Статьи  >>  Турсайты и полезности  >>  Северо-Восточный Китай
От: MilanaK


Опубликовано: Июль 5, 2011

Русские географические исследования Китая, русско-японская война  ( продолжение, начало )

 

В 1908 г. В. Л. Комаров опубликовал другой труд, касающийся Восточной Азии, в котором автор, разделяя Монголию и Китай на флористические области, выделяет среди других:

а)   полосу степей, тянущихся от Хайлара к Урге и далее к западу постепенно выклинивающихся, - Даурский район;

б)   систему Иньшаня с прилегающими к пей степями земли уротов и чахаров; по сходству их флоры с флорой гор провинции Чжили (Хэбэй) эти земли образуют Пекинский район;

в)   северный Китай - провинцию Мукденскую, Чжили и северную часть Шантунга (Шаньдуня), местности с еще суровой зимой и со значительным климатическим влиянием соседней Монголии (см. 2-е изд., 1947, стр. 65-66).

К работам В. Л. Комарова (1897, 1898 а и б, 1901 - 1907) мы еще вернемся.

Одновременно с В. Л. Комаровым начал свои геологические исследования Маньчжурии Э. Э. Анерт. Эти исследования были первоначально предприняты им также по поручению и инициативе Русского географического общества. Маршруты Э. Э. Анерта охватили все районы Маньчжурии и густой сетью легли на карту. Э. Э. Анерт работал на'северо-востоке Китая в 1896, 1897, 1898 и 1901 гг. После 1920 г. он в течение нескольких лет опять изучал геологию этих провинций Китая. Э. Э. Анерт опубликовал большое число работ по географии, геологии и полезным ископаемым Маньчжурии, среди которых имеются не только полевые отчеты, но и обобщающие сводки, представляющие научный интерес и в настоящее время. К работам Э. Э. Анерта (1897, 1904, 1928) мы должны будем неоднократно возвращаться при характеристике рельефа северо-восточного Китая.

В 1897 г. министерством финансов была опубликована обстоятельная монография «Описание Маньчжурии» под редакцией Д. М. Позднеева, содержащая исчерпывающее по тому времени комплексное описание этой страны. Аналогичная работа была издана этим же министерством по Корее (см. Описание Кореи, ч. 1-3, 1900).

В 1898 г. в Маньчжурии и Корее работала экспедиция под руководством Звягинцева, главной задачей которой было выяснение возможностей развития речных и сухопутных путей сообщения. Участник этой экспедиции инженер и известный русский писатель Н. Г. Гарин опубликовал занимательные дневники кругосветного путешествия. Эта экспедиция дала и новый географический материал, в частности по району вулкана Байтоушаиь, в кратерном озере которого берет начало р. Сунгари. Экспедиция установила, что ни р. Тумыньцзян, ни р. Ялуцзян не связаны с озером, а имеют истоки ниже кратера, на склонах горы, в 15 и 5 км от озера. Сунгари же начинается здесь двумя истоками. Результаты экспедиции были опубликованы в наше время В. Т. Зайчиковым, снабдившим их большой вступительной статьей и комментариями (см. Гарин, 1949).

В 1898 г. южную оконечность Ляодунского полуострова, его рельеф, геологию и месторождения золота, изучал геолог и путешественник по Азии К. И. Богданович. Уже в 1900 г. он опубликовал большой отчет и детальную карту южной части полуострова. В его отчете содержится также материал по географии всего Ляодуна и схемы геологического развития полуострова, в которых автор ряд своих положений противопоставляет положениям, выдвинутым Ф. Рихтгофеном.

В 1899 г. ботаник И. В. Палибин посетил равнины восточной части Внешней Монголии и Внутреннюю Монголию, дважды перевалив через Большой Хинган. Ботанические сборы И. В. Палибина во многом оказались новыми. Его описания растительности восточной Монголии дали ключ для правильного понимания ландшафтов. И. В. Палибин возвратился в Сибирь через Долоннор, Калган, Ургу и Кяхту (1901).

В том же году интересные наблюдения в Барге и Большом Хннгане сделал известный исследователь Центральной Азии Г. Н. Потанин. Он подробно охарактеризовал местность по своему маршруту, отметил пустынный характер высоких степей по берегам озер Буир-Нур и Далайнор и прекрасную растительность между Буир-Нуром и Большим Хинганом. Путешественник пишет о роли песков, имеющих значительное островное распространение, одевающих также склоны гор и сглаживающих очертания рельефа. Г. Н. Потанин обращает внимание на летние дожди и обильные росы, способствующие росту растительности. По его мнению, районы, примыкающие к Хннгану, получают значительное количество осадков, поэтому здесь нередки болота, а степи прекрасны (Потанин, 1901).

В 1901 г. флора Маньчжурии изучалась ботаником В. И. Липским, побывавшим также в других странах Восточной Азии - в Корее и Японии.

В 1902 -1904 гг. детально изучалась р. Сунгари с целью получения полной характеристики ее режима и навигационных особенностей. Эти работы дали замечательный географический материал по громадному бассейну реки и се притоков (Родевич, 1906).

В первой половине XVIII в. северо-восточный Китай не посещался западноевропейскими учеными. Во всяком случае за этот период нельзя найти ни одной крупной экспедиции, ни одного известного путешественника, которые внесли бы существенный вклад в дело географического познания этой части Китая. Проникновение западноевропейских и американских путешественников начинается со второй половины XVIII в. Оно связано со стремлением империалистических держав и в первую очередь Англии подчинить Китай своим политическим и экономическим замыслам на Востоке. К тому же Англия была обеспокоена усиленным движением русских к берегам Тихого океана, освоением Амура и присоединением Амурского и Уссурийского краев к России. Царская Россия была заинтересована в экономическом внедрении в Маньчжурию, и до русско-японской войны проникновение русского капитализма в северо-восточный Китай, как известно, было очень энергичным.

В настоящей главе мы лишены возможности дать подробный перечень всех маршрутов в северо-восточный Китай, совершенных западноевропейскими, американскими или японскими путешественниками, и поэтому ограничимся только кратким указанием главнейших по своим научным результатам маршрутов.

Следует сказать, что если изучение русскими Маньчжурии и Монголии осуществлялось систематически в широких масштабах и приводило к обобщающим работам, то путешествия ученых других стран носили преимущественно эпизодический характер и результаты и к ограничивались, за редким исключением, путевыми заметками и короткими отчетами.

Так, два французских миссионера - Гюк и Габе - проделали в 1844-1845 гг. очень большой маршрут по Китаю, Монголии и Тибету. Отчет их грешит многочисленными ошибками, преувеличениями и неточностями, за что его справедливо критиковал Н. М. Пржевальский. Книга миссионеров была опубликована на русском языке в 1866 г.

В 1864 г. по Китаю и Монголии путешествовал американский геолог Пампелли. Его геологические выводы теперь, конечно, уже устарели. Пампелли отмечает закономерное простирание горных хребтов и главных долин Восточной Азии, которое называет синийским (китайским) направлением (Пампелли, 1869).

Известный исследователь Азии Ф. Рихтгофен в течение многих лет занимался изучением Китая. Некоторые его маршруты захватили и северо-восток, особенно его южные провинции. Рихтгофену принадлежат мысли о ступенчатом строении Азии, уступами падающей к глубоким впадинам Тихого океана. Одним из таких уступов он считает Большой Хинган, расположенный в месте перехода от высоких монгольских равнин к Центрально-Маньчжурской низменности. Геологические наблюдения Рихтгофен обобщил во втором томе сочинения «China» (F. Richthofen, 1882). Морфологии Хингана него тектоническим связям с горами Сибири и северной части Чжили посвящена отдельная статья (F. Richthofen, 1900).

В 1886 г. Джемс, Фульфорд и Юнгсбант проделали большой маршрут по Маньчжурии: они прошли через Мукден, Гирин, Бодунэ, Цицикар, Хулань, Нингуту, Хуньчунь и вышли в Приморский край. Отсюда последние два путешественника прошли через Нингуту в Гирин и Мукден. Они посетили район Чанбайшаня, описали гору Байтоушань как вулканическую вершину с кратерным озером (Фульфорд, 1884). Несколько позже по западной Маньчжурии путешествовал Смит, издавший в Лондоне очень короткий отчет (A. Smith, 1898).

Северный Китай, Внутреннюю Монголию и Маньчжурию пересек в 1896-1898 гг. несколькими маршрутами Хольноки, опубликовавший мелкие заметки, в которых привел свои геологические наблюдения.

Западная Маньчжурия и Монголия привлекли внимание К. Кэмпбела, который из Калгана прошел на Долоннор и вдоль Большого Хингана вышел на Халхин-Гол. откуда направился на запад во Внешнюю Монголию. Кэмпбел опубликовал краткую статью (С. Campbell. 1903).

Конец XIX и начало XX в. богаты историческими событиями, определившими на десятки лет колониальную зависимость Китая от крупнейших империалистических держав, наряду с которыми выступила и Япония, политика которой была направлена на захват материковых территорий, в первую очередь китайских.

В результате японо-китайской войны 1894-1895 гг. Япония захватила Формозу и пыталась отторгнуть Ляодунский полуостров. Последнее ей не удалось, так как этому воспротивились европейские империалистические державы, сами имевшие далеко идущие планы закабаления Китая. В 1897 г. Германия обосновалась на Шаньдуне и по соглашению с другими европейскими государствами получила особые права на этот полуостров и бассейн нижней Хуанхэ. Франция закрепилась в Юнани и Хайнане, Англия же внедрилась в бассейн Янцзы. Россия по договору с Китаем 1896 г. получила право строительства Китайско-Восточной железной дороги в северной Маньчжурии. На юге этой страны английские фирмы построили железную дорогу от Пекина на Мукден.

В 1898 г. Россия получила в аренду на 25 лет самую южную оконечность Ляодуна с Порт-Артуром, построила г. Дальний, теперь важнейший торгово-промышленный центр провинции Ляонин, и железную дорогу от Дальнего до Харбина, которая была закончена в 1903 г.

Подобная активизация России в северо-восточном Китае, ее торгово-промышленное и военное внедрение в Маньчжурию крайне обеспокоили Англию и Японию, с тревогой следивших за действиями царского правительства на Дальнем Востоке. Англия и особенно Япония считали, что Россия стоит на пути их проникновения в северный Китай.

Вспыхнувшая русско-японская война, в которой Япония опиралась на дипломатическую и материальную поддержку Англии, как известно, окончилась поражением царской России. Япония получила право на Квантунский полуостров и на южный участок Китайско-Восточной железной дороги, который под названием Южно-Маньчжурской железной дороги явился важнейшим орудием японского внедрения в экономику Маньчжурии. Захватив Квантунский полуостров и железную дорогу, на базе которой японцами были построены многочисленные промышленные предприятия, Япония получила хороший плацдарм для осуществления своих агрессивных планов против Китая и России. Захват Японией Кореи еще более усилил ее позиции на Дальнем Востоке, и в последующие годы Китай удовлетворяет ряд экономических и политических требований островной империи, все более и более чувствующей себя хозяином в южной Маньчжурии.

Таковы основные исторические вехи на Дальнем Востоке в эпоху перерастания «свободного» капитализма в империализм, в эпоху активного внедрения империализма в экономически отсталые в то время сельскохозяйственные страны Дальнего Востока (Китай, Корея). Естественно, что история географического изучения северо-восточных провинций Китая тесно связана с теми событиями, о которых шла речь.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Русские географические исследования Китая 1864 - 1900 г. ( продолжение )Наука и исследования после русско-японской войны на Дальнем Востоке »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии