Статьи  >>  Турсайты и полезности  >>  Северо-Восточный Китай
От: MilanaK


Опубликовано: Июль 15, 2011

Основные черты устройства поверхности рельефа северо-востока Китая (Большого и Малого Хингана, Жахэ и др.)

Обычно при характеристике рельефа той или иной страны говорят или пишут - горная или равнинная эта страна, какой тип рельефа является наиболее распространенным.

При географической характеристике северо-восточного Китая дать представление о рельефе в нескольких словах невозможно. Затруднительно определить, - горы или равнины являются преобладающими на этой территории. И те и другие широко представлены повсеместно, притом в их распространении нет четкой ни широтной, ни меридиональной закономерности.

На запад от Большого Хингана совсем нет низменностей, но приподнятые равнины занимают здесь большие пространства. На восток от этого хребта, наоборот, высокие равнины сравнительно ограничены, они окаймляют предгорья основных хребтов. Зато низменные равнины, лежащие на абсолютных уровнях 0-300 м, весьма распространены в центральной,, северо-восточной и южной частях района.

Маньчжурскую равнину со всех сторон окружают горы. Они разорваны только в двух местах: сравнительно узкой долиной нижнего течения р. Сунгари и широкой низменностью р. Ляохэ. Расположение горных систем можно сравнить с гигантской подковой, открытой к югу, где низменности имеют выход к Ляодунскому заливу Желтого моря. Выделяется уступ Большого Хингана, протянувшийся на сотни километров, с северо-востока на юго-запад. На севере Внутренней Монголии раскинулись широкие, высокие равнины Барги, которую иногда называют плоскогорьем, что не очень удачно. Орографически Барга представляет продолжение высоких равнин восточной части Монгольской Народной Республики. Абсолютные высоты Барги колеблются в пределах 500-700 м и несколько увеличиваются па востоке в предгорьях Хингана.

На юг от Барги местность более приподнята. Здесь, преобладают  волнистые  пустынные  равнины,  лежащие  на высотах 1000 и над ур. м. Равнины эти пересекаются разрушенными хребтами и вулканическими массивами с хорошо сохранившимися лавовыми потоками и конусами, обычная высота их 1300-1450 м. В отдельных массивах горы южной части Внутренней Монголии поднимаются до 1800 м.

Большой Хинган, который оканчивается, по В. А. Обручеву, у параллели 44°, представляет ясно выраженный уступ, большей частью с четкой водораздельной линией. Основная морфологическая особенность Большого Хингана заключается в резкой асимметрии. Монгольский его склон, некрутой я нерезко поднятый над высокими равнинами Монголии, представляет их приподнятое окаймление. Маньчжурский склон, наоборот, круто падает к долине Нонни, расположенной гораздо ниже Барги. Верхний пояс хребта, его водораздел, не имеет альпийских форм, ему присущи плосковершинность, мягкость форм и значительная ширина гребня. Наибольшая высота Большого Хингана-1749 м в истоках Халхин-Гола и 1958 м в истоках Хара-Усу и Хорту-Гола.

Южнее 44о Большой Хинган прорезается р. Шара-Мурэн (Силяохэ), принадлежащей к системе Ляохэ, и расплывается, вместо четко выраженного хребта, появляется целая система горных кряжей, массивов, волнистых плато с главным простиранием востоК.северо-восток; геологическая преемственность с Большим Хинганом все же сохраняется. Абсолютные высоты на этом участке достигают 1100-1300 м, в нескольких массивах горы поднимаются до 1700-1900 м.

Особенностью морфологии Хингана является также преобладание поперечных долин. На юге некоторые поперечные долины прорезают его до основания. Строение долин Большого Хингана причудливое и сложное; характерно отсутствие здесь больших монолитных межгорных депрессий, присущих Монгольскому Алтаю, Тянь-Шаню, Кунь-Луню. История Большого Хингана уходит в далекое прошлое. Еще в конце палеозоя здесь возникли складчатые движения, сопряженные с сильным проявлением гранитных интрузий. Позже хинганские структуры испытали влияние яньшанских (юра - мел) горообразовательных движений, оставаясь внутриплатформенным сооружением, зажатым между границами древних жестких глыб. Однако последовавшие затем альпийские нарушения создали современный рельеф хребта, подняв его над окружающими равнинами, в какой-то степени также поддавшимися молодым тектоническим силам.

Горная часть провинции Жэхэ покрыта сильно изрезанными горами, представляющими приподнятый край Монгольского плоскогорья. Однако значительная роль в современном рельефе этих гор принадлежит размывающей деятельности воды. Регрессивная эрозия захватила здесь значительные участки возвышенной окраины плоскогорья, создала на водоразделах размытые хребты, поднимающиеся на 1800-2000 м над ур. м. Истоки рек лежат на Монгольском плоскогорье. В результате большою падения рек к Великой Китайской равнине и Желтому морю углубление долин происходило быстро и энергично. Так возникли хребты Майшань и Пукэлин у Чэндэ.

Интересно указать на различия в геологическом развитии гор Жэхэ. Северная и западная части, примыкающие к Монгольскому плоскогорью, по существу являются деформированной его окраиной, испытавшей все тектонические подвижки, свойственные древним структурам Центральной Азии Южная же часть, примыкающая к побережью Ляодунского залива и к Пекинской равнине, была втянута в горообразовательный цикл тихоокеанской складчатости в период юра-мел и сильно поднята. Это вызвало большой размыв, пенепленизацию и общее снижение абсолютных высот. Но альпийский орогенез вновь поднял горы Жэхэ, омолодил их рельеф и предопределил по линии разломов мощные излияния базальтовых лав, снивелировавших рельеф. Базальтовые излияния и тектонические подвижки продолжались и в четвертичное время.

В горах заметны плоскости выравнивания, на юге же характерны скалистые альпийские формы, сочетающиеся с широкими продольными долинами. В южной, прибрежной части, где возрастает количество осадков, заметно сильное эрозионное расчленение, местами достигшее такой степени, что создаются бросовые земли с морщинистым рельефом

На севере Большой Хинган связан горами Чжизаго и Наннутэшань с хр. Ильхури-Алинь, являющимся водораздельным между бассейнами собственно Амура и Нонни. Ильхури-Алинь невысок, только на западе он имеет высоту 1200-900 м, средние же его высоты менее 900 м. Водораздельная линия этого хребта очень извилиста в связи с тем, что долины рек, стекающих в противоположные стороны, кулисообразно заходят на водораздел своими верховьями.

Некоторые исследователи считают Ильхури-Алинь отрогом Большого Хингана, далеко ответвляющимся от магистрального хребта. Он сложен допалеозойскими и нижнепалеозойскими толщами (гнейсы, граниты). Дальнейшие исследования уточнят место Ильхури-Алиня в системе североманьчжурских гор, но уже заранее можно сказать, что история его формирования, начиная с палеозоя, вряд ли может существенно отличаться от истории соседних сооружений, испытавших действие герцинской, тихоокеанской и альпийской складчатости.

В сторону Амура хребет падает коротким, крутым склоном, к бассейну Нонни он спускается более полого, образуя ряд длинных отрогов между притоками Нонни. Ильхури-Алинь из-за его таежности, скалистости трудно проходим и в целом плохо изучен. На юго-востоке Ильхури-Алинь сильно снижается и переходит в низкогорную область Сахалянского Хингана, где выделяется всхолмленный район Уюнь-Холдонгн, несущий ясные признаки молодых вулканических излияний. Здесь начинается система гор Малого Хингана (Доуссе-Алиня).

Для геоморфологии этого хребта характерны мягкие формы рельефа, даже вершины здесь большей частью имеют округлые очертания. На склонах нередки курумы - большие каменные грубообломочные осыпи, присущие Сибири и многим горным странам Центральной Азии.

Система Малого Хингана очень сложна. Здесь с трудом прослеживается господствующее простирание хребтов. В Советском Союзе эта система продолжается в Буреинском хребте, имеющем направление с северо-востока на юго-запад.

Такое направление присуще и горам Доуссе-Ллинь, однако наряду с этим видны и другие: меридиональное, по которому хребет уходит далеко на юг до долины Сунгари, и широтное, переходящее затем в северо-западное на водоразделе между бассейном собственно Амура и Сунгари. Помимо этих основных простираний, можно заметить еще много других направлений гор и хребтов, возникших в результате энергичного размыва и возвышающихся между многочисленными притоками Амура, Хуланьхэ и Сунгари и имеющих много местных названий.

Малому Хингану присущи дикие таежные ландшафты и он трудно проходим. Абсолютная высота его в общем небольшая - в среднем менее 400-600 м, отдельные вершины в Сунгарийском Хингане поднимаются выше - до 1124 и 1024 м. Системой Малого Хингана заканчивается гигантская крутая дуга двух Хинганов и Ильхури-Алиня между ними, окаймляющая северо-восточный Китай с запада л севера.

Самая обширная, сложная и разветвленная горная система раскинулась между границей с Кореей и равнинами Ляохэ и Сунгари. Здесь расположено много горных хребтов, господствующее направление которых легко прослеживается на всем их протяжении. Если отбросить направление отрогов и отдельные частные случаи, то простирание этой системы повсеместно с северо-востока на юго-запад. Начиная с Ляодунского полуострова и кончая водоразделом Уссури-Сунгари здесь громоздятся горы, связанные в хребты, и системы их. Недаром, характеризуя этот район, географы нередко говорят о Восточно-Маньчжурской горной стране или, что правильнее,- Маньчжурско-Корейской системе. Высочайший из хребтов - Чанбайшань достигает высоты 2744 м над ур. м. (гора Байтоушань, резко выделяющаяся среди других возвышенностей) .

В пределах Кореи горы продолжаются в виде высокого Амноккаиского нагорья, далее следуют Туманские горы с многими вершинами, превышающими 2000 м, но в северовосточном Китае таких высот больше нет. Так, хр. Инъэлин поднимается до высоты около 1500 м, а по окраинам высоты еще меньше. На Ляодунском полуострове самая высокая точка - гора Буюньшань - имеет высоту 1132 м. На северовосточном окончании Восточно-Маньчжурской горной страны протягивается сравнительно низкий хр. Надань-Хада-Алинь (806 м).

В фундаменте этих гор лежат весьма древние, в основном гранитные структуры, присущие и Корейскому и Шаньдунскому полуостровам. Однако современный рельеф предопределился новыми движениями в кайнозое, когда произошли крупные тектонические нарушения, создавшие предпосылки для выхода на дневную поверхность базальтовых лав, покрывших громадные пространства.

Особенностью морфологии Восточно-Маньчжурской горной страны является преобладание межгорных долин, параллельных хребтам. В основе развития таких долин лежат тектонические факторы, линии структурных депрессий, предопределивших строение гидрографической сети.

Несмотря па большое распространение гор в этой части Китая, значительную их высоту и влажность климата, здесь нет ни ледников, ни вечных снегов, почти не отмечено также явных следов древнего оледенения, которые наблюдались в горах Северной Кореи. Зато молодые вулканические явления сыграли важную роль в морфологии горного ландшафта.

Громадные потухшие вулканы, потоки лав, вулканические озера (кратерные и запрудные) широко распространены в Восточно-Маньчжурской горной стране.

Другим важным фактором, определяющим морфологию этой страны, является речная эрозия. Здесь развита густая и очень сильно разветвленная гидрографическая сеть. Реки текут в долинах, имеющих большое падение. Это приводит к усиленной эрозионной деятельности, что весьма сказалось на рельефе, испытавшем энергичное воздействие речных вед.

В рельефе горных сооружений северо-востока Китая заметны следующие закономерности.

1.    Господствующим простиранием большинства хребтов является северо-восточное. Так вытянулись Большой Хинган, частично Малый Хинган и почти все основные хребты Восточно-Маньчжурских гор. Такое простирание является следствием геологической истории края, определившей, как мы увидим ниже, положение основных макроформ. Другие простирания мало характерны и связаны главным образом или с разрушением основных оротектонических сооружений, или с эрозионным расчленением высоких плато.

2.    Абсолютные высоты гор нигде не превышают 2000 м, кроме одной вершины - Байтоушань в Восточно-Маньчжурских горах.

3.    Горы нигде не имеют современных ледников или вечного снега. Следы древнего оледенения ограничены небольшими участками. Во всяком случае, для выяснения этого вопроса неясные признаки бывших ледников в Большом Хингане еще требуют дополнительного изучения.

4.   Горы имеют развитые предгорья, падающие в сторону бассейнов Сунгари и Ляохэ. Эти предгорья в виде наклонных, волнистых и холмистых пересеченных равнин спускаются к плоским низменностям.

5.   На протяжении почти всей береговой линии, исключая низменности Ляохэ, горы близко подходят к морю, оставляя узкие полосы прибрежных низменных участков, как, например, Шаньхайгуанский коридор или побережья Ляодуна.

Следуя направлению основных горных сооружений, вытянулись аллювиальные равнины. Они также в целом простираются с северо-востока на юго-запад. Происхождение этих равнин тесно связано с горами. Продукты разрушения последних энергично сносились в межгорные котловины и отлагались тут в течение геологически длительного времени (см. ниже раздел «Реки и озера»).

В северо-восточном Китае выделяются шесть крупных равнин: Нижне-Сунгарийская, Центрально-Маньчжурская, Южно-Маньчжурская, Северо-Ханкайская, Варга и Гобийская. Последние две не являются аллювиальными образованиями и, как мы видели, лежат сравнительно высоко, особенно Гобийская. Первые четыре равнины по их высотному положению являются, по существу, низменностями. Так, Нижне-Сунгарийская равнина лежит большей частью на уровне 50-120 м над ур. м. Высоты многочисленных местных поднятий этой равнины доходят до 600 м (гора Уэргулишань 546 м, Этушань, или Гайцзи, 627 м и много других, более низких).

Центрально-Маньчжурская равнина также расположена низко, в пределах 120-250 м над ур. м., выше она постепенно переходит в предгорья. Таким образом, большая часть Центрально-Маньчжурской равнины относится к низменности. Эта обширная равнина нарушается местными поднятиями, однако они сравнительно немногочисленны, невысоки и в основном характерны для окраинных участков. Ширина равнины местами доходит до 400 км. В таких случаях перед глазами путешественника возникает плоскость, постепенно сливающаяся с горизонтом. Местами видны заболоченные участки и небольшие озерки, приуроченные, как правило, к долинам крупных рек.

Центрально-Маньчжурская равнина на юге отделена от Южно-Маньчжурской низменности невысоким, но широким валом, являющимся водоразделом между бассейнами р. Ляохэ и р. Сунгари. Этот вал плохо выражен в рельефе, он плоский, и железные дороги без труда его пересекают - от Байчэна (Таоаня) на юг на высоте, немного превышающей 200 м, от Чанчуня на юго-запад на высоте выше 250 м (у Фаньцзятуня). По характеру рельефа этот вал представляет всхолмленную равнину.

Южнее простирается низменность бассейна Ляохэ, которую часто называют Южно-Маньчжурской. Она лежит на уровнях 0-200 м и только на западе поднимается до 300 м; здесь на равнине видны массивы песков, принесенные реками и отложенные при их выходе из гор.

Аллювиальные равнины северо-восточного Китая погружались уже с третичного времени, что вызвало снос и накопление громадных толщ четвертичных отложений, покоящихся на древних палеозойских породах, местами выходящих на дневную поверхность в виде холмов, увалов, кряжей.

Равнины Восточной Монголии вовремя кайнозойской складчатости (по терминологии китайских геологов - гималайской) испытали слабые коробления, создавшие новые впадины и гряды между ними и нарушившие формы более старых депрессий, возникших в результате мезозойского (яньшанского) орогенеза.

Равнины имеют следующие характерные морфологические особенности.

1. Равнины на запад от Большого Хингана лежат на высоких гипсометрических уровнях; по своей морфологии они больше всего подходят к типу пенепленов. Их происхождение связано с длительной и энергичной эрозией в геологическом прошлом, после чего существенную роль в развитии рельефа сыграли эоловый фактор и молодая вулканическая деятельность, особенно сильная в южной части Внутренней Монголии.

2.    Равнины на восток от Большого Хингана лежат на низких гипсометрических уровнях, в пределах 0-250 м; по своему происхождению они являются аллювиальными низменностями. Характерная их особенность заключается в идеальной равнинности рельефа, нарушаемой только в отдельных случаях местными поднятиями. Имеет распространение значительная заболоченность из-за плохого дренажа, главным образом по долинам крупных рек и у мест выхода небольших рек из гор на равнины.

3.    Во многих районах заметны следы иного расположения гидрографической сети, другого течения рек в прошлом при сравнении с современным рисунком. Особенно хорошо это заметно на примере гидрографической сети Барги, где в условиях сухого климата лучше сохранились древние, ныне мертвые, сухие долины. Они теперь четко выделяются в рельефе и легко прослеживаются по наличию вытянутых болот, солончаков и цепочкообразно расположенных озерков, указывающих на их прошлое.

Приведенная краткая обобщающая характеристика рельефа северо-восточного Китая будет неполной, если не остановиться на основных этапах геологического развития этих территорий. В Восточной Азии палеогеография геологического прошлого особенно тесно связана с характером современных ландшафтов и во многих случаях предопределила их облик. Такое утверждение будет правильным, если вспомнить тектоническую подвижность Восточной Азии, ее большую сейсмичность и молодой, проходящий на глазах у человека, энергичный вулканизм.

Для понимания современных ландшафтов описываемой территории особенно важны последние страницы из книги геологической истории - события, происшедшие в течение третично-четвертичного прошлого.

Геология северо-восточных провинций Китая и особенно древнейшие отложения известны недостаточно полно. Географические условия на протяжении длительного времени не раз менялись, и режим одной эпохи был прямо противоположен режиму другой. Море сменялось сушей, которая вновь опускалась под воды океана, менялся климат, характер осадкообразования и другие элементы географической среды.

. На Дальнем Востоке обнажается большой комплекс горных пород, от докембрийских до современных озерно-речных, морских и вулканических.

Древнейшие допалеозойские породы - гнейсы, кристаллические и метаморфические сланцы - присущи горным сооружениям Большого и Малого Хингана, Ильхури-Алиня и некоторым районам восточной части северо-восточного Китая. С этими породами связано присутствие золота, встречающегося в виде россыпных или жильных месторождений. Известно, что золото добывалось в Маньчжурии с древних времен.

В начале палеозойского времени северо-восточный Китай и советский Дальний Восток были покрыты морем. В Шань-дуне, в Маньчжурии залегают кембрийские и силурийские известняки с сохранившейся морской фауной. В среднем палеозое - девоне - в пределах Китайской платформы морские осадки неизвестны, поэтому геологи считают, что территория Китая была сушей, а границы моря отодвинулись на запад до Алтая, западной Монголии, Тувы (Криштофович, 1932; Страхов, 1948).

В каменноугольное время суша Дальнего Востока постепенно понижалась, однако незначительно; море занимало Китайскую платформу в течение сравнительно короткого времени. Покрытие это было мелководным, что сказалось на характере отложений. Так, в провинции Шаньси известна угленосная свита, состоящая из сланцев с прослоями угля и известняков. Карбоновые угли отмечены также в южной Маньчжурии, где в знаменитых копях Бэньси, играющих большую роль в южноманьчжурской металлургии, добывается каменный уголь пермо-карбонового возраста.

Режим конца палеозойской эпохи - пермского времени - несколько отличался от предыдущего. Пермское море заливало южную Маньчжурию и Монголию. В последней оно было мелководным, окраинным, однако господство моря было не длительным, и континентальный режим становится присущим громадным территориям Восточной и Центральной Азии (см. палеогеографические схемы по А. Н. Криштофовичу (1932).

Судя по пермским отложениям, климат был вначале влажный, что видно по отложению угленосных свит, которые постепенно сменились соленосными, говорящими о нарастании сухости, пустынности.

Палеозойские осадки, как морские, так и континентальные, подверглись действию тектонических сил и были нарушены в результате так называемых варисцийских или герцинских горообразовательных движений (новопалсозойская складчатость). В результате возникли складчатые горные сооружения и излияния гранитов, порфиров и других изверженных пород. В местах прорыва ими первоначального покрова, особенно по линиям соприкосновения с известняками, возникли условия для образования ряда рудных ископаемых. В северо-восточном Китае известны месторождения железа, меди, серебра, свинца, цинка и других металлов. В этом отношении показательны месторождения Трехречья в Барге, а также железные руды близ Мукдена и в других районах. Происхождение знаменитых Аныыанских месторождений такое же. Здесь древнейшие метаморфизированные сланцы в полосе контакта с гнейсо-гранитами дают продуктивную железосодержащую толщу, в целом небогатую высокопробными рудами, но обладающую значительными суммарными запасами.

Герцинское горообразование сыграло существенную роль в геологической истории района Внутренней Монголии и на запад от нее, где основные структурные линии восходят к перми. Однако для других территорий Дальнего Востока решающей в формировании геологических структур оказалась последующая, мезозойская (тихоокеанская) складчатость.

В течение мезозойского времени почти вся территория северо-восточного Китая оставалась сушей. Морские осадки триаса на юге Дальнего Востока весьма ограниченны. Триасовое море вдавалось с севера узким длинным заливом, доходящим вдоль современного побережья до самой Кореи и получившим название Уссурийского залива. В юрское время он занимал большую площадь, распространяясь до Малого Хингана. Морской мелководный залив поднимался также до-верховьев Амура по Шилке и Аргуни, захватив таким образом часть Барги. Морские осадки представлены здесь прибрежными отложениями и содержат типичную соленоводную фауну.

Однако такое наступание моря было геологически недолговременным, В юре начались мощные горообразовательные движения, известные под названием тихоокеанской складчатости, охватившие громадные территории Дальнего Востока от Чукотского полуострова до Индо-Китая.

Тектонические нарушения этого цикла (китайские геологи называют его яньшанским) проникли более всего на запад как раз на широтах Китая и Монголии. По новым данным А. Д. Каленова (1947), западная граница тихоокеанской складчатости   и  сопутствующих   ей   мезозойских   интрузий:

проходит в пределах Монгольской Народной Республики до меридианов 100-102°, т. е. примерно до долготы оз. Хубсугул.

В течение первой половины мезозойского времени интенсивно разрушались крупнейшие горные сооружения, продукты разрушения сносились в понижения, во впадины, где мезозойские континентальные толщи представлены различными озерными дельтовыми осадками и аллювием. Интенсивно накапливались пресноводные угленосные свиты, распространенные в северном Китае и Монголии.

Пресноводные осадки конца мезозоя широко развиты во всех северо-восточных провинциях Китая, в Монгольской Народной Республике и уходят далее на запад в Джунгарию. Эти отложения являются аналогами «ханхайских» по Ф. Рихтгофену, и «гобийских», по В. А. Обручеву, осадков. Они отличаются значительной пестротой и яркостью красок, легко размываются и создают причудливые формы выветривания в сухих и особенно в пустынных районах. По возрасту их свиты относятся к юре, мелу и даже к третичному времени, причем границы отдельных возрастных геологических толщ не всегда легко прослеживаются.

В верхнемеловых континентальных отложениях Гоби в пределах Монгольской Народной Республики советская палеонтологическая экспедиция в последние годы собрала громадный костный материал, указывающий на большое развитие в то время гигантских позвоночных (Ефремов, 1949). Находки аналогичной фауны были сделаны и в районах Сибири, пограничных с Маньчжурией.

В меловом периоде наблюдается кратковременное наступание моря на восточные части Дальнего Востока, однако территории Китая эта трансгрессия практически не коснулась.

Во время мезозойских горообразовательных движений на Дальнем Востоке происходили интенсивные процессы складкообразования, грандиозных разломов и вулканические явления, результаты которых существенным образом сказались па современном рельефе северо-восточного Китая. Основным направлением тихоокеанской складчатости является простирание с юго-юго-запада на северо-северо-восток или с юго-запада на северо-восток. Мы уже видели, что именно эти направления являются господствующими в северо-восточном Китае. Они предопределили дальнейшее развитие рельефа и формирование территории, испытавшей и в течение кайнозойского времени ряд тектонических потрясений.

В частности, именно в результате тихоокеанской складчатости оконтуривается и обосабливается впадина центральной Маньчжурии, которую следует рассматривать как платформенную территорию, остаточный обломок Китайской платформы, занимавшей громадную площадь восточного Китая, наряду с платформами Шаньдунь-Корейской, Ордоса, Южно-Китайской. Их платформенный режим (исключая Южно-Китайскую платформу) продолжал сохраняться и в кайнозое.

С осадками мезозоя связано много месторождений угля, большей частью сформировавшихся в период юра-мел. Таковы бурые угли в районе Далайнора (Чжалай-Нура) и Мулина. В последнем пласты угля приурочены к юрской песчано-слан-цсвой толще. Мезозойскому времени отвечают угли Жэхэ и Чахара. К верхнсюрскому времени относится и Хэганское месторождение, угленосная свита которого является аналогом ни-канской свиты советского Приморья, также богатой углями

Геологические события новой эпохи - кайнозоя - непосредственно читаются в современной географии Восточной Азии, где они в значительной мере предопределили формирование современных ландшафтов. В течение этого времени северо-восточный Китай уже не покрывался морем, исключая побережье Ляодуна. В этом районе установился постоянный материковый режим, хотя в непосредственной близости, в прибрежной полосе Дальнего Востока, наступание и отступание морских вод имело место даже в четвертичное время. Образование современной береговой линии, возникновение Японского и Желтого морей ныне рассматривается как явление очень молодое, конечно, в геологическом смысле. В последнее время вопрос о подводном рельефе прибрежных частей Азии привлек внимание многих исследователей, в результате чего выяснилась роль новейших опусканий суши в Восточной Азии и наличие подводных долин, продолжающихся под уровнем моря. Они представляют окончания древних долин Амура, Хуанхэ и других рек. В этом отношении палеогеографический интерес имеют работы Г. У. Линдберга (1946, 1947).

Горные сооружения, возникшие и обновленные в мезо-кайнозойское время, продолжали разрушаться в результате эрозии и других факторов выветривания. Продукты разрушения отлагались в многочисленных впадинах, где рыхлые третичные осадки лежат на мезозойских, иногда не образуя заметного перерыва. Третичные осадки часто окаймляют горы, -а в больших депрессиях погребены под новейшим аллювием.

В некоторых континентальных бассейнах третичного периода, в условиях избыточного увлажнения образовались каменные угли. Таковы угли Фушуня, экономическое значение которых, ввиду хорошего качества и громадных запасов, очень велико для промышленного развития Китая. Фушунские третичные угли имеют своих аналогов на Сахалине, в других же местах Азии месторождения этого возраста обычно дают бурый уголь невысокого качества.

В третичное время вновь начинаются мощные горообразовательные движения, охватившие главным образом окраинные части Южной и Восточной Азии. Эти движения коснулись громадной полосы суши от Средиземного моря через Переднюю Азию и Гималаи до островов Тихого океана, вплоть до Камчатки. Цикл горообразовательных движений, известный под названием альпийского (у китайских геологов - гималайского), не мог не сказаться и в горных мобильных областях внутри материка. Старые, разрушенные временем горы вновь поднялись, вновь стали энергично проявляться вулканические явления и излияния лав. Мезозойский рельеф омолодился, что сказалось существенным образом на изменении климата и ландшафтов Восточной и Центральной Азии.

Большинство геологов считает, что в северо-восточном Китае и Монголии при альпийском горообразовании роль складчатых процессов была подчиненной. На первое же место выступают дизъюнктивные дислокации, при которых наблюдаются вертикальные перемещения - поднятия и опускания отдельных участков земной коры без заметного процесса складкообразования, но сопровождаемые разрывами, сбросами и другими явлениями. Такими вертикальными движениями объясняется, например, резкая асимметрия Большого Хингана, образовавшаяся в результате неравномерного поднятия (или, наоборот, опускания) областей, лежащих по разные стороны хребта.

В горах северо-восточной части Китая, как, впрочем, и во многих горных системах Азии, заметна четко выраженная плосковершинность горных хребтов, несколько поверхностей выравнивания, нередко лежащих примерно на одних и тех же высотах в разных горных районах. Такая картина рельефа позволяет утверждать, что перед последним альпийским поднятием, которое испытала Восточная Азия, а может быть, и во время поднятия гор происходил энергичный размыв территории, ее нивелирование. Горообразовательные движения, имевшие, видимо, несколько циклов, подняли эти плоскости: на значительную абсолютную высоту.

Однако трудно представить, чтобы столь крупные нарушения земной коры, омолодившие мезозойские, сильно разрушенные формы рельефа, происходили без явлений складчатости. Э. Э. Анерт представляет процесс альпийского горообразования Маньчжурии в следующем виде: «Главнейшую роль в основной моделировке нынешнего рельефа1 сыграли вертикальные перемещения частей земной коры по ряду линий разлома (так называемая дизъюнктивная дислокация). В этом рельефе образование складчатости крупного масштаба играло подчиненную роль (так называемая пликативная дислокация) и то, по преимуществу, в восточной половине страны. Окончательная, детальная моделировка поверхности, конечно, была уже делом выветривания и сноса, т. с. деятельности атмосферы и воды, в связи с климатом и с ролью органического мира.

«Все эти процессы сыграли роль и в образовании полезных ископаемых и их месторождений.

«Части поверхности северной Маньчжурии, в пределах которых развиты более древние породы и отложения, носят следы иного строения, иных законов (направлений), чем те законы, по которым создавалось строение, отмеченное выше, как ныне господствующее в стране. Но уже со средних веков геологической истории (с мезозоя) эти древние законы действия сил сменились более новыми, которые и повелевают жизнью земной коры в этом крае до последнего времени. Поэтому мы остановимся лишь на результатах действия законов этого последнего цикла,- действия, наиболее резко выражающегося уже во время новейшей истории земли.

«За время последнего периода геологической истории того участка земной коры, который представляет собой Маньчжурия, крупные части этого участка коры пришли в движение, между ними нарушилась связь, и произошел ряд разломов по направлению с юго-запада на северо-восток. Эти движения произошли вдоль пяти главных комплексов линий, именно: 1) проходящего вдоль восточного подножия Большого Хингана (направление ЮЗ-СВ); 2) Ляодун - г. Баяньсань и, отступая к востоку, устье Муданьцзяна-Екатерино-Николь-ское (ЮЗ-СВ); 3)Мэргень Ашихэ - Учансянь (ССЗ- ЮЮВ); 4) Пермское на Амуре - Уссури и Уссури - Усть-суйфэнь - часть берега Кореи (СВ-ЮЗ); 5) берег Японского моря от мыса Песчаного (48°27') до порта Гензана; затем второстепенные вдоль северо-восточного склона Ильхури-Алиня (СЗ-ЮВ), параллельно Амуру, Санси - Ханка (СЗ-ЮВ) и др.» (Анерт, 1928 б, стр. 34-35).

Вдоль основных тектонических линий произошли разломы, сбросы, направления которых хорошо видны на орографической схеме. С этими линиями связаны трещинные излияния магматических пород и вулканы, как ныне умершие, так и действовавшие на глазах человека. К указанному на схеме следует добавить о широком распространении: базальтовых лав и хорошо сохранившихся вулканов в южной части Внутренней Монголии и в Дариганге -  в пределах Монгольской Народной Республики.

Вулканические извержения и трещинные излияния существенным образом отразились на формах поверхности. Они местами сгладили первичный рельеф, местами создали типичный вулканический пейзаж, как, например, на высоких равнинах Монголии, а местами изменили течение рек, перегородили долины, образовали озера и т. д. Наиболее обширные площади, покрытые вулканическими породами, наблюдаются к Восточно-Маньчжурской горной стране, где они занимают десятки тысяч кв. километров.

В начале четвертичного времени орография Восточной Азии в основном была примерно такой же, как и теперь. Конечно, и высота горных сооружений, и мощность четвертичных отложений, и их распределение были иными, но эти элементы в течение послетретичного времени уже не смогли изменить в значительной мере строение поверхности.

В четвертичное время горообразовательные движения непрекратились. Правда, в одних местах они проходили малозаметно, но в других подтверждаются новейшими вулканическими излияниями, наличием минеральных источников и. землетрясениями.

Показательно противопоставление северо-западной и юго-восточной частей Восточно-Маньчжурской горной страны,. Первая из них относительно спокойна, в то время как вторая лежащая за долиной Муданьцзяна, наоборот, весьма подвижна. Здесь наблюдаются признаки молодых разломов, сбросов и  грандиозных вулканических извержений, проходивших в три стадии, в промежутке между которыми шло энергичное эрозионное расчленение лавовых покровов. Выработанные долины вновь заливались лавами и заполнялись туфами.

Помимо вулканических отложений четвертичного времени,, которые не всегда можно отделить от третичных, на территории северо-восточного Китая наблюдается широкое распространение аллювия в виде отложений по низменностям, о чем говорилось выше, а также скоплений песков в долинах рек: Жэхэ и южных провинций. Видимо, и песчаные скопления: Барги в значительной мере являются аллювиальными образованиями. Это - выносы рек, гораздо более обильные в прошлом, чем теперь. Возможно, что их следует сопоставить со временем оледенения соседних горных систем Монголии и Восточной Сибири. Рельеф песков в значительной мере переработан ветром.

Ледниковые отложения известны только в горах Большого Хингана. Это говорит о том, что данный хребет и в первой половине четвертичного времени не был настолько высок,, чтобы стать центром оледенения. С другой стороны, если в прошлом здесь и имели место незначительные леднички, следы их могли быть уже давно размыты в условиях влажного климата и интенсивной эрозии.

Ближайшие горы на запад от Хингана, испытавшие оледенение (Хэнтэйские в МНР), поднимаются до 2751 м, т. е.. почти на 1000 м выше Хингана, и находятся в более суровых континентальных климатических условиях. В ближайших на севере хребтах -Становом (наибольшая высота - голец: Скалистый - 2520 м) и Буреинском (2079 м) - обнаружены следы горного оледенения, но эти горы находятся в районах, где условия для образования ледников были более благоприятны, чем в северо-восточном Китае, не говоря уже об абсолютной их высоте, что в данном случае имеет весьма важное: значение.

На восток от описываемой нами страны хр. Сихотэ-Алииь с высотами отдельных вершин в 1800 м и выше, по-видимому, не испытывал оледенения. Во всяком случае, форм рельефа ледникового комплекса здесь не обнаружено.

В пределах северо-восточного Китая только одна вершина - Байтоушань - поднимается выше 2000 м, но и здесь, не видно следов древнего оледенения. Вулканические извержения, как мы уже имели возможность отметить, происходили тут уже в историческое время, и естественно, что все ледниковые формы рельефа, если они и были, погребены под новейшими лавами и туфами. В современных условиях в Байтоушане путешественники отметили скопления многолетнего снега, перешедшего в состояние фирна.

Попутно заметим, что некоторые японские авторы указывают на следы древнего оледенения в Туманских горах Северной Кореи, которые являются прямым продолжением Восточно-Маньчжурских гор.

Весьма любопытно отметить, что китайский геолог Ли Сы-гуан (1952) на основании последних материалов по плейстоценовому периоду в Китае приходит к выводу, что категорическое отрицание следов ледниковой эпохи для восточного Китая не может иметь места. Ряд фактов убеждает его в некотором проявлении оледенения не только в Китае, но и на Японских островах, при этом не в зоне высокогорья, а на высоте нескольких сот метров над уровнем моря. Учитывая эти данные, свидетельства Д. В. Путяты по Большому Хингану и по Северо-Корейским горам, можно предполагать слабое проявление оледенения в горах северо-восточного Китая, где последующая энергичная эрозионная деятельность, молодые базальтовые излияния и вулканические извержения уничтожили следы ледниковых отложений и форм. Такое предположение подтверждается исследованиями китайского географа Ян Цинь-шаня, который сообщил новые факты по древнему оледенению Большого Хингана, где, по его наблюдениям, оледенение оставило следы не только в морфологии рельефа, но и в виде моренных отложений. «Почти все речные долины горных районов Большого Хингана имеют корытообразную форму. Стенки трогов отвесны. Почти повсеместно встречаются кары и бараньи лбы. Явление перс-углубления встречается реже (например, ледниковые долины в районе Шанкули, к северу от г. Хайлар, а также южнее ст. Маньчжурия). В первых районах беспорядочно возвышаются отдельные друмлины, созданные первым и выровненные вторым оледенением».

Морские новейшие отложения в пределах северо-восточного Китая весьма ограниченны. На низменности Ляохэ они могли быть погребены новейшим аллювием или размыты. Дельта этой реки продолжается ниже уровня Желтого моря, на побережье которого наблюдаются обширные песчаные отмели и банки. На юге Ляодунского полуострова четвертичные морские осадки отмечены некоторыми учеными. Так, К. И. Богданович (1900) обнаружил новейшие отложения моря на полуострове Гуаньдун, на склонах равнины Хэбэй на высоте 64 м и по долине Дасахэ на высоте 26 м над современным уровнем. Раковины морских моллюсков, найденные здесь, принадлежат к тем же видам, которые и ныне обитают в водах Желтого моря. При повышении уровня моря до высот, отмеченных К. И. Богдановичем, некоторые части Ляодуна должны были превратиться в изолированные острова, подобно тем, которые и теперь еще возвышаются в непосредственной близости от берегов Ляодуна. Таковы острова Чаншаньдао, Сичжундао, Фынминдао и многие другие. Эти острова в геолого-географическом отношении представляют единое целое с полуостровом и отделены от него узкими и мелководными проливами.

Следы абразии хорошо заметны на побережье Ляодуна, где возвышенные поверхности четким уступом падают к морским низменностям. Вот что пишет К. И. Богданович об абразии юга Ляодуна: «Обособление островов на месте южной оконечности Ляодуна должно было сопровождаться абразией; абразионную поверхность может представлять плато Шуйшин, высота которого над уровнем моря колеблется около 20 саженей, также холмистая страна вдоль юго-восточного побережья между Цзиньчжоу и Бицзыво (Синьцзинь).

С образованием полуострова начинается период денудационных процессов и отложения лёсса; происходит нивелировка широких долинных пространств между горами и в то же время продолжается горизонтальное расчленение объединенной суши.

Если представить себе па месте южной оконечности Ляодуна обособленные острова, то сделается понятным происхождение отвесных, высоких берегов, чередующихся теперь с узкими долинами или плоскими бухтами. Отвесные склоны, поднимающиеся местами на несколько сотен футов над уровнем моря (например, около Сянниндао, залива Виктории и др.) представляют следы прежней абразионной деятельности моря, оставляющего теперь под этими утесами намывные полосы» (1900, стр. 167-168).

Озерные отложения занимают сравнительно небольшие площади. Они слагают террасы оз. Ханка, поднимающиеся на 12-15 м над горизонтом воды. В прошлом осадки озер, без сомнения, были гораздо более распространены, но затем были или смыты, или погребены под толщами аллювия.

Эоловые отложения обычны в Гоби, Барге и Жэхэ; они наблюдаются также в провинции Ляонин. Здесь видны песчаные образования-, впрочем нигде не достигающие таких громадных массивов, как в западных и северо-западных частях Китая. В этих же провинциях нередки лёссовые и лёссовидные отложения, также не создающие тех классических лёссовых форм, какие имеют место в Шаньси, Шэньси и в других северных провинциях Китая.

Вопрос о происхождении песчаных и лёссовых толщ выясняется и освещается в географической литературе очень давно, но до сих пор не получил единого решения. Ф. Рихтгофен видит в них отложения "ветров. В. А. Обручев считает их эоловыми образованиями, принесенными ветрами из пустынь Центральной Азии и отложенными в тех местах Восточной Азии, где климат оказался более влажным, а растительность способствовала накоплению мелкозема и его закреплению. Л. С. Берг объясняет происхождение лёссов почвообразовательными процессами в условиях определенных материнских пород и сухого климата. Есть и другие точки зрения, по-раз ному объясняющие механизм накопления лёссовых толщ, в том числе аллювиальная теория, по которой лёссы являются отложениями больших рек на равнинах.

В пустынях и степях Внутренней Монголии песчаные скопления можно разделить па следующие типы: а) образованные на месте в результате разрушения песчаников или других пород, дающих пески; б) перенесенные и переотложенные ветрами; в) аллювиальные пески, особенно в Барге, где в прошлом гидрографическая сеть была более густой и реки несли больше воды и взвешенного материала.

Резюмируя изложенное, историю четвертичного времени описываемого и смежных районов Азии можно вкратце изложить следующим образом.

1.   Последнее альпийское горообразование существенным образом сказалось на развитии ландшафтов этих стран. Возникли новые водоразделы, увеличилась амплитуда высот, сместились границы бассейнов, гораздо более резким стало климатическое отличие Центральной Азии от Восточной.

2.   Этот цикл горообразования, омолодив рельеф, вызвал к деятельности вулканизм. Энергичная вулканическая деятельность была присуща северо-восточному Китаю на протяжении всей четвертичной истории и продолжалась в историческое время.

3.   Оледенение незначительно коснулось горных сооружений, но косвенно сказалось на всем ходе развития ландшафтов. Пояднятие горных сооружений было связано с усилением работы рек, с энергичным размывом гор и сносом продуктов разрушения. Даже в восточной части Гоби в данный этап четвертичной истории озера и реки были обычными элементами ландшафта.

4.   После первого оледенения наступил более сухой и теплый период. К этому периоду, видимо, следует отнести некоторое наступание моря на сушу. Энергия рек снизилась, и вместо грубого материала они откладывали тонкие иловато-глинистые осадки. Озера в Гоби сохранились, но уменьшились по площади и количеству. Зато в Маньчжурии и на Дальнем Востоке, в связи с увеличением сухости, озера стали очень частыми, иногда определяющими ландшафт в целом. Некоторые географы говорят об «озерной стадии» четвертичной истории Дальнего Востока. На равнинах, вследствие плохого дренажа, возникли заболоченные участки, в Гоби интенсивно шел процесс соленакопления, образования солончаков, солонцов.

5.   Второе оледенение северной части Азии и некоторое слабое поднятие горных хребтов изменило такой ход географических процессов. Судя по следам древнего оледенения на близлежащих горах Монголии и Сибири, второе наступание ледников было гораздо слабее первого. Но все упомянутые явления должны были привести к оживлению речной деятельности и усилению эрозии гор, смыву и спуску равнинных озер в Маньчжурии и, наоборот, к увеличению озерности в Гоби.

6.   В послеледниковое время опять усиливается сухость климата, географические условия несколько напоминают обстановку межледникового времени. Опускание суши в прибрежных районах привело к энергичной абразионной деятельности на побережье Желтого моря. Одновременно идут процессы накопления песчаных отложений, лёссообразования и засоления отдельных пониженных частей в пустынных областях Внутренней Монголии и южных провинций (Жэхэ, Ляонин). Увеличивается озерность, особенно на севере.

7.   Современный период характеризуется новым постепенным поднятием гор и оживлением вулканической деятельности, сказавшейся в извержениях Байтоушаня в X в. и вулканов Уюиь-Холдонги в XVIII в. Эрозионное расчленение достигает значительной силы, врезание рек приводит к пропиливанию таких хребтов, как Большой Хинган, и к возникновению стока из окраины Гоби в бассейн Ляохэ и Желтое море. Формирование современной береговой линии Восточной Азии, стабилизация морских течений с господствующими холодными потоками, омывающими  побережье  материка  на  широтах   Дальнего Востока, горные сооружения, прикрывающие северо-восточный Китай с востока ', близость сибирского барического максимума зимой и сухой зимний муссон создали те суровые условия географической среды, которые мы здесь наблюдаем. Значительное количество осадков и работа полноводных рек приводят к сокращению озер, хотя заболоченность сохраняется вследствие плохого дренажа на плоских, снивелированных позднейшими аллювиальными отложениями низменностях.







Скрыть комментарии (1)

Charliejuivion - Ноябрь 18, 2014

Здравствуйте, []

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Географические исследования северо-восточного КитаяКЛИМАТ »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии