Статьи  >>  Турсайты и полезности  >>  Северо-Восточный Китай
От: MilanaK


Опубликовано: Июль 5, 2011

СИСТЕМА ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ

Исторические судьбы северо-восточного Китая, пестрый этнический состав, влияние соседних областей отразились на его географических названиях (топонимике).

Анализ географических названий северо-восточного Китая весьма сложен, несколько проще и единообразнее топонимика Автономной области Внутренней Монголии. Трудно сказать, какие по происхождению топонимы являются преобладающими, к какому языку или народу они относятся в подавляющем своем большинстве.

Сравнительно полно и легко распознаются географические названия тунгусо-маньчжурские, монгольские, китайские, причем последние относительно молодые, но уже успели распространиться повсеместно до границ с Советским Союзом. Китайские названия встречаются также в областях СССР, пограничных с Китаем.

Удельный вес китайских географических названий в топонимике северо-восточного Китая увеличивается к югу и падает на севере и западе территории, где на первый план выходят соответственно тунгусо-маньчжурские и монгольские элементы. В ряде случаев провести четкую грань между двумя последними группами не представляется возможным. Одни и те же географические термины бывают свойственны и тунгусо-маньчжурским и монгольским языкам.

В топонимике северо-восточного Китая можно проследить также элементы некоторых других языков народов Центральной Азии и Дальнего Востока: тюркские, корейские, небольших дальневосточных народностей, основная масса которых живет в пределах Советского Союза.

Сложность топонимических исследований усугубляется еще тем, что многие иноязычные и в общем простые географические названия получают в китайском произношении и написании совершенно другую, сильно искаженную форму, восприятие  которой  не  ассоциируется  с  исходной. Так, название большого монгольского озера Буир-Нур транскрибируется Бэйэр (придается смысл «северное»), название Харамурэн (Амур) передается в форме Келамулян, сообразно с фонетикой и морфологией китайского языка, и т. д.

Интересно отметить наличие в топонимике северо-восточного Китая тибетских и русских географических названий.

Тибетские географические названия распространены в западной и юго-западной частях страны, особенно на запад от Большого Хингана. Они проникли сюда из Тибета вместе с ламаизмом - буддийской религией, возникшей, как известно, в Тибете и Куку-Норе еще в XIV в. и в последующее время распространившейся в Джунгарии, Монголии, Туве, Бурятии и западной части Маньчжурии. Тибетские географические названия приурочены к монастырям или другим населенным пунктам, возникшим первоначально как монастырские центры, или к горным вершинам, почитаемым местным населением и относящимся к «святым» горам. Культ гор широко распространен в центральной и восточной частях Азии и является пережитком анимистических верований. К тибетским названиям относится название населенного пункта Ганьчжур в Барге.

Русские географические названия проникли в северо-восточный Китай в результате экономических и культурных связей между русским народом и народами Маньчжурии. Крупную роль в этом отношении сыграли торговые сношения, строительство Китайско-Восточной железной дороги, переселение и колонизация. Конечно, произношение русских топонимов местным населением таково, что порой трудно догадаться об истинном значении и принадлежности географического названия. Так, с. Молдавка получило в китайском произношении любопытную форму: Моэрдаокахэ. Примером русских названий на карте северо-восточного Китая могут быть: «Безводный разъезд» на запад от Хайлара, «разъезд Новый» восточнее Харбина, «Мутная протока», вытекающая из оз. Далайнор. Особенно много русских названий в Трехречье - северной части Барги. Здесь есть такие типичные русские названия деревень, как Ивановка, Ельничная и много других.

Географическая номенклатура северо-восточного Китая возникла главным образом на базе детализированной нарицательной географической терминологии, формировавшейся в условиях охотничьего и скотоводческого хозяйства. Промышленное развитие страны, начавшееся в XX в., пока не оказало большого влияния на формирование современной топонимики Но без сомнения влияние новой экономики и нового государственного строя в Китае обязательно и в самом непродолжительном   времени заметно скажется  на   географических названиях, возникнут такие имена, которые по своему исходному смыслу будут в принципе отличаться от старых.

Нарицательные географические термины лежат в основе многих собственных географических названии Китая. В этом отношении топонимика Китая не является отличной от топонимики Кореи, Монголии, Сибири. В сочетании с прилагательными, реже - числительными, географические термины образуют собственные географические имена.

В названиях этих районов, как правило сложных, состоящих из нескольких слоев (независимо от того, пишем ли мы их слитно или через дефисы), заметно слияние, наращение терминов разного этнического и языкового происхождения. Так, например, в восточной части северо-восточных провинций Китая протекает р. Мулинхэ, впадающая в Уссури. В этом названии мы видим типичный пример наращения разноязычных корней. «Мулин» китайская транскрипция исходного «му-рэн» - «мурин», т. е. река (сохранилось на монгольском языке в этом смысле),   китайское «хэ», т. е. опять таки - река.

Рядом с Мулинхэ течет р. Муданьцзян. Происхождение этого названия аналогично. «Мудань» на тунгусо-маньчжурских языках - большая вода, половодье, наводнение (сохранилось в этом смысле у эвенков) + китайское слово «цзян» опять-таки река.

При анализе географических названий Азии можно заметить синонимику в терминах, присущих какому-либо одном\ району. Эта синонимика весьма разнообразит современную топонимику. Для северо-восточного Китая отметим следующие, часто встречающиеся номенклатурные термины: река (речка) в китайских названиях: хэ, цзян (дзян), шуй (суй), гоу, цюань;

в монгольских названиях: гол, мурэн (мурень), усу;

в тунгусо-маньчжурских названиях: бира, каи, ула;

в корейских названиях: ган, ганг (канк), чхен: гора, хребет - в китайских названих: шань (сань), лин;

в монгольских названиях: ула, нуру, тологой (вершина);

в тунгусо-маньчжурских названиях: алии (хребет, сравним китайское «лин»); в корейских названиях: сан (соответствует китайскому «шань»). Эта особенность сложной топонимики вызывает разночтение в большинстве картографических источников - китайских, русских, японских - одних и тех же географических объектов. При таком положении трудно рассчитывать на единообразие.

Топонимика исторична в своей основе и изменчива, хотя и говорят о консервативности топонимических форм. Однако и на примере описываемых территорий легко убедиться в их изменчивости.

Верхняя часть Сунгари в V в. называлась Сумошуй. в VI-VII вв. - Лимошуй. С VIII до X в. среднее и нижнее течение реки было известно под именем Сунванцзян, в X в.- Хунтунцзян, с XIII в. - Сунвахэ, причем вся Сунгари уже с XIV в. и до настоящего времени у китайцев известна какСун-хуацзян. Первые русские, попавшие в Маньчжурию, именуют эту реку - Шингалом, в нашей картографии - Сунгари, а старая маньчжурская форма - Суналиула (где «ула» - ио-мань-чжурски - - река). В литературе можно встретить также китайские названия Яцзыхэ, Куньтунхэ, маньчжурское Гиринула, нанайское Зангарула.

Столь разные формы позволяют по-разному подойти к смысловой трактовке названия. Название у первых русских путешественников «Шипгал» может быть переведено с монгольского как «новая река», а Сунгари (Зуигол) - как «левая река» или как «восточная река» (по отношению к Нонни она действительно является такой). Китайский шуй (суй), цзян, хэ - уже известны нам из предыдущего.

В топонимике часты явления вторичного осмысливания неизвестных географических названий по созвучию Китайское «Сунхуацзян» переводят как «река кедрового цветка», на наш взгляд, этот перевод является позднейшим осмысливанием и вряд ли правилен. Ниже впадения Нонни Сунгари нередко называют Хунтунцзян - красно-медная река.

С другой стороны, имеет место и полное сохранение смысла чуждого географического названия на родном языке В этом случае возникают совершенно новые топонимические формы. Для примера можно привести название крупнейшей реки Дальнего Востока-Амур. Маньчжурское название этой реки Сахалян-Ула переводится как черная большая река монгольское Хара-Мурэн - в смысловом значении то же самое, древнее китайское Хэйшуй, т. е. черпая вода, современное Хэйлунцзян значит-река черного дракона или, в новом чтении: Хэйхэ, т. е. просто - черная река. Наше название «Амур», видимо, заимствовано у гиляков, у которых Амур (Дамур) - большая река; у орочонов - Ямурь, эвенки называют Амур

Остров Сахалин получил свое имя от маньчжурского названия Амура: Сахалян-Ула-Гата, т. е. остров черной реки, или Сахалян-Ула-Анга-Гата-остров устья черной реки. С другой стороны, созвучие названия «Сахалин» с «алинь» - общеупотребительным географическим термином на Дальнем Востоке в смысле - «горный хребет», «горный хребет Ихотэ-Алинь, Доуссе-Алинь и др.). может быть, не случайно.

«Силкэр», т. е. Шилка. В связи с этим интересно напомнить, что первый русский, плававший по Амуру, Василий Поярков (1643-1646 гг.) называл великую дальневосточную реку Шилкой, и только ниже впадения Сунгари, т. е. уже там, где обитают гиляки, Шилка меняет свое название на «Амур».

В китайской географической номенклатуре, помимо нарицательных терминов, имеют значение названия стран света. У китайцев существуют пять точек ориентировки, из которых четыре соответствуют общеевропейским: нань - юг, дунь - восток, бэй - север, си - запад. Пятая точка - место наблюдателя: чжун - середина или тоу - начало. При этом важно отмстить, что, в отличие от наших названий промежуточных направлений - юго-восток, северо-запад и др., китайцы на первое место ставят не юг или север, а запад и восток. Поэтому у китайцев дунбэй, а не бэйдун - т. е. востоко-север, а не северо-восток. С участием названий стран света в Китае построено огромное количество географических названий. Например - Ляоси, Ляодун, т. е. на запад от р. Ляо и на восток от нее. Бэйчжень - город на север от Ляодунского залива, в переводе: северный хутор, и много других.

Значение нарицательных географических терминов и названий стран света в формировании собственных географических имен Китая видно из следующей выдержки, взятой из литературы, где говорится о наиболее часто встречающихся названиях китайских деревень. «Одной из самых распространенных категорий этих названий являются такие, в которых главным элементом служит фамильное имя первых засельщи-ков деревни. А так как самыми обычными фамилиями в Китае следует признать Ван, Чжан, Ли, Чжао и др., то деревень с названиями вроде: «деревня Чжан» («Чжан-чжуан»), «деревня Чжан и Ван» («Чжан-Ван-чжуан») здесь довольно много. В Маньчжурии в названиях деревень часто встречаются термины: «во-пу» - выселок (или охотничий шалаш), «гуань-тунь» - военно-пахотное    поселение,    «ин-пань» - казарма, укрепление, «чжай» - заимка, «чжуан» - хутор, деревни в весьма обыкновенны здесь также названия с окончаниями: «тунь» - деревня, «чжень» - слободка, «дян» - постоялый двор, «хэ» - речка, «линь» - лес, «гоу» - холм, «ши» - камень и т. д. Нередко название оканчивается частицей цзы (цза), собственно не имеющей самостоятельного значения и лишь конкретизирующей предшествующий слог («ган-цзы» - дом); в названиях деревень эта частичка имеет значение деревни: «Уцзяцзы» - деревня семейства У. Наконец, составной частью названий деревень часто служат прилагательные: «синь» - новый, «гу» - старый, «да» - большой, «сяо» - маленький, «чжун» - средний, «бэй» - северный, «нань» - южный, «си» - западный, «дунь» - восточный, «пин» - ровный, «ся» - низкий, «шан» - верхний, «цянь» - передний и т. д., а также порядковые числительные и определения цветов (белый, черный и т. д.)  («Северная Маньчжурия», 1922).

Топонимика Внутренней Монголии в своей основе построена так же, как и топонимика Монгольской Народной Республики, только в первой значительно сильнее сказывается влияние китайских названий. Повсеместно, где издавна обитают монголы, монгольские географические названия состоят из сочетания нарицательных терминов с прилагательными или числительными, или собственными именами отдельных лиц. Из прилагательных наиболее часты слова, обозначающие цвет: цагаи, хара, улан, бор, хурэн, хуху, (белый, черный, красный, серый, коричневый, синий) и др. Обычны слова  хыйтын, дулан, том, баг (холодный, теплый, большой, малый) и много эпитетов, восхваляющих места, горы, кочевья, долины: баян, алтан, джиргалант, мунх, нарын, сайхан, ихэ, эрдени и др., что значит богатый, золотой, счастливый, вечный, солнечный, прекрасный, великий, драгоценный.

Для понимания смысла многих (но далеко не всех) географических названий северо-восточного Китая окажет помощь помещенный в конце книги небольшой словарик нарицательных географических терминов, наиболее часто встречающихся в топонимике этих областей Китайской Народной Республики.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Создание крупной промышленностиРУССКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии