Статьи  >>  Литература древнего Востока
От: MilanaK


Опубликовано: Декабрь 9, 2011

ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС ДРЕВНЕГО ИРАНА

В древнем Иране бытовали эпические произведения разных видов. О существовании последних говорят древнегреческие авторы, литература на среднеперсидском и согдийском языках, арабоязычные произведения средневековья, а также «классическая» литература и современный фольклор иранских народов. «Авеста» не отразила богатый эпос саков и согдийцев, главным героем которого был Рустам. Нет в ней упоминания и о богатырше -царице Зарине, не вошли в нее и сказы о лицах исторических, боровшихся за свободу своего родного края: царице саков Спаретре, нанесшей поражение войскам Кира, об «Иване Сусанине» Востока - саке Шираке, намеренно погубившем отряд персов в пустыне и погибшем от руки иноземных пришельцев. «Авеста» не донесла до нас и некоторые сказания, в которые проникли элементы господствующей идеологии и в которых утверждался существующий порядок и власть правящей династии Ахеменидов. Такова легенда о Кире. В ней рассказывается о вещем сне, из которого мидийский царь узнает о великом будущем героя, но, несмотря на все усилия погубить Кира еще во младенчестве, все же терпит поражение в борьбе с роком. Почти чудом избежавший смерти ребенок растет, обнаруживая все достоинства будущего «владыки мира», по которым его узнают при дворе мидийского царя, и,наконец, свергает последнего с престола.

Одним из жанров древнеиранской словесности явилась героическая поэма. В «Авесте», среднеперсидских сводах, а также в трудах древнегреческих авторов отражались, по существу, лишь сюжеты и частично приемы, вырабатываемые эпической фольклорной традицией. Однако сохранились фрагменты памятников, воспроизводящие эпическую традицию в гораздо более полной, но в то же время и в более поздней форме. Эти фрагменты относятся ко времени, когда героическое сказание еще продолжало восприниматься как повесть о реальных событиях.

Первый фрагмент связан с именем богатыря Зарера. Это имя в форме «Зариварай» уже встречалось в «Авесте». Сказания о Зарере, отраженные этим сводом, относились, видимо, к различным эпохам. Сказание о сражении за «хварну» возникло ранее сказания о даровании этому богатырю победы над «злым» витязем Арджадаспой. Еще более поздний этап в развитии былинного творчества отражен в популярной у восточных иранцев легенде, сюжег которой передается Харссом Митилснским (IV в. до и. э.). Эта легенда сохранила историю любви того же богатыря. У Хареса Митиленского он назван Зариадром.

Зариадр в этой легенде и осмысляется как лицо «историческое». Он правитель области, расположенной между Каспийскими воротами и СырДарьей, и брат мпдппского царя Гуштаспа. Легенда рассказывает историю его любви к дочери царя страны, лежащей за Сырдарьей,-Одатиде (Одатис), имя которой также встречалось в «Авесте». Однажды Одатида увидела во сне Зарпадра и влюбилась в него. И перед Зариадром в сновидении предстал образ прекрасной Одатиды, и он в свою очередь возмечтал о ней. Зариадр посылает сватов к отцу девушки, однако, иноземец получает отказ.

В то же время царь хочет скорее выдать дочь замуж. На пиру она должна выбрать себе жениха и подать своему избраннику золотую чашу с вином. Одатида, плача, отказывается выполнить волю отца и тайком посылает гонца к Зариадру. Юноша переодевается скифом и является во дворец. Одатида узнает его и подает ему условную чашу. Зариадру удается увезти невесту в недосягаемые для ее отца края.

Эта легенда показывает, что в IV в. до н. э. самосознание человека неизмеримо выросло, что человеческие судьбы, проблема личного счастья стали предметом художественного осмысления.

В то же время очевидно, что и искусство рассказа поднялось на новую ступень. В легенде налицо все элементы сюжета (экспозиция -предварительные сведения о героях, завязка -чудесные сновидения Одатиды и Зарнадра, кульминация -пир, и развязка -похищение Одатиды). Острые положения, в которых оказываются герои, придают занимательность всему повествованию.

Харес Митиленский сохранил один из древнейших любовных сюжетов иранцев. Влюбленные предстают здесь в образах верных, смелых и находчивых людей, побеждающих препятствия на пути к своему счастью.

Идея о всепобеждающей силе любви восходила, без сомнения, к народным представлениям и идеалам. Некоторые мотивы этой легенды, встречающиеся здесь впервые, стали популярными в средневековой эпической литературе. Это мотив сновидения, в котором является образ пленительного незнакомца или незнакомки, и мотив родительского противодействия браку.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« «АВЕСТА»Летопись Ирана »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии