Статьи  >>  Литература древнего Востока
От: MilanaK


Опубликовано: Декабрь 9, 2011

ЛЕТОПИСЬ

Летописное творчество иранцев, в отличие от дидактического и героико - эпического, возникло в основном на базе письменной традиции. Относительно возникновения древнеиранской клинописи существует несколько гипотез. Согласно одной из них письменность появилась ранее у мидян и маннеев, которые использовали клинопись урартов и заимствовали стиль их надписей. Впоследствии, возможно еще в VIII в. до и. э., достижения урартов были через посредство Мидии творчески усвоены в юго - западном Иране и вскоре поставлены на службу зарождавшейся государственности. Так появились, надписи ахеменидских царей, которые в противовес мидийским и маннейским сохранились до наших дней и которые документируют начальный этап формирования иранской летописи.

Таким образом, в отличие от древнего Китая, где летописная традиция зародилась до появления верховной власти и предшествовала образованию империи, появление зачатков летописи в. Иране зарегистрировано в период Ахеменидской империи.

Эти созданные по приказу ахеменидских царей памятники были обнаружены на скалах, гробницах, развалинах дворцов и креплениях каналов, печатях и вазах в различных областях бывшей Ахеменидской империи. Первая достоверная надпись «принадлежит» Киру Великому (VI в. до н. э.). Она сделана на его гробнице и гласит: «Я -Кир, царь Ахеменид».

Более пространны надписи Дария I (522 -486 гг. до и. э.) и ахеменидских правителей, следующих за ним. На первое место в этих надписях выдвигается создание той исторической базы, на основе которой можно было бы усилить политические притязания правителей, внушив страх не только своему, но и входившим в их империю покоренным народам.

Эти надписи представляют собой панегирики царей самим себе, где содержится и оправдание далеко не безупречных действий и политики правителей Ирана. Некоторые из этих надписей довольно значительны по объему.

Самой большой является надпись царя Дария I, высеченная на скале Бехистун, около города Керманшаха, на высоте 152,5 метра над землей. В надписи 414 строк, расположенных пятью столбцами, которые можно считать прообразом книжных страниц. Текст пятого столбца сильно испорчен. По содержанию -это самовосхваление царя. Дарий говорит о древности своего рода, об удачных походах, а главное -о жестоком подавлении непокорных. Недаром над надписью находится огромный барельеф. Перед царем Дарием стоят девять царей и вождей кланов со связанными руками и петлей на шее. Десятого царь попирает ногами. Очевидно, что основной целью всей работы было внушить страх покоренным народам, поднять престиж царской власти грандиозностью всего сооружения и увековечить им свое имя.

В композиционном отношении вся Бехистунская надпись распадается на три основные части: вступление, в котором объясняется, от чьего имени ведется речь; основная часть, рассказывающая о кровавых подвигах «царя царей»; и небольшое заключение, где Дарий уверяет, что все совершено им благодаря покровительству Ахура - Мазды.

Почти каждый абзац начинается анафорически: «Говорит царь Дарий».

Повествование ведется в стиле, который наглядно показывает, что в то время письменная речь еще отставала от устной. Однако повторы и анафоры, застывшие словесные формулы, скупое до предела, но в то же время точное выражение мысли, суровая простота рассказа придают торжественное звучание «речи» царя. Это можно видеть по выдержкам из этой надписи:

«Я, Дараявауш (греч. Дарий), царь великий, царь царей, царь Персии, царь стран, сын Виштаспы, внук Аршамы, Ахеменид...

Говорит Дараявауш - царь: восемь из моего рода царями были, я -девятый. Девять царей нас в двух коленах.

Говорит Дараявауш - царь: волею Ахура - Мазды я царь. Ахура - Мазда царство мне дал...

Говорит Дараявауш - царь: вот что мною сделано, когда я царем стал. Человек по имени Камбуджия (греч. Камбиз), Куруша сын, из моего рода, прежде здесь царем был. У этого Камбуджии был брат по имени Бардия, от того же отца и той же матери, что Камбуджия. Затем Камбуджия убил того Бардию. Когда Камбуджия Бардию убил, народу не было известно, что Бардия убит. Потом Камбуджия пошел в Египет. Когда Камбуджия пошел в Египет, народ против него восстал; затем и в Персии, и Мидии, и в других странах ложь умножилась.

Говорит Дараявауш - царь: и вот был человек маг, Гаумата по имени. Он восстал в Паишияуваде, откуда гора по имени Аракадриш. Месяц Впяхна, 14 дня было, когда он восстал. Так он пароду врал: «Я Бардия, сын Куруша, Камбуджии брат». Потом вся страна стала против Камбуджии, к тому перешла и Персия, и Мидия, и другие страны. Он царство захватил; месяца Гармопада, 9 дни было, когда он царство захватил. Потом Камбуджия умер своей смертью.

Затем я взмолился Ахура - Мазде. Ахура - Мазда мне помощь принес; месяца Багаяди, 10 дня было, когда я с немногими людьми убил того мага Гаумату и главных его преданных людей. Я отнял его царство. Волею Ахура - Мазды я царем стал. Ахура - Мазда мне вручил царство».

Дарию I принадлежат также надписи в Персеполе, Накши - рустеме, в Сузах, у нынешнего Суэцкого канала, в которых сообщаются границы его государства, названия покоренных стран, сведения о постройке дворца (в Сузах), о прорытии канала между Нилом и Красным морем и др. Стиль этих надписей мало отличается от Бехистунской.

Довольно много сохранившихся надписей принадлежит сыну Дария I Ксерксу I (486 -465 гг. до н. э.). Наибольший интерес из - них представляет «Антидэвовская надпись», в которой содержатся прямые указания ,на борьбу Ахеменидов с древними культами племен. Фиксация на каменных таблетках этих действий говорит о том значении, которое придавали Ахемениды введению государственной религии, призванной сплачивать иранские племена и народы. После обычных формул: «Бог великий Ахура - Мазда» и «Я Ксеркс, царь великий» и т. д. идет перечисление провинций Ахеменидской империи, а затем сообщается о подавлении восстания в одной из них и насильственном введении культа Ахура - Мазды и Арты («Праведности») в другой. Этим разрушались старые племенные культы индоиранских божеств -дэвов, которые в маздаизме и в учении Зороастра стали обозначать демонов зла:

И среди этих стран была (такая), где прежде дэвы почитались. Потом по - воле Ахура - Мазды я этот притон дэвов разгромил и провозгласил: «Дэвов не - почитай». Там, где прежде дэвы почитались, там совершил поклонение Ахура - Мазде и Арте небесной. (Перевод В. И. Абаева)

Документ кончается предписанием исповедовать веру Ахура - Мазды и Арты и просьбой к верховному божеству хранить дом - царя и страну от «скверны».

Значение клинописных документов Ахеменидов исключительно велико. Они являются подлинными, точно датированными источниками, в кодорых отсутствуют позднейшие наслоения и искажения. Надписи говорят о границах и рассказывают о жизни Персидской империи. В отличие от устной традиции, согласно которой в историю включались мифология и эпос, ахеменидские документы сообщают о реальных событиях, современных создателям надписей. Факты в надписях излагаются в хронологическом порядке и связываются с определенной датой и географическим местом, что - свидетельствует о качественных сдвигах в человеческом мышлении. В то же время они помогают уяснить, как формировалась, точность, ясность, конкретность описания, умение последовательно излагать в письменной форме события. Все это было необходимо для летописной литературы.

Ахеменидские надписи составлены в прозе. Правда, некоторыми современными исследователями были сделаны попытки выделить в них метризованные части и элементы рифмы, но полностью доказать факт их существования пока не удается.

Как и первые письменные памятники других народов, все эти документы Ахеменидов составлены в форме прямой речи -монолога, что отражает известную преемственность по отношению к предыдущему -устному «ораторскому» периоду в развитии художественного творчества. Это«речи царей», в которых они заявляют о своем существовании и своей исторической роли, излагают свою официальную «автобиографию», состоящую из длинного перечня совершенных ими «дел», или отдельные ее моменты.

Подобное явление отмечено в творчестве древних египтян (тексты пирамид в форме «автобиографий»), у древних хеттов (например, надпись.Хаттушиля III), у народов Двуречья (надписи вавилонских и ассирийских царей). Однако ближе всего к древнеперсидским по стилю стоят предшествующие им по времени урартские, построенные по той же схеме и содержащие те же словесные формулы:

Менуа говорит: «Покорил я город Шашиму, поставил я эту стену богу Халду, владыке моему. Величием бога Халда Менуа -царь могущественный, царь страны Биаина...

Менуа (говорит): «Кто эту страну разрушит?»

(Перевод Г. В. Церетели)

Близость стилистики древнеперсидских и урартских надписей сказывается в перечислении «дел», совершенных царями, в отсутствии возникшей в устной традиции образности, в чрезвычайо скупом, в отличие от ассиро - вавилонских надписей, применении средств художественной изобразительности. Здесь встречаются лишь эпитеты, последовательно вводимые синтаксические параллелизмы, анафорические и полные повторы.

Таким образом, характер древнеперсидских и повлиявших на их формирование урартских надписей показывает, что те и другие стоят совсем близко к истокам письменной речи, еще не успевшей достаточно обогатиться за счет достижений речи устной.

Традиция фиксации имен и важнейших фактов царствования различных правителей, заложенная при Ахеменидах, продолжалась и в парфянский период (надпись Ардавана V в Сузах).

В то же время существование разрозненных записей отдельных исторических фактов перестает удовлетворять растущие запросы государства. В своем стремлении к укреплению центральной власти и государства вообще, к развитию экспансии правящая верхушка апеллирует к своему народу, воскрешая в памяти страницы его славного прошлого. Вместе с тем обращение к этому прошлому преследует и другую цель -доказать право царствующего дома на престол, которое определялось наследованием власти по прямой линии. Эту задачу и должна была выполнить летопись, построенная на иных принципах. Уже в Библии, а отчасти и в трудах древнегреческих авторов есть намеки на существование дворцовых хроник у Ахеменидов и даже у их предшественников -мидийских царей. Такие летописи могли записываться на таблетках. Однако факт существования исторических хроник, которые в отличие от наскальных надписей хранились в библиотеке, абсолютно достоверен лишь для Сасанидского времени (224 -651 гг.).







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Героический эпос древнего ИранаВопрос о драме в древнем Иране »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии