской равнины можно встретить виды, характерные и для монгольских степей: проломник, касатик, прострел, лапчатку, кровохлебку, василек. На увлажняемых, несколько засоленных почвах обычны злаковые степи с вос-трецом и бескильницей. Эти два растения являются характерными. Поймы больших рек - Нонни, Сунгари, Ляохэ и их крупных притоков покрыты лугами, а также зарослями кустарников и уремными рощами, среди которых обычны ива, яблоня, вяз, тополь, шиповник, черемуха, крушина и др. Многие исследователи отмечали наличие гигантских кувшинок- цветов лотоса, находящего здесь северный предел своего распространения.

Б. В. Скворцов приводит описание растительности Маньчжурской равнины, где преобладают степные монгольские виды. Фоновыми растениями, образующими сплошные заросли, этот автор считает ковыль-волосатик, келерию тонкую, мятлик луговой, пырей-вострец, узколистную осоку, подмаренник, платикодон, эдельвейс обедненный, пижму, полынь белолистную и др. Из кустарников обычны монгольская ива, разнолистный орешник, сибирский абрикос, монгольский дуб. С апреля маньчжурская степь покрывается различными пестрыми цветами даурского и китайского прострелов, цветут многоразрядная лапчатка, даурская цимба-рия, фиалки, одноцветный ирис и молочай Палласа. В мае-июне цветут злаки: келерия, зубровка, мятлик, овсяница, пырей.

«В июне, в особенности в конце его, степь покрывается массою цветов. Тогда цветут дикая спаржа, щавель, смолевка, василистник, кровохлебка, люцерна, гигантский василек, даурский хаплофиллум с его букетами розово-красных цветов. В конце июля и начале августа степь покрывается раскидистыми кустами растопыренного горлеца или белыми шаровидными кустами лазурника или делается синей от крупноцветных колокольчиков, желтеет от миллионов мелких соцветий пижмы и подмаренника. Под Цицикаром степь нередко покрыта яркосиним крупноцветным шпорником. В августе и сентябре на степях много сложноцветных, а именно полыни, паздника, серпухи и др.» (Скворцов, 19316. стр. 83-84).

Часть равнины, прилегающей к верхнему течению р.Ляохэ, административно относится к Внутренней Монголии. Значительные пространства покрыты пятнами солончаков и песков. Здесь преобладает степной и полупустынный ландшафт. Климат района засушливый, осадков выпадает немного, а реки, текущие с Большого Хингана, несут мало воды, так как горы, окружающие равнину с запада, также сухи и безлесны.

Растительность и животный мир этой части Внутренней Монголии имеют переходные черты от сухих и пустынных степей, лежащих на Монгольском плоскогорье на запад от Большого Хингана, к биоформам маньчжурских равнин. В целом же здесь больше монголо-гобийских элементов, чем видов, характерных для Маньчжурской флористической области. Широкое развитие песчаных отложений, солончаков, где слепо оканчиваются немногочисленные реки, текущие с Большого Хингана, наличие в отдельных местах тяжелых глинистых почв, слабо покрытых растительностью, - все это делает ландшафт описываемого района сходным с ландшафтами тех частей Внутренней Монголии, которые лежат на запад от Большого Хингана. По мере удаления от этого хребта на восток и юго-восток - вниз по долине Ляохэ - появляются степи, приуроченные к каштановым почвам.

Степи Маньчжурской равнины ближе к горам переходят в лесостепь, что связано с рельефом и влиянием лесной растительности Восточно-Маньчжурской горной страны. Лесостепь северо-восточного Китая хотя и существовала издавна, но в значительной мере явление историческое - результат деятельности человека. Отметим, что в течение последних 20 лет участки лесостепи значительно выросли, так как японцы энергично уничтожали леса и это уничтожение начиналось обычно с нижних поясов.

Действительно, не видно никаких значительных физико-географических факторов, мешающих росту лесов в предгорных районах. Известно, что леса на значительных пространствах покрывают равнины между Амуром, Сунгари и Уссури.

Но и в прошлом лесостепь была переходным поясом между Восточно-Маньчжурскими горами и Маньчжурской равниной, где господствовали открытые степи с пойменными лесами и отдельными рощами. Этот пояс должен был быть сравнительно узким. Он окаймлял неровную извилистую границу лесов, в которых явно преобладали хвойные породы. Только по долинам длинными, неширокими лентами уходили урёмные лиственные леса с примесью одиночных хвойных деревьев.

В лесостепи, опоясывающей леса Восточно-Маньчжурских гор, Малого Хингана, а также, с некоторыми оговорками, леса Ильхури-Алиня и северной части Большого Хингана (его восточного склона), преобладают рощи и участки островных лесов, в которых обычны лиственные породы: дуб, клен, береза, осина, тополь, маньчжурский орех. Там, где первичная лесная растительность уничтожена человеком, в лесостепном поясе вырастают осина, береза и дуб, образующие густые участки или редколесье. По увлажненным долинам нередки вейииковые заросли, достигающие значительной высоты. В поймах, наряду с зарослями ивняка, над которыми возвышаются одинокие тополя, березы, яблони, обычна луговая растительность. Наиболее хорошие, сухие участки с легкими почвами, освободившиеся из-под леса, уже заняты пашнями с культурными растениями. Земледельческое преобразование исходной растительности сильнее всего сказалось на юге. На окраинах лесостепи уже можно видеть растительность, свойственную Забайкалью и особенно восточной Монголии. Степные виды представлены разнотравьем и злаками. Полоса лесостепи является рамкой Маньчжурской равнины, связующим поясом между ней и окаймляющими ее горами. Широкой, но не сплошной полосой от Мэргеня на Хайлунь и Харбин тянутся черноземные почвы, которые, может быть, следует лучше назвать черноземовидными, поскольку не доказано их полное соответствие с черноземами. Б. В. Скворцов указывает, что в восточных районах Хулинь мало вероятно наличие черноземов, ибо здесь следует ожидать распространения лугово-болотных типов, отличающихся обилием перегноя и большим плодородием.

Почвы равнин Дальнего Востока роднит с черноземами высокое содержание гумуса, что является следствием богатейшей дерновинной растительности (злаки, луговое разнотравье, полукустарнички), и наличие мощного гумусного горизонта. В литературе можно найти определение этих почв как черноземно-луговых, развивающихся в условиях значительной влажности.

Степные почвы равнин в значительной степени переработаны человеком. Грядковая система посевов, введение искусственных удобрений изменили строение почвенных горизонтов, их первичные свойства. Почвы эти, как правило, обладают значительной производительностью. Таковы темнокаштановыс почвы, наблюдающиеся на значительных пространствах Центрально-Маньчжурской равнины. В долине Нонни отмечаются светло-каштановые почвы, область распространения которых уходит на юг за р. Нонни и продолжается по долине Ляохэ. Основные массивы этих почв лежат на запад от Большого Хингана, где они слагают монгольские сухие степи. От Харбина до Чанчуня протянулся массив темносерых почв, пылеватых в сухом состоянии. Каштановые и темносерые почвы на юге переходят в светлые степные (аналоги наших сероземов).

М. Д. Глебов (1926) сомневается в правомочности выделения этих почв в самостоятельный тип и говорит, что, может быть, будущие исследования позволят расчленить сероземы на два комплекса: светло-каштановые почвы на севере и буроземы на юге. Сероземы присущи равнине Ляохэ, где они развиты на лёссовидных пылеватых отложениях; на севере они сменяются светлокаштановыми почвами на холмистом водоразделе Сунгари-Ляохэ.

Почвы в ряде мест сильно засолены, среди них в плоских понижениях рельефа встречаются солончаки и содовые озера. На западе равнин, в прихингаиской их части, нередки песчаные массивы, как правило, закрепленные степной растительностью и соснами.

Вследствие большой плотности населения и высокого процента обрабатываемой площади животный мир на равнинах весьма обеднен. Многие грызуны, некогда присущие степям Маньчжурии, совсем исчезли из пределов Центрально-Маньчжурской и Южно-Маньчжурской равнин. Сильно сократилось также количество хищников, из которых только серый волк и лисица смогли сохраниться рядом с большими городами и частыми деревнями. На западе, уже в районах, граничащих с Большим Хинганом, и в его степных предгорьях, можно наблюдать единственное крупное млекопитающее - антилопу дзерен.

В степях на целинных участках много грызунов - тушканчиков, сусликов, цокоров, полевок. Появление железных дорог, а также пароходного сообщения по рекам привело к широкому распространению вредного грызуна - серой крысы, которая ныне уже перешла Большой Хинган и появилась даже в бассейне оз. Буир-Нур и западнее его в Монгольской Народной Республике.

В кочевьях монголов крысы живут прямо в юртах. Серая крыса - влаголюбивый вид и в сухие степи пока не идет.

Из птиц наиболее характерна крупная дрофа - типичная степная птица, питающаяся семенами растений и в большом количестве уничтожающая насекомых, особенно саранчовых. Очень популярен монгольский жаворонок, которого китайские крестьяне, большие любители певчих птиц, держат в клетках. Обычна голубая сорока, распространение которой ограничено только Пиренейским полуостровом в Европе и Дальним Востоком (южнее Амура) в Азии (проникает также немного севернее Амура). На юге голубая сорока встречается в Китае до тропика Рака.

В степи северо-восточного Китая прилетает оригинальная центральноазиатская птица саджа, или копытка, - птица пустынных ландшафтов; она не избегает и степей, а в отдельные годы совершает большие перелеты в такие районы, которые ничем не напоминают пустыни. Стаи саджи быстро и с большим шумом пролетают на место кормежек или водопоев. На реках и болотах обычно можно видеть гнездящихся водоплавающих - различных уток и гусей.

Из домашних животных на равнинах распространены лошади, ослы, особенно мулы; крупного рогатого скота мало. Много свиней и мелкого рогатого' скота, который пасется на пастбищах в прихинганских равнинах и его степных предгорьях.

В северо-восточном Китае очень развито птицеводство. Крестьяне разводят кур, гусей и уток.

Ландшафты равнин более всего изменены человеком. Колонизация северо-восточных провинций в течение длительного времени происходила за счет беднейшего крестьянства провинций северного Китая. Китайские земледельцы принесли в Маньчжурию свое тонкое знание сельского хозяйства, трудовые навыки и большой опыт. Естественно, что китайские переселенцы оседали в районах, наиболее подходящих по своим природным условиям для земледелия. Такими районами по характеру рельефа, плодородию почв и климатическим условиям вегетационного периода оказались степи Центрально- и Южно-Маньчжурской равнин, из которых ландшафт последней был преобразован человеком гораздо раньше, чем ландшафт первой. Здесь сказалась близость южной Маньчжурии к северным густо населенным провинциям Китая, откуда и пришли переселенцы, пользуясь прибрежной полосой Шаньхайгуанского коридора.

Выше, в разделе о населении и хозяйстве, были приведены краткие сведения об основных земледельческих культурах, наиболее распространенных на Маньчжурской равнине. Здесь выделяются две группы культур - бобовые и зерновые, в распределении которых видна некоторая закономерность. Бобовые - соевые бобы, фасоль, горох - повсеместны, но наиболее обширны их посевы в районах Гирина и Чанчуня. Гаолян также культивируется повсеместно на равнинах, но больше всего его на Южно-Маньчжурской равнине, а также в районах Харбина. Пшеница же оказалась наиболее «зональной» культурой. Хотя ее посевы можно видеть на прибрежных низменностях Ляодуна и Ляохэ, но здесь этот злак мало заметен среди сплошных полей бобовых и гаоляна, и пшеница ни в коей мере не определяет сельскохозяйственного ландшафта южных равнин. Зато на Центрально-Маньчжурской равнине пшеничные поля очень часто создают основной фон. Пшеницы здесь больше, чем гаоляна, но несколько меньше, чем бобовых.

Учитывая преобладание этих двух культур, можно говорить о бобово-пшепичпом земледельческом ландшафте Центрально-Маньчжурской равнины, который особенно характерен для района, лежащего на север от железнодорожной линии Цицикар- Муданьцзян. Наиболее густое размещение посевов пшеницы наблюдается в районе Харбина.

На равнинах Ляохэ, помимо бобовых, гаоляна, кукурузы, можно видеть посевы мака, табака, клещевины, конопли, шелковицы, значительная площадь занята под огородами, есть также фруктовые сады.

Использование земли под сельское хозяйство на равнинах северо-восточного Китая в целом достигло высоких показателей, но по отдельным районам процент освоенных под земледелие площадей сильно колеблется. Большой процент использования пахотопригодных земель отмечается на низменности Ляохе, между тем как в бассейне Нонни и Сунгари еще много площадей, обладающих хорошим почвенным покровом, остаются необработанными. Земледельческое освоение равнин, сопровождающих Сунгари ниже Харбина, еще очень небольшое. Сельское хозяйство Маньчжурии при отсутствии техники и при наличии ручной и примитивной обработки земли не могло расти за счет расширения посевов в северных провинциях, поскольку климат здесь гораздо более, суров, чем на юге. Однако теперь здесь проводится большая работа по расширению производства сельского хозяйства и промышленности и в скором будущем смогут быть созданы предпосылки для успешного земледельческого освоения северных районов, где рельеф и плодородие почв позволят наладить посевы зерновых и бобовых.

Значительную роль в увеличении посевных площадей за счет пустующих земель сыграла земельная реформа, в результате которой безземельные крестьяне или крестьяне, имевшие ничтожные наделы, получили все возможности для обработки значительно больших участков.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Ляодунский полуостровМаньчжурская равнина (продолжение) »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии